Три боя танкиста Бориса Слюняева: ИС-2 против «Фердинанда», а также другие приключения одного из участников Львовско-Сандомирской операции.
120
просмотров
Бориса Слюняева нельзя отнести к когорте танковых асов — искать его имя бесполезно не только в «Википедии», но и на профильных сайтах об истории Второй мировой. Однако в боях за освобождение Западной Украины летом 1944 года Слюняев как минимум трижды доказал, что в правильных руках танку ИС-2 были не страшны ни «Пантеры», ни «Тигры», ни «Фердинанды».

13 июля 1944 года началась Львовско-Сандомирская операция. Глобальной задачей советских войск в её рамках было освобождение Западной Украины и юго-восточных районов Польши. В качестве противника, которого следовало сокрушить для воплощения этого плана в жизнь, выступала немецкая группа армий «Северная Украина».

Одним из советских объединений, принимавших участие в операции, была 3-я гвардейская танковая армия. Совместно с 4-й гвардейской танковой армией и двумя общевойсковыми армиями ей предстояло наступать на главном — Львовском направлении.

По решению командующего 3-й гв. танковой армии П. С. Рыбалко основной удар должны были нанести 6-й и 7-й гвардейские танковые корпуса. В состав каждого из корпусов входило по полку тяжёлых танков ИС-2, но временно один из них был передан в распоряжение 60-й армии. Оставшийся 71-й гв. тяжёлый танковый полк придали 6-му гвардейскому танковому корпусу, совместно с которым он и участвовал в операции.

Во время наступления ИС-ы должны были поддерживать передовые части бригад и вести борьбу с контратакующими танками противника. Командир одного из танков — гвардии лейтенант Борис Никонорович Слюняев — на деле показал, каким грозным оружием в умелых руках является тяжёлый танк ИС-2.

Документальный казус

Когда попытка взять Львов фронтальным ударом не удалась, командующий фронтом принял решение взять город ударом с нескольких направлений. ИС-ы 71-го гвардейского тяжёлого полка вместе с 6-м гвардейским танковым корпусом стали северной «клешнёй» этого манёвра.

Несколько дней полк сражался с заслонами, которые немцы оставляли за собой и отражал вражеские контратаки. 19 июля танкисты оказались у местечка Дедилов примерно в 20 километрах северо-восточнее Львова. Затем они получили приказ — продолжать движение далее в северо-западном направлении, к населённому пункту Руданцы. Здесь произошёл эпизод, на котором следует остановиться немного подробнее.

Утром 20 июля, двигаясь в указанном направлении, полк попал в засаду — из рощи недалеко от Руданцев ударили орудия, а немецкие автоматчики открыли огонь по советской пехоте. Командир полка, гвардии полковник Юдин, приказал отвести танки назад и укрыться в расположенной там лощине. Отстреливаясь, советские машины стали отходить, и тут командирский танк получил прямое попадание, в результате которого Юдин был смертельно ранен. Засаду удалось уничтожить только после двухчасового боя. Были подбиты один танк «Тигр» и две «Пантеры», убито около 150 немецких солдат и офицеров, а также — сожжена самоходная пушка калибра 128 мм.

Бой 71-го гвардейского танкового полка с немецкой засадой у Руданцев

В наградном листе гвардии лейтенанта Б. Слюняева датой совершения подвига значится именно 20 июля. Однако полковой журнал боевых действий это не подтверждает. Да и обстоятельства боя, описанные в представлении Слюняева к награде, не соответствуют событиям того дня. Зато в картину хорошо вписывается наградной лист на гвардии лейтенанта И. Олейника, которому и засчитали в качестве трофея уничтоженную самоходку.

Но ошибка делопроизводства не отменяет того, что орден свой Слюняев честно заслужил. И случилось это всего через два дня.

Хороший «Фердинанд» — мёртвый «Фердинанд»

К 22 июля советские войска продвинулись довольно далеко и вышли к городку Магерув северо-западнее Львова. Сюда немцы подтянули довольно крупные силы и организовали оборону, опирающуюся на естественные препятствия. Советские войска продвигались на Магерув по шоссе, когда с опушки леса восточнее городка открыла огонь немецкая засада. Решив не вступать в бой, командование отправило основные силы в обход. Автомобили и повозки, идущие по шоссе, были вынуждены остановиться вне досягаемости вражеского огня.

Подавление лейтенантом Слюняевым засады у Магерува

Лейтенант Слюняев получил приказание: уничтожить противника и «раскупорить» шоссе. В помощь ему придали ещё один ИС-122. Однако лезть на засаду, не определив ни её точного местоположения, ни состава, было слишком рискованно. Действовать надо было с умом.

Первым делом Слюняев провёл пешую разведку. Затем осторожно повёл танк по лощине, прикрываясь складками местности, пока не оказался в густом кустарнике на расстоянии около 1000 метров от рощи, в которой находились немцы. Дальнейшее описывается в журнале боевых действий так:

«Коротким огневым налётом тов. Слюняев уничтожил засаду противника: один «Фердинанд» сгорел, бронетранспортёр и две пушки разбиты».

За этот бой Слюняева представили к ордену Отечественной войны II степени. Но впереди был ещё один эпизод, в котором он проявил себя как храбрый боец и умелый танкист.

На берегах Вислы

27 июля советские войска взяли Львов. Брешь в обороне группы армий «Северная Украина» достигла сотни километров. Немцы стремительно отходили на запад, избегая окружения. 31 июля 71-й гвардейский тяжёлый танковый полк вышел на исходную позицию в районе местечка Баранув, пробив в немецких боевых порядках коридор, достаточный, чтобы войска могли подойти к Висле и форсировать её. Остаток этого дня и весь следующий танкисты потратили на приведение в порядок материальной части, разведку маршрутов к переправе и самой переправы.

Немцы, обнаружившие скопление советских войск, собрали довольно крупные силы и постоянно контратаковали по обоим берегам Вислы, пытаясь не допустить переправы наших сил. Однако уже к утру 2 августа танки 71-го полка переправились, причём, несмотря на то что в их распоряжении был только один паром грузоподъёмностью 60 тонн, преодолеть реку удалось всего за два с половиной часа. Дополнительной удачей можно считать то, что низкая облачность и туман не дали возможности действовать вражеской авиации.

При обороне переправы через Вислу в засаде оказался уже сам Слюняев — на окраине деревни Дужи он за три дня отбил 12 немецких атак

Заняв плацдарм, советские войска продолжили борьбу за его расширение и одновременно развернули оборону переправ и приготовились отражать неизбежные контратаки противника. Было очевидно, что вскоре немцы нанесут удар по переправам из района городка Мелец, где разгружались их резервы. По советским отчётам, здесь наблюдалось скопление сил противника при поддержке примерно 60 танков.

Для защиты от вражеской атаки советские войска развернули линию обороны юго-западнее Баранува, направив туда танки, пехоту и артиллерию 69-й механизированной бригады. По личному приказу заместителя командующего 3-й гвардейской танковой армией лейтенант Слюняев был направлен на усиление.

Как и предполагалось, немцы крупными силами танков и пехоты пытались прорваться к переправам. Слюняев, находившийся в засаде на южной окраине деревни Дужи, недалеко от переправы, несколько в стороне от оборонительных порядков бригады, отбивался три дня — с 3 до 6 августа, отразив 12 немецких атак. В ходе этих боёв лейтенант записал на свой счёт около 50 уничтоженных солдат противника, подбил самоходное орудие, а главным его достижением оказался уничтоженный «Тигр». Любопытно, что немецкая 23-я танковая дивизия, наступавшая на Баранув, не имела в своём составе танков этого типа. Но приблизительно в том же районе действовал 509-й тяжёлый танковый батальон. Возможно, «Тигр» был именно из его состава, хотя с уверенностью говорить об этом нельзя. До переправ немцы так и не дошли, а вскоре советские войска и вовсе отбросили их от Вислы.

Гвардии лейтенант Слюняев не записал на свой счёт десятков уничтоженных немецких танков. Но его боевая работа — это отличное сочетание навыка, хладнокровия и мощи тяжёлого танка ИС-2, одного из самых грозных в годы Второй мировой войны.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится