menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Под властью «дома Омри»
364
просмотров
Успехи библейской династии, при которой Израиль в IX веке до н.э. достиг военно-политического и экономического расцвета.

После палестинского похода фараона Шешонка верным союзником египтян стало Израильское царство со столицей в Тирце. В первой половине IX века до н.э. царь Омри и его потомки подчинили своей власти многие соседние области, основав своего рода империю. Правление династии Омридов стало периодом военной славы Израильского царства.

Оговоримся, что история Израиля, написанная по Ветхому Завету, и история, составленная на основании археологических находок, — это две совершенно разные истории. Корреляция этих данных представляет собой серьёзную задачу, которая пока что не имеет общепринятого решения. В настоящем случае автор в целом придерживается реконструкций израильского археолога и историка Исраэля Финкельштейна, а датировки археологических памятников приведены по так называемой низкой (или краткой) хронологии.

Библейские свидетельства

Согласно Ветхому Завету, в правление четырёх царей дома Омри (ивр. bayt Omri) Израильское царство достигло своего расцвета. Основателю династии наследовал его сын Ахав, тому — сыновья Ахазйаху (библейский Охозия) и Йехорам (библейский Иорам). Нахождение Омридов у власти обычно относят к 884–842 годам до н.э., хотя очевидно, что эти даты лишь приблизительные.

Карта приблизительных границ «империи» Омридов.

Книги Ветхого Завета предоставляют базовые данные о состоянии Израильского царства и особенностях правления его монархов. Часты описания войн, которые израильтяне вели с соседними государствами, прежде всего с арамейским Дамаском. Сообщается о большой дани — «по сто тысяч овец и по сто тысяч неостриженных баранов» (4 Цар 3:4), которую присылал царь Моава. Известно также, что царь Иудеи относился к правителю северного царства как к старшему. Не случайно именно Израиль встал во главе коалиции сиро-палестинских государств, бросивших вызов ассирийской экспансии.

Новая столица

Историческая наука поддерживает взгляд на правление дома Омри как период расцвета, признаками которого были экономическое процветание, территориальная экспансия и монументальное строительство. Последнее не случайно, ибо строительство дворцов и укреплённых пунктов является в истории древневосточных обществ главным свидетельством имперских амбиций и возможностей. Справедливо это и для Израиля IX века до н.э.

 

Главным результатом строительной политики династии стала новая столица Самария (ивр. Шомрон), основанная Омри:

«В Фирце (Тирце) он царствовал шесть лет. И купил Амврий гору Семерон у Семира за два таланта серебра, и застроил гору, и назвал построенный им город Самариею, по имени Семира, владельца горы». (3 Цар 16: 23-24)

Новая столица Израильского царства была выстроена на месте небольшого поселения раннего железного века. Скорее всего, она возводилась в несколько этапов. По данным проводившихся в 1908–1910 и 1931–1935 годах раскопок, в IX веке до н.э. Самария состояла из цитадели с царским дворцом внутри и расположенной уровнем ниже «платформы».

Царский дворец в Самарии.

Верхняя часть столицы представляла собой обнесённый стенами прямоугольный участок площадью 2,5 га с воротами в более пологой восточной части и царским дворцом на юго-западе. По замечанию Финкельштейна, эти стены в большей степени являлись вспомогательной оборонительной системой, а не подлинными укреплениями. Они были построены в основном из тёсаного камня и на отдельных участках укреплены землёй. Руперт Чепмен идентифицировал царские палаты в Самарии как bit hilani — распространённый на Ближнем Востоке тип дворца. Он был сложен из массивных грубо обработанных каменных блоков, водружённых на скальное основание. Судя по всему, здание представляло собой одно из самых больших дворцовых сооружений железного века в левантинском регионе. На севере и северо-востоке от дворца находились вспомогательные административные постройки.

Так называемую «нижнюю платформу» Самарии окружала сложенная из камня стена, основание которой было утоплено в проделанную в скальной породе траншею. Согласно распространённому среди археологов мнению, при Омридах функционировал только царский комплекс, а «нижняя платформа» представляет собой расширение первоначальной городской территории в первой половине VIII века до н.э.

Самария, вид сверху.

Крепости Омридов

По словам Давида Усишкина,

«Омри и Ахав развили армию, превратив её в крупную и мощную военную силу, включившую подразделения колесничих и кавалеристов».

Центральными базами армии служили новые укреплённые города, прежде всего Самария и Мегиддо. Задачу обороны рубежей выполняли несколько крепостей. Всем им присущи следующие ключевые элементы, характерные для монументальной архитектуры Омридов:

  • «подиум» — искусственная насыпь, ведущая на верхнюю часть холма;
  • расположенная на вершине цитадель;
  • шестикамерные ворота, которые практически идентичны по размеру в разных поселениях;
  • ров и пологая земляная насыпь перед ним — гласис.
Стены дворца в Самарии.

В основном крепости строились на границах Израильского царства и поэтому служат маркерами территориальной экспансии дома Омри. Среди исключений назовём столицу, Мегиддо и Изреель — город в плодородной долине.

Характерным примером оборонительного строительства Древнего Израиля была крепость Телль эр-Румейт, располагавшаяся в северо-восточной части плато Гилеад. Одной из возможных исторических идентификаций крепости является библейский Рамот-Гилеад, у стен которого произошло знаменитое сражение, описанное в Библии. Проведённые в 1960-х годах раскопки вскрыли указанные выше характерные черты архитектуры Омридов: расположенная на своеобразном «подиуме» крепость окружена широким рвом, за которым находится насыпь. Можно предполагать, что крепость в Телль эр-Румейте имела важное значение в борьбе между Израилем и Дамасским царством за Северное Заиорданье. Это укрепление защищало Царскую дорогу — важный путь, проходивший через всё Заиорданье и соединявший побережье Красного моря с Дамаском.

Юго-восточный рубеж Израильского царства прикрывали крепости Йахаз (библейская Иааца) и Атарот (библейский Атароф), с которыми отождествляются городища Хирбет эль-Мудейин эт-Темед и Хирбет-Атарус.

Вид с воздуха на городище Хирбет эль-Мудейин эт-Темед. Хорошо видны прямоугольная форма цитадели и окружающий её ров.

Йахаз была построена на вытянутом холме и имела практически точную прямоугольную форму. Цитадель размером 140×80 м идеально вписывалась в вершину холма. Ров окружал крепость со всех сторон, кроме северо-востока, где располагались шестикамерные ворота. Вероятно, крепость имела собственный источник воды, о чём свидетельствует проседание у западной части ворот. Также возле ворот располагалось святилище.

Если Йахаз возвышалась посреди долины Вади эт-Темед, то крепость Атарот господствовала над равниной Мадаба. Атарот представляла собой прямоугольник 155×90 м на вершине холма, выровненной и приподнятой примерно на 5 м усилиями людей. На юге и западе хорошо сохранились остатки стены и рва шириной около 4 м. Часть рва в настоящее время засыпана землёй. Предполагается, что с востока его не было, поскольку там располагалась насыпь («подиум»), позволявшая достичь цитадели снизу.

Топографический план крепости Атарот.

Помимо названных укреплений, Омри и его потомки вели активное строительство в других населённых пунктах, среди которых стоит упомянуть Хацор, Гезер, Эн-Гев, Хар-Адир, Дан, Тирца, Бет-Шеан, Тель-Киннерет.

Проникновение в Моав

Помимо библейских книг и архитектурных данных, важнейшие свидетельства по истории Израильского царства дают три надписи: Курхская надпись Салманасара III, надпись на стеле из Тель-Дана и надпись Меши. К первым двум мы вернёмся позднее, а надписи моавитского царя Меши следует коснуться прямо сейчас.

Стела с нею была воздвигнута в заиорданском городке Дивоне в конце IX века до н.э. Речь в надписи идёт о событиях, происходивших за четыре или более десятилетий до того. Надпись была сделана на моавитском языке и до 1958 года являлась его единственным памятником. Поскольку язык моавитян относился к западносемитским, 34-строчная надпись с большой долей уверенности расшифрована. Наибольший интерес вызывает упоминание времени, «когда прогневался Кемеш на страну свою». Обида божества выразилась в том, что «Омри притеснял Моав дни многие».

Стела Меши. Фотография сделана приблизительно в 1891 году.

На основании данных Стелы Меши можно не только реконструировать отдельные эпизоды истории царства моавитян, но и точнее представить картину истории Израиля в правление Омри. Согласно реконструкции И. Финкельштейна и О. Липшица, основой могущества древнейшего моавитского царства в Заиорданье являлись медные рудники так называемого металлогенного пояса — района Вади-Файнан в современной Южной Иордании, к югу от Мёртвого моря. После походов фараонов XX династии Первое царство пало, и вскоре его северные территории подчинил себе Омри. В надписи Меши сказано, что «построил себе царь Израиля Атарот» — одну из крепостей, позволявших израильтянам контролировать пути перемещения меди. Там же упоминается и вторая из описанных выше крепостей — Йахаз.

Что касается южной части прежнего Моава, то там возникло Второе царство моавитян, столицей которого стал город Дивон. Судя по библейским данным, его правители первоначально находились в зависимости от дома Омри и выплачивали им дань. Однако именно царям из Дивона удалось в середине IX века до н.э. воспользоваться изменившейся геополитической ситуацией в регионе, чтобы изгнать израильтян из Заиорданья.

«Омри, царь Израиля»: прорисовка текста со Стелы Меши.

Войны и союзы Омри

Помимо Моава, территория Израильского царства при Омри и Ахаве включала область к северу от Галилейского моря (Тивериадского озера), некоторые части прежней Филистии, а также плато Гилеад (библейский Галаад). Что касается отторгнутых у Дамасского царства земель, то о них прямо упоминается в Стеле из Тель-Дана. Возможными пограничными пунктами на севере могли быть Хацор и Хар-Адир, хотя вполне вероятно, что новые археологические открытия позволят расширить пределы Израиля в дамасском направлении.

Территория в Заиорданье с центром в Рамот-Гилеаде (городище Телль эр-Румейт) также являлась предметом споров с дамасскими царями. Не случайно именно в этом месте произошло сражение, вернувшее региональную гегемонию противнику израильтян. Крепость Эн-Гев на восточном берегу Галилейского моря была ключом к плато Гилеад. Косвенным свидетельством строительства этой крепости Омридами являются черты её архитектуры, общие для всех укреплений израильской династии. Добавим, что именно из Гилеада происходил легендарный пророк Илия, приключениям которого уделено немало места в 3-й книге Царств.

Дамаск оставался главным противником Израиля в годы правления Ахава, что нашло отражение в Ветхом Завете. Там рассказывается, как израильский царь дважды разгромил армию дамасского правителя Бен-Хадада II:

«Венадад, царь Сирийский, собрал всё своё войско, и с ним были тридцать два царя, и кони и колесницы, и пошёл, осадил Самарию и воевал против неё (…) И поражал каждый противника своего; и побежали Сирияне, а Израильтяне погнались за ними. Венадад же, царь Сирийский, спасся на коне с всадниками». (3 Цар 20:1, 20)

После этих поражений Бен-Хадад уступил Ахаву спорные земли, и между двумя государствами установился мир.

На карте Заиорданья видно, что крепости Йахаз и Атарот обеспечивали прикрытие Царской дороги.

Судя по всему, при Омридах продолжалось активное проникновение израильтян в земли филистимлян, хотя прямых свидетельств этому нет. К числу подчинённых дому Омри филистимских городов Финкельштейн относит Дор. Пограничным постом у южного сегмента Филистии был Гезер.

Южная граница Израиля в правление Омри и его ближайших преемников была наименее беспокойной. По библейским данным, Израиль и Иудея в это время наслаждались взаимным миром. Можно предполагать, что ведущую роль в их союзе играла более сильная «Израильская империя».

Как в любом монархическом государстве, важным средством поддержания безопасности и укрепления внешнего влияния дома Омри была династическая политика. Дочь Омри стала супругой иудейского царя Иосафата. Сын и преемник Омри Ахав взял в жёны дочь царя Сидона, знаменитую библейскую Иезавель. Можно предполагать, что установленные таким образом союзы внесли свой вклад в победы израильтян над арамеями.

Иезавель и Ахав на картине Фредерика Лейтона.

Израиль, кони и колесницы

Правление Омридов отмечено экономическим процветанием Израиля, который стал одним из главных поставщиков оливкового масла в Египет и Ассирию. Однако ресурсом, имевшим стратегическое значение, была медь. Как уже было сказано, самые большие месторождения меди в Леванте находились в Вади-Файнане, в частности, в Хирбет эн-Нахасе. Пик разработки этого месторождения приходится на конец X — начало IX века до н.э. Поскольку прерванные в XII столетии до н.э. связи с Кипром, основным источником меди в древнем мире, к этому времени ещё не были восстановлены, Хирбет эн-Нахас имел огромное значение. Основным потребителем меди была военная сфера: металл шёл на изготовление оружия и деталей колесниц.

Именно колесницы являлись главной ударной силой многих армий Ближнего Востока. В первую очередь это утверждение верно для Новоассирийского царства, которое при Ашшурнасирапале II начало экспансию за пределы междуречья Евфрата и Тигра. Однако колесницы применялись в армиях и других древних царств. Например, по библейским данным, в войске царя Дамаска было 32 боевые колесницы. Не раз они упоминаются применительно к Древнему Израилю (3 Цар 20:25; 4 Цар 6:14; 7:15; 10:2 и др.).

Ассирийская боевая колесница. Прорисовка рельефа Ашшурнасирапала II.

Поскольку цари дома Омри контролировали центральную часть Царской дороги в Заиорданье (от Эн-Геди на севере до Йахаза и Атарота на юге), то именно они могли быть главными бенефициарами торговли стратегическим металлом.

Археологические данные свидетельствуют о том, что Израильское царство являлось также одним из ключевых пунктов международной торговли боевыми лошадьми. Как пишет Финкельштейн,

«колесничные войска нуждались в крупных и сильных египетских лошадях. Поэтому кони для значительных колесничных контингентов Ассирии и левантинских царств (…) могли иметь египетское происхождение. В начале VIII века до н.э., до начала южной экспансии Ассирии, Израиль был основным поставщиком египетских лошадей на север».

Это предположение подтверждают обнаруженные в Мегиддо так называемые конюшни царя Соломона. Впервые версия об именно таком предназначении этих сооружений была выдвинута в 1930 году, а позднее израильский археолог Игаэль Ядин отнёс конюшни ко временам Омри и Ахава. С тех пор проблему разрабатывало множество специалистов, и споры между ними продолжаются. В раскопках Мегиддо в 1998 и 2000 годах участвовали специалисты по содержанию и подготовке лошадей, которые пришли к выводу, что «древние архитекторы уделили много внимания оборудованию конюшен».

Южные конюшни и дворик. Реконструкция.

Особенности функционирования конюшен Омридов заслуживают отдельного обзора. Пока что отметим, что долина Изреель и город Мегиддо могли являться ключевым элементом в снабжении Ассирии подготовленными конями для боевых колесниц.

В конечном итоге усиление Ассирии привело к расширению зоны её влияния. В какой-то момент интересы ассирийских владык достигли непосредственно Дамаска и Самарии. Этим царствам предстояло либо уступить сильному противнику, либо попытаться совместными усилиями дать ему отпор.

Продолжение следует: Противостояние дома Омри Дамаску и Ассирии

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится