Несчастливый Новороссийск (Джулио Чезаре): итальянский линкор, которому всегда не везло.
286
просмотров
Вопрос о сроке жизни самолёта, корабля или автомобиля, разумеется, точного ответа не имеет. Кто-то третий десяток лет ездит на своем любимом «Бьюик Роудмастер», другие меняют машины каждые четыре года. Это рассказ о боевом корабле с непростой историей, двух его жизнях и неожиданной гибели.

Почти 60 лет назад, 29 октября 1955 года, произошла катастрофа, завершившая долгий и сложный путь одного из самых знаменитых кораблей в истории. В Северной бухте Севастополя от взрыва затонул итальянский линкор «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь»), который, впрочем, к моменту гибели давно стал флагманом Черноморской эскадры Советского Военно-морского флота и ходил под новым именем «Новороссийск». Погибло боле шестисот моряков. Долгое время подробности этих событий не разглашались, версии трагедии держались в секрете – совершенно неудивительно, ведь крайне странные события в Севастопольской бухте привели к перестановкам в командовании ВМФ СССР.

«Джулио Чезаре»

Линкору «Новороссийск» на момент катастрофы исполнилось сорок четыре года – весьма почтенный срок для боевого корабля. Большую часть жизни он был известен под именем «Джулио Чезаре» – и долгое время плавал под флагом итальянских ВМС.

Дредноут «Джулио Чезаре» на стапеле, 1911 год. Источник: Айзенберг Б. А., Костриченко В. В., Таламанов П. Н. «Эпитафия великой мечте». Харьков, 2007

История «Юлия Цезаря» началась 27 июня 1909 года, когда Италия решила провести модернизацию боевого флота и утвердила масштабный проект по постройке трёх крейсеров, двенадцати подводных лодок, а также дюжины эсминцев, тридцати четырёх миноносцев и, наконец, трёх линкоров дредноутного типа по проекту 1908 года. Так в 1910 году в Генуе были заложены будущие «Леонардо да Винчи», «Конте ди Кавур» и «Джулио Чезаре», который изначально и подразумевался как флагманский корабль.

Англичане любили шутить по поводу итальянского флота, мол, итальянцы гораздо лучше строят корабли, чем умеют на них воевать. Шутки шутками, но Италия всерьёз рассчитывала на свои новые линкоры в грядущем европейском конфликте, и к началу Первой мировой войны «Джулио Чезаре» находился в главной военно-морской базе Таранто, постоянно проводя учения и стрельбы. Доктрина линейного артиллерийского боя подразумевала, что линкоры должны вступать в бой только с линкорами противника, и артиллерийская подготовка экипажа велась самая серьёзная. В 1916 году корабль перевели к берегам Корфу, в декабре 1917 – в южную часть Адриатики, и к концу войны он вернулся в Таранто. Весь багаж опыта «Цезаря» за Первую мировую состоял из 31 часа на боевых заданиях и 387 часов на учениях, ни одного столкновения с противником не последовало.

Спуск на воду в Генуе, верфи Ансальдо. 15 октября 1911 года. Источник: Айзенберг Б. А., Костриченко В. В., Таламанов П. Н. «Эпитафия великой мечте». Харьков, 2007

В межвоенный период «Джулио Чезаре», оставаясь гордостью итальянского флота, активно совершенствовался и дорабатывался. В 1922 году ему изменили фок-мачту, в 1925 – систему управления огнём и установили катапульту для гидросамолётов. Наибольшие преобразования корабль претерпел в 30-х годах во время капитального ремонта – на тот момент ему было уже более двадцати лет! Водоизмещение линкора достигло 24 000 тонн, максимальная скорость – 22 узлов. Начальное вооружение включало 13 305-мм орудий, 18 120-мм орудий, 13 76-мм орудий, три торпедных аппарата, зенитные установки и крупнокалиберные пулемёты, в результате модернизации основной калибр был рассверлён до 320 мм.

Первый серьёзный бой итальянский линкор провёл после начала Второй мировой войны. 6 июля 1940 года у мыса Пунта Стило «Чезаре» вступил в перестрелку с флагманом британской эскадры линкором «Уорспайт», но, к сожалению, не смог показать себя с лучшей стороны: попадание (большинство историков сходятся на мнении, что оно было случайным) 381-мм снаряда вызвало пожар на «Чезаре», погибло 115 членов экипажа, были разрушены лёгкие орудия и повреждены четыре котла. Кораблю пришлось отступать.

«Джулио Чезаре» в 1917 году

В ноябре 1940 года британская авиация атаковала итальянские линкоры в гавани Таранто, в результате чего «Чезаре» был переведён сначала в Неаполь, потом в Сицилию. Второй серьёзный бой линкор провёл с английским конвоем на Мальту 27 ноября. Корабли противоборствующих сторон получили незначительные повреждения, итальянцы отступили при приближении вражеской авиации. В 1941 году «Чезаре» опять не повезло: корабль пострадал от очередного британского авианалёта и был отправлен на длительный ремонт. К 1942 году стало понятно, что 30-летний корабль безнадёжно устарел. Из-за недостатков конструкции он мог погибнуть от одного торпедного попадания, а также был не способен всерьёз сопротивляться вражеской авиации.

До конца боевых действий линкор оставался в гавани, служа в качестве плавучей казармы.

«Джулио Чезаре» в бою у Пунта Стило. Фото сделано с линкора «Конте ди Кавур»

«Новороссийск»

Италия капитулировала в 1943 году. Согласно условиям союзников, итальянский флот должен был быть поделён между странами-победителями. СССР претендовал на новые линкоры, поскольку из линейных кораблей в строю советских ВМС остались лишь дореволюционные дредноуты «Севастополь» и «Октябрьская революция», но в условиях назревающей холодной войны ни США, ни Британия не стремились усиливать флот потенциального противника, и вместо линкора типа «Литторио» постройки второй половины 30-х годов СССР был передан только старый «Джулио Чезаре». Учитывая возраст корабля, советское командование решило использовать его для подготовки экипажей. Что касается более новых итальянских линкоров, они были возвращены Италии в рамках партнёрства по НАТО.

9 декабря 1948 года бывшая гордость итальянского флота линкор «Джулио Чезаре» вышел из Таранто и спустя 6 дней прибыл в албанский порт Влёра. В феврале 1949 года он был передан советской комиссии под командованием контр-адмирала Левченко. 26 февраля линкор пришвартовался в Севастополе, а приказом от 5 марта 1949 года – переименован в «Новороссийск». Началась новая жизнь «Джулио Чезаре».

Таранто, 1948 год. Одна из последних фотографий линкора под итальянским флагом. Источник: Айзенберг Б. А., Костриченко В. В., Таламанов П. Н. «Эпитафия великой мечте». Харьков, 2007

Как отмечают исследователи, корабль был принят в крайне запущенном состоянии. Серьёзного ремонта или замены требовали трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы, то есть всё, что не подверглось капитальному ремонту 30-х годов. Перед сдачей корабля итальянцы отремонтировали только электрику, чтобы корабль как минимум добрался до нового порта приписки. При этом восстановление «Новороссийска» в Севастополе затруднялось тем, что в СССР практически не было специалистов, владеющих итальянским языком, на котором была составлена вся документация по кораблю. Более того, технические документы были предоставлены не в полном объёме, что ещё более усложняло ремонтные работы.

Несмотря на трудности с эксплуатацией корабля, уже в августе 1949 года «Новороссийск» принял участие в манёврах эскадры в качестве флагмана. Он ещё не стал полноценной боевой единицей, и до полного восстановления было далеко, но советское командование хотело продемонстрировать успехи в освоении итальянского корабля. Разведка НАТО убедилась, что «Новороссийск» вошёл в строй ЧФ СССР, а это уже был достаточный результат.

Линейный корабль «Новороссийск» в Северной бухте Севастополя, 1949 год

Последующие шесть лет линкор провёл в постоянных ремонтах. За это время на нём установили 24 зенитных автомата калибра 37-мм, новые радиолокационные станции, средства связи и заменили итальянские турбины. Тем не менее, эксплуатация корабля осложнялась крайне некомфортными условиями для экипажа, постоянными поломками и изношенностью систем.

Октябрьская катастрофа

28 октября 1955 года корабль вернулся в гавань и занял место в Северной бухте Севастополя, примерно в 110 метрах от берега. Глубина составляла 17 метров, плюс около 30 метров вязкого ила.

Трагедия произошла спустя сутки. На борту «Новороссийска» находилось более полутора тысяч человек: часть экипажа (не ушедшие в увольнение), новое пополнение, курсанты и солдаты. Поминутная реконструкция происшедшего впоследствии была создана на основе показаний выживших очевидцев.

29 октября в 01:31 по московскому времени под корпусом корабля с правого борта в носу произошёл мощный взрыв. В подводной части корпуса образовалась пробоина площадью более 150 квадратных метров, с левого борта и вдоль киля – вмятина более двух метров. Общая площадь повреждений подводной части около составила 340 квадратных метров на участке в 22 метра. В пробоину сразу хлынула вода, образовался крен на правый борт.

В 01:40 о взрыве сообщили командующему флотом, в 02:00 был отдан приказ буксировать корабль на мель. 02:32 – зафиксирован сильный крен на левый борт, к 03:30 на палубе выстроились незанятые моряки, у борта линкора стояли спасательные суда, но эвакуация не начиналась. Как потом объяснял адмирал Пархоменко, он «не счёл возможным заблаговременно приказать личному составу оставить корабль, так как до последних минут надеялся, что корабль будет спасён, и не было мысли, что он погибнет». «Новороссийск» начал опрокидываться, моряки спасались на шлюпках, или просто прыгали в воду, многие остались внутри линкора.

К 04:14 корабль лёг на левый борт, и к 22:00 29 октября полностью исчез под водой. За несколько часов погибло 609 человек: от взрыва, накрытые корпусом корабля в воде, в затопленных отсеках. По воспоминаниям водолазов, только к 1 ноября замурованные и обречённые на смерть моряки перестали подавать сигналы.

В мае 1957 года корабль подняли, отвели в Казачью бухту, изучили и разобрали на металл.

Не всё так однозначно

Для выяснения причин взрыва была создана специальная правительственная комиссия, которую возглавил заместитель председателя Совета Министров СССР Вячеслав Малышев. Современники отзывались о нём как об инженере высочайшей эрудиции, высококлассном специалисте в судостроении, который, что характерно, ещё в 1946 году рекомендовал отказаться от приобретения «Джулио Чезаре». В соответствии с назначенными жёсткими сроками, комиссия выдала своё заключение через две с половиной недели. Официальная версия гласила, что взрыв был вызван немецкой магнитной миной, оставшейся после Второй мировой войны, с зарядом силы 1000–1200 кг в тротиловом эквиваленте. Прямыми виновниками гибели людей объявили Пархоменко, и.о. командира линкора капитана Хуршудова и члена Военного совета Черноморского флота вице-адмирала Кулакова.

Работа ЭОН-35 у всплывшего корпуса линкора. Май 1957 года. Источник: Айзенберг Б. А., Костриченко В. В., Таламанов П. Н. «Эпитафия великой мечте». Харьков, 2007

Впрочем, официальная версия, хоть и самая правдоподобная на тот момент, была не единственной.

Мина?

Первоначальные версии, а именно самопроизвольный взрыв бензосклада или артиллерийских погребов, отмели сразу. В первом случае бензосклады просто отсутствовали на корабле, во втором – от него попросту бы ничего не осталось, как и от гавани вообще. Наиболее вероятной версией, которая и попала в официальный отчёт, стал подрыв на мине, тем более что мины в севастопольских бухтах находили ещё со времён Гражданской войны, а в 1941 году немцы заминировали всю акваторию при наступлении на Севастополь. Разумеется, бухты периодически очищались от старых мин, но от подрыва это не страховало.

Торпедная атака?

Следующей была версия о торпедировании линкора неопознанной подводной лодкой. Врагов у СССР было более чем достаточно, и такой вариант выглядел не менее реалистично. Однако версия с торпедой была отвергнута комиссией при изучении повреждений. Зато комиссия выяснила другое: на момент трагедии охрана водного района находилась не на посту, и проход к базе Черноморского флота фактически не охранялся.

Подъём «Новороссийска»

Диверсия?

Выявленная халатность (впрочем, она могла быть преднамеренной) охраны породила совершенно чудовищную версию событий – диверсия итальянских боевых пловцов. Не стоит забывать, что ещё за десять лет до этого «Новороссийск» был флагманом итальянского флота, и именно Италия обладала самым грозным подводным десантом – «10-й штурмовой флотилией», подразделением прекрасно обученных боевых пловцов. Что характерно, командовал отрядом убежденный антикоммунист Джунио Валерио Боргезе, публично поклявшийся отомстить СССР за такое унижение своей страны.

Проделки КГБ?

Эта версия появилась уже в наше время, на волне конспирологических теорий о заговорах в рядах советского командования. Дескать, заряд был установлен отечественными спецслужбами из внутриполитических целей и с ведома руководства.

«Новороссийск» после всплытия. Вид с носа, кормовая кромка пробоин обрезана под водой при установке железобетонного пластыря

Раскрывая карты

В сентябре 2013 года мировые СМИ разнесли весть о том, что спустя 58 лет с момента трагедии тайна, наконец-то, раскрыта. Согласно интервью бывшего боевого пловца упомянутой выше 10-й флотилии Уго д`Эспозито, именно итальянские пловцы устроили диверсию в целях мести. Впрочем, интервью вызывает больше вопросов, чем даёт ответов, и в целом не приводится ни одного существенного доказательства в пользу этой версии. Поэтому на сегодняшний день ставить точку в этой истории – преждевременно, и данный вариант рассматривается как частично конспирологический.

Запоздавшие награды

На основании доклада специальной комиссии в 1955 году исполняющему обязанности главкома ВМФ СССР адмиралу Горшкову были отправлены представления о награждении орденами и медалями всех погибших с линкором моряков, а также уцелевших при взрыве, пришедших на помощь и отличившихся во время операции водолазов и врачей. Но награждение не состоялось. Лишь спустя сорок лет выяснилось, что на представлении рукой начальника управления кадров ВМФ была сделана пометка: «Адмирал т. Горшков не считает возможным выходить с таким предложением».

Памятник погибшим морякам «Новороссийска»

В 1996 году, после продолжительных обращений ветеранов корабля, правительство РФ дало соответствующее поручение о награждении. Главная военная прокуратура занялась изучением материалов расследования от 1955 года, засекреченные наградные листы хранились в военно-морском архиве. Проверка прокуратуры показала, что более 500 человек были представлены к орденам, из них шесть (посмертно) к высшей награде – ордену Ленина. Но так как в 1996 году уже не было ни СССР, ни флага, под котором погиб «Новороссийск», ни уже тем более наград, представленные были награждены орденами Мужества.

На сегодняшний день мы не можем с уверенностью говорить, что же именно произошло в ту роковую ночь. Но в самой истории «Новороссийска» была поставлена точка ещё более полувека назад: корабль разрезали на металл, дело закрыто. Нам же остаётся лишь учиться на ошибках прошлого и стараться их не повторять.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится