Советские немцы во Вторую мировую.
73
просмотров
Российские немцы давно стали людьми раздвоенной идентичности – два языка, две культуры, две родины. В 1941 г. пришлось выбирать. Большая часть выбрала Россию.

Переселенцы из Германии начали приживаться в России еще в XVIII в. и играли в Российской империи большую роль; к XX столетию они уже практически стали своими. Так же, как все подданные царя, они воевали в Первую мировую (пусть даже и пришлось им терпеть подозрения и раздражение русских), затем боролись за будущее страны в Гражданской войне, а потом восстанавливали державу. В начале 1930-х гг. в СССР жило около 1 млн 240 тыс. этнических немцев: они населяли Поволжье, Украину, Белоруссию, Кавказ, Крым, Москву, Ленинград и другие города СССР. Когда Германия напала на СССР, большая часть немецких призывников, как и все остальные граждане, выстроилась у военкоматов. Но их не приняли.

Немцы, студенты г. Энгельс, 1941
Герб поволжских немцев до 1941

Депортация немцев

Поначалу антинемецкие настроения не превышали уровня 1914 г., но по мере продвижения вермахта вглубь страны они усиливались. Не все немцы были довольны советской властью и ее политикой, ровно как и не все русские: раскулачивание, коллективизация, пропаганда, репрессии в отношении интеллигенции, атеистическая политика и подозрительность ко всем иностранцам не добавляли популярности большевикам. Случалось, недовольные встречали вермахт хлебом-солью. Когда об отдельных таких фактах узнал Сталин, решение принял быстро: было приказано советских немцев «выселить с треском» (буквально так). Выселяли немцев Украины и России на Урал, в Сибирь, Алтайский край и Казахстан. Автономная республика поволжских немцев была ликвидирована. 28 августа 1941 г. Верховный Совет СССР издал соответствующий указ.

Указ о переселении советских немцев
Депортация немцев

Власти утверждали, что среди немцев «имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые (…) должны произвести взрывы…» Как выяснилось позже, большинство немцев сохранило свою лояльность и никаких взрывов не устраивали. К маю 1942 г. переселение было в основном закончено — 950 тыс. человек заставили покинуть родные дома. С 1942 по 1947 гг. 316 тыс. из них мобилизовали в трудармию — мужчины с 15 до 55 и женщины с 16 до 45 лет (кроме беременных и матерей детей до 3 лет) трудились в условиях, схожих с заключением, зачастую под охраной, в холоде, со скудным пайком. Их привлекали к работе на стройках, лесозаготовках и в шахтах. Почти четверть из них погибла.

Трудармейцы, 1942 г.

Моральное унижение немцев приводило к понятной реакции — желанию отомстить, «расправиться» с большевиками. При депортации местные чиновники фиксировали антисоветские высказывания, злорадство по поводу поражений Красной армии. Так, Елена Вебер (1902 г. р.) из дер. Кара-Куи (Крым), когда ее выселяли, сказала: «Высылайте, гады чертовы, все равно вас разобьет Гитлер».

Немецкие коллаборационисты

Не всех немцев успели депортировать. В оккупированной Украине, по разным оценкам, осталось 200−250 тыс. «фольксдойче» (из 392 тыс.). Антисоветские настроения и простое стремление выжить в тяжелых условиях оккупации побудили часть этнических немцев сотрудничать с захватчиками. Советским немцам давались соответствующие «арийцам» права и привилегии, их привлекали на административную и пропагандистскую работу, использовали в качестве переводчиков, набирали в войска, причем в основном в части СС. Так, украинские немцы участвовали в формировании и командовании дивизией СС «Галичина». По оценке историка Р. Пономаренко, до 20 тыс. советских немцев Украины и Белоруссии могли входить в войска СС, карательные отряды, действовавшие против партизан, в полицию и другие воинские структуры (точное число неизвестно). Не всегда наборы были добровольными, проводились и мобилизации.

Дивизия СС «Галичина»

В других случаях немцы шли служить охотно. Так, в 4-й кавалерийский полк СС набирали немцев Запорожской области (1200 человек) в 1943 г. Многие новобранцы были меннонитами (ветвь протестантизма). Они говорили: «Мы… на протяжении многих лет терпели притеснения, а наше этническое происхождение было позорным клеймом. Нам давали разные обидные прозвища, притесняли разными немыслимым способами, а нашу молодежь редко принимали в высшие учебные заведения». Меннониты, переходящие на сторону Гитлера, ненавидели русских и стремились отомстить им (в том числе за депортацию соплеменников в тылу). И брали в руки оружие. Боевой путь 4-го кавалерийского полка СС закончился в Будапеште в начале 1945 г. — полк был уничтожен.

Какое-то количество фольксдойче было почти во всех частях СС на Восточном фронте, их всегда старались смешивать с «рейхсдойче» для повышения надежности. Немногие были так фанатичны, как Бронислав Каминский (сын немки) — бывший красноармеец и коммунист жестоко боролся с партизанами, за это стал командующим бригады СС «РОНА» и генерал-майором войск СС. Вообще же, несмотря на готовность сотрудничать с оккупантами, фольксдойче всю войну демонстрировали довольно низкую боеспособность, оставляла желать лучшего их верность Рейху, довольно высок был уровень дезертирства. Части, где насчитывалось много советских немцев, стремились меньше использовать на передовой.

Б. Каминский

В 1945 г. коллаборационистов возвращали в СССР (в том числе их выдавали союзники). Дальнейшая их судьба схожа с судьбой власовцев. Так, Эдуард Степанек (1924 г. р.), с 1943 г. полицай, а затем эсэсовец, воевал в Арденнах против союзников, был выдан в СССР, в 1946 г. осужден на 10 лет. До своей кончины в 1990 г. Степанек жил в России. То же было с Фердинандом Вольфом (1926 г. р.), также сражавшимся в Арденнах. В 1974 г. Вольф эмигрировал из СССР в ФРГ.

Немецкие герои войны

22 июня 1941 г. в Красной армии насчитывалось 33 516 этнических немцев (из них 1605 офицеры). Их оставили в строю, но с сентября почти всех перевели на второстепенные позиции или в тыловые части, хотя даже в тот тяжелый период массовых переходов советских немцев на сторону врага не случалось. После этого в армию мобилизовали немногих немецких коммунистов, халатно относящиеся к делу военкоматы принимали некоторых беспартийных немцев. Использовали их в качестве агентов (благодаря знанию языка). Встречались и немцы, менявшие фамилии, чтобы попасть на фронт. Так, ставший Героем СССР лейтенант Владимир Кириллович Венцов оказался Вольдемаром Карловичем Венцелем. Когда обман раскрывался, нередко честно служивших немцев оставляли в части.

Вольдемар Венцель

Многие советские немцы, оказавшиеся на фронте, проявили себя героически; 10 человек заслужили звания Героев Советского Союза и России, среди них легендарный Николай Францевич Гастелло. Прославились и немцы, защищавшие Брестскую крепость — комполка А. Дулькайт, подполковник Э. Кролл, подполковник Г. Шмидт, старшина Вячеслав Мейер и другие. Мейер, собрав гитлеровские листовки с предложением капитулировать, изобразил на каждой морду свиньи и надписал по-немецки: «Не бывать фашистской свинье в нашем советском огороде». Старшина погиб в крепости.

Вячеслав Мейер

Летом 1941 г. погиб и лейтенант Э. Эрдман; со слов выжившего в том бою у Рогачева Абетсвашвили, когда солдаты вермахта приблизились, красноармейцы «защищались до последнего патрона […]. Лейтенант Эрдман положил в карман гранату, оторвал от своей белой рубашки кусок ленты и, высоко подняв вверх, вышел к немцам. […] он громко на немецком языке произнес: «Не стреляйте, я немец!» […]. Когда его окружили фашисты, раздался взрыв».

Другой лейтенант, Роберт Клейн, воевал в 1943 г. в партизанском отряде. Героем Советского Союза он стал за военную хитрость. Клейн участвовал в обороне моста в тылу врага, который немцы собирались взорвать при отступлении. Лейтенант использовал панику, начавшуюся в немецком отряде после налета советских бомбардировщиков, и заявился к ним переодевшись в форму полковника вермахта. «Старший по званию» приказал немецким солдатам сдаться в плен советским партизанам, что те и выполнили.

Роберт Клейн

Это только некоторые подвиги советских немцев. Если бы не недоверие государства, немцы, давно прижившиеся в России, могли бы внести гораздо больший вклад в победу.

***

Наказанные в 1941 г. за мнимую нелояльность, немцы получили право вернуться в Поволжье лишь в 1972 г., но автономность им не вернули. Они так и не преодолели нанесенный им депортацией удар. В 1980—1990-е гг. (в основном после 1991 г.) более 2,5 млн немцев постсоветского пространства эмигрировали в Германию. В 2010 г. в России оставалось 394 тыс. этнических немцев. Их постепенное переселение на историческую родину продолжается.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится