Сражение за немецкую деревню Бинен: раненый зверь – смертельно опасен.
79
просмотров
В феврале-марте 1945 года союзные армии в ожесточённых боях сломили сопротивление дивизий Третьего рейха и вышли к Рейну. Эта река была последней серьёзной природной преградой на пути к промышленным центрам Германии и её столице — Берлину. Союзники имели достаточное количество переправочных средств и инженерной техники, и 24 марта приступили к форсированию широкой реки. Немецкие войска попросту не имели сил для сдерживания продвижения противника, но когда могли — сражались до последнего солдата.

Операция «Пландер» и силы сторон

Вначале, во время операции «Блокбастер», части 1-й канадской армии, сквозь моря грязи, под огнём замаскированных немецких танков и противотанковых орудий, неся потери, прорвались сквозь Хохвальдский лес, захватили город Ксантен и вышли к Рейну. В этом регионе река достигала ширины 200 метров, а в половодье разливалась и до полукилометра.

Фельдмаршал Бернард Монтгомери, главнокомандующий 21-й группой армий союзников, приказал готовиться к форсированию Рейна. Он сосредоточил на западном берегу огромные силы: свыше 700 000 солдат и офицеров, более 5000 танков и САУ, свыше 4000 орудий, а также море бензина, около 250 тысяч тонн боеприпасов и громадные запасы различного снаряжения. Вся эта масса подтягивалась к реке под прикрытием дымовых завес для большей скрытности.

Союзники дали операции по форсированию Рейна кодовое название «Пландер». Согласно замыслу, 21-я группа армий должна была ударить, охватывая Рурский промышленный район с севера, а 6-я и 12-я группы армий — с юга. Наступление планировалось начать в ночь на 24 марта 1945 года.

1-я канадская армия генерала Генри Крирара получила задачу совершить отвлекающий манёвр, соорудив несколько переправ через Рейн, и затем атаковать противника вдоль реки Эйссел. Тем самым она оттянула бы на себя внимание немцев и облегчила британским войскам задачу по захвату города Эммериха. То, что армия Крирара оказалась как бы на второстепенной роли, не отменяло необходимости преодолеть 500-метровую водную преграду и сломить сопротивление немцев, закрепившихся на возвышенностях западного берега Рейна.

Соотношение сил на участке будущего наступления 21-й группы армий было, мягко говоря, не в пользу немцев. Реку здесь обороняли пять потрёпанных немецких дивизий из состава 1-й парашютной армии генерала пехоты Германа Блюментритта. Ранее этой армией командовал генерал парашютных войск Альфред Шлемм, но 10 марта он был ранен и выбыл из строя. Немцы располагали мизерными запасами топлива и боеприпасов, а также не могли рассчитывать на подкрепления. Всего у Блюментритта было около 35 тысяч солдат и офицеров, 160 артиллерийских орудий, около 110 танков и штурмовых орудий.

Непосредственно в районе Эммериха находились части 2-го парашютного корпуса. Части 86-го армейского корпуса прикрывали город Везель. В резерве защитников был 47-й танковый корпус генерала Хайнриха фон Лютвица — 12 тысяч солдат и офицеров, 35 танков и штурмовых орудий (по другим данным, 85 танков и до 30 штурмовых орудий) и более шестидесяти 88-мм зенитных орудий. Авиационного прикрытия у немцев не было, личный состав, в основном, состоял из новобранцев.

Поскольку немцы не знали, где именно союзники нанесут главный удар, верховное командование так и не смогло создать на правом берегу Рейна глубоко эшелонированной обороны. Накопали окопов и траншей, и на этом остановились. Роль основной ударной силы играла зенитная артиллерия, которую можно было эффективно использовать как против авиации, так и против бронетехники. Немцы располагали 114 тяжёлыми и более чем семью сотнями лёгких орудий.

Форсирование Рейна союзными войсками

В ночь на 24 марта, как и планировалось, войска 21-й группы перешли в наступление. Штурму предшествовала мощнейшая артподготовка из более чем 3500 стволов. За всю карьеру фельдмаршала Монтгомери ему ни доселе, ни впредь не доводилось «спускать с цепи» такой артиллерийской мощи. Одновременно с пушками немецкие позиции усердно обработала союзная авиация. Вообще, союзники уже с середины февраля планомерно громили железнодорожное сообщение в северной Германии, так что передвижение частей вермахта оказалось парализовано.

Артиллерия 21-й группы армий готовится к обстрелу вражеских позиций, март 1945 года

Чтобы облегчить захват первых плацдармов, Монтгомери провёл одновременно с форсированием реки крупную десантную операцию силами 18-го воздушно-десантного корпуса генерал-майора Мэтью Риджуэя. Он включал в себя две американские и одну британскую дивизии. Несмотря на то что от немецкого огня и из-за ошибок пилотов союзники потеряли более 80 транспортных самолётов, высадка оказалась вполне успешной: десантники смогли захватить несколько важных пунктов севернее Везеля.

С переправочными средствами у союзников всё было отлично, так что британские и канадские батальоны с минимальными потерями форсировали реку. В ночной переправе через Рейн участвовали свыше 420 плавающих гусеничных транспортёров LVT. Из них девять оказались выведены из строя вражеским огнём, ещё 55 получили повреждения, но остались на ходу. Путь переправляющимся войскам освещали прожекторы с западного берега реки и танки со специальными осветительными приборами CDL.

Британский танк со специальной осветительной системой CDL

Вслед за бронетранспортёрами двигались танки-путеукладчики, которые должны были обеспечить выход на берег 120 танкам Sherman DD (со специальной системой Duplex Drive, придающей машинам плавучесть). Танки эти состояли в 44-м Королевском танковом полку. При переправе несколько из них уничтожила немецкая артиллерия, а ещё шесть застряли в болоте.

24 марта наступающие смогли захватить несколько плацдармов глубиной 10–12 км на восточном берегу Рейна. После артиллерийского удара и бомбардировок немцы просто не имели сил, чтобы их ликвидировать. Затем солдаты Монтгомери приступили к зачистке очагов сопротивления противника и быстрому возведению мостов для переправы главных сил. Ко второй половине дня части 44-го Королевского танкового полка соединились с десантниками 18-го корпуса.

В зоне действий 1-й канадской армии на берег вслед за бронетехникой первыми выбрались солдаты 9-й пехотной бригады генерала Дугласа Каннингема. Далее атака должна была развиваться так. Лёгкий пехотный полк горцев (Хайлендская лёгкая пехота) должен был атаковать деревню Реес. Части пехотного полка «Горцы из Стормонта, Дандеса и Гленгарри» били по Гритербушу. И, наконец, солдаты пехотных полков «Северных горцев Новой Шотландии» и 7-го пехотного полка горцев Аргайл двинулись по направлению к деревушке Бинен.

Схема продвижения частей 1-й канадской армии, 23 марта – 1 апреля 1945 года

Первый штурм Бинена

В деревне держали оборону немецкие солдаты из 16-го парашютного полка (около 400 человек) и гренадёры 115-го панцергренадёрского полка (более 150 человек). Парашютисты разместили в домах, окопах и траншеях более 40 пулемётов. Также бойцы вермахта могли рассчитывать на поддержку нескольких замаскированных противотанковых орудий Pak40, десяти 81-мм и шести 120-мм миномётов. На окраине близлежащей деревни Миллинген также находились артиллерийские батареи, которые могли прикрыть Бинен. И, наконец, у защитников был подвижный резерв — штурмовые орудия StuG III из 115-го панцергренадёрского полка.

По мере того как пехотные части приближались к деревне, немцы понемногу стали приходить в себя после артиллерийского и авиационного ударов, так что сопротивление стало нарастать. Утром 25 марта силы 7-го пехотного полка заняли несколько сельхозпостроек в 150 метрах южнее деревни, но дальше не пошли, прикрывая соседний полк с фланга.

Канадская атака на Бинен последовала 25 марта в 6:40 утра. Пехотинцев из полка «Северные горцы Новой Шотландии» поддерживали танки Sherman DD полка Стаффордширских йоменов и 25-фунтовые (87,6-мм) гаубицы 14-го королевского полка полевой артиллерии. Атакующие разделились на подразделения «А» и «В».

Командующий пехотного полка «Северные Горцы Новой Шотландии», подполковник Дон Форбс

Канадская пехота наступала с юга и попала под плотный огонь пулемётов, миномётов и 75-мм орудий. Немцы подбили два «Шермана». Канадцы, которыми командовал капитан Джек Фейрвезер, смогли пробиться к дамбе возле Бинена и взобраться на её вершину, заняв немецкие траншеи. Однако теперь они стали мишенью для немецких миномётчиков и пробиться в Бинен не смогли. Находясь на дамбе, пехотинцы занимали прекрасную позицию для того, чтобы корректировать огонь своих орудий, но канадские артиллеристы стрелять не отваживались: они находились в какой-то сотне метров от позиций прорвавшихся горцев и боялись накрыть их своими снарядами.

С восточной окраины Бинена по солдатам на дамбе открыли огонь два немецких «Штуга». На помощь горцам поспешили три «Шермана». Они вступили с самоходчиками в дуэль и проиграли её: один танк оказался подбит противником, второй застрял в болоте, а экипаж третьего попросту решил покинуть поле боя. На фоне не самого удачного начала боя канадцы смогли добиться и кое-каких успехов. Например, пулемётчик П. Сидни умудрился взять в плен 19 солдат вермахта. Подполковник Форбс, командовавший войсками, оценил развитие лобовой атаки как неудовлетворительное и приказал солдатам подразделений «А» и «В» отойти для перегруппировки и короткой передышки.

С двух сторон

Следующую атаку Форбс спланировал так. Инженерные команды должны были создать дымовую завесу, чтобы немецкие артиллеристы и пулемётчики не могли вести прицельный огонь. Те же подразделения, которые атаковали в первый раз, теперь должны были под прикрытием дыма снова ударить в лобовую. Но кроме фронтальной атаки подполковник Форбс решил провести ещё и штурм Бинена с левого фланга, задействовав свежие силы — группы «С» (майор Ллойд Уинхольд) и «D» (майор Дейв Диксон). Чтобы это стало возможным, два взвода горцев (около 40 человек) захватили близлежащий населённый пункт Гритербуш.

Те же группы войск, которые подполковник использовал для флангового удара, должны были зачистить Бинен от остатков немецких войск. Чтобы скрыть своё перемещение, солдаты собрались около дамбы. Однако немецкие парашютисты и миномётчики заметили эту рокировку канадцев и встретили их наступление сильным огнём. Главной опасностью для атакующих были немецкие солдаты, укрывшиеся в траншеях с пулемётами и гранатомётами.

В этот момент совершил подвиг рядовой Дж. Кэмерон. Он приблизился к вражескому окопу и швырнул в него две гранаты, уничтожив четверых немецких солдат. Когда храбрец возвращался на свою позицию, его убило пулей в спину.

Пока шёл бой на фланге, с фронта, прикрываясь дымовой завесой, подошли подразделения «А» и «В». Они пробились к окраинным строениям в Бинене и заняли несколько из них. При этом существенную помощь пехоте оказали танки и самоходные огнемётные машины «Уосп» на базе бронетранспортёров. Они разбрызгивали горючую смесь на расстояние до 90 метров, эффективно уничтожая немецких солдат, засевших в деревенских зданиях и окопах. Благодаря бронетехнике горцы справились с пулемётными точками в двух каменных трёхэтажных домах.

Огнемётная установка «Уосп»

Пробившись в деревню, канадцы увязли в уличных боях с немцами, закрепившимися почти в каждом доме. Шаг за шагом горцы продвигались к центру Бинена, ликвидируя очаги сопротивления противника и неся тяжёлые потери. В ходе боёв им удалось захватить в плен более сотни немецких солдат.

Штурмовая группа полка Подполковник «Северных Горцев Новой Шотландии». Макет

Немецкая контратака и взятие Бинена

Командующий немецкими гренадёрами, наблюдая за канадским прорывом, решил контратаковать. Он приказал нанести удар тремя самоходными орудиями и пехотным отрядом примерно в 150 человек. Контратака случилась 25 марта вечером, в начале седьмого, от населённого пункта Эммерих. Гренадёров и «Штуги» поддержала артиллерия.

Поначалу немцы смогли потеснить горцев и нанести им ущерб в технике. Одну из огнемётных установок уничтожил «Штуг», вторую расстреляли гранатомётчики. Затем немецкие самоходки вступили в бой с «Шерманами». Он происходил на очень короткой дистанции — не больше 40 метров. Два канадских танка пытались подбить немецкие машины выстрелами в лоб, но снаряды прошли выше корпусов. Опытные немецкие самоходчики не растерялись и попросту расстреляли невезучую пару «Шерманов» с 30–40 метров. На выручку танкистам подоспели пять истребителей танков «Арчер», вооружённых мощными 17-фунтовыми (76-мм) пушками.

Истребитель танков «Арчер»

Теперь завязалась дуэль между канадскими и немецкими самоходками. О ней позднее рассказывал командир одного из «Арчеров»: «Немецкая машина шла на нас в лоб и в любой момент могла произвести выстрел. Я прокричал своему наводчику “Огонь”! Первый снаряд попал в маску пушки, и самоходку окутал дым». Второй «Штуг» тоже был подбит, но, скорее всего, не самоходчиками, а артиллеристами. Затем канадцы запросили артиллерийскую поддержку с противоположного берега Рейна.

Союзники часто использовали особый метод управления огнём орудий, называвшийся time on target. Суть была в том, что по указанному району работали все батареи, находившиеся в радиусе досягаемости, а при возможности — ещё и авиация. В этот раз, например, на немецкие позиции в Бинене и на атакующих гренадёров обрушились несколько десятков пушек, в том числе мощные 180-миллиметровые. В течение семи минут канадские артиллеристы выпустили по противнику более 1400 снарядов.

Артиллерийский шквал подавил немецкую контратаку и помог канадцам окончательно закрепиться на захваченных позициях. Окончательная зачистка Бинена длилась до середины дня 26 марта. Горцы вместе с танками и огнемётными установками уничтожали последние очаги немецкого сопротивления — в основном, снайперов и пулемётчиков.

В боях за Бинен канадцы потеряли убитыми 44 человека и 68 ранеными. Немецкие потери оказались намного выше — около 230 убитых и 200 пленных, большинство из которых имели ожоги или осколочные ранения. Счёт по технике при этом оказался не в пользу канадцев. Уничтожив два «Штуга», они безвозвратно потеряли пять танков «Шерман» и две самоходные огнемётные установки. Ещё несколько танков и один «Арчер» можно было отремонтировать.

Падение Бинена помогло союзникам вначале расширить плацдарм до 48 километров по фронту и 35 в глубину, а затем стремительно двинуться в глубину Германии. Вскоре образовался Рурский котёл, одно из крупнейших окружений Западного фронта. После его капитуляции 18 апреля 1945 года сопротивляться наступлению союзников было фактически некому: все наличные немецкие силы безнадёжно увязли на востоке, тщетно пытаясь удержать Красную армию, рвущуюся к Берлину.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится