Войны Карфагена VII-III веков до нэ
842
просмотров
С момента возникновения Карфаген поддерживал отношения со многими метрополиями Центрального Средиземноморья. Динамично развивавшееся государство со временем стало воспринимать интересы прежних финикийских колоний как свои собственные.

Карфаген не мог остаться в стороне от активной борьбы за рынки, которая развернулась в Западном Средиземноморье в VIII–VII вв. до н. э. Свои интересы в этом регионе Карфагену пришлось отстаивать, в том числе и военным путём, ещё до того, как столкновения Карфагена с соседями померкли на фоне Пунических войн с Римом.

Первые сражения. Походы Малха

Первой военной экспедицией карфагенян стало участие в войне на стороне расположенного на острове у атлантического побережья финикийского города Гадеса (совр. испанский Кадис) против Тартессийской державы в VII веке до н. э. Тартесс, древнее государство на юге Испании, существовавшее в основном за счёт экспорта драгоценных металлов, активно сопротивлялся финикийской экспансии. Объединённые силы Гадеса и карфагенян не только устранили угрозу для города, но и позволили пунийцам подчинить своей власти значительную область на материке с месторождениями драгоценных иберийских металлов.

Золотой карфагенский шекель с изображением богини Танит и стоящей лошади

Карфаген со времени основания не имел земельных владений за пределами города и был вынужден платить дань за их аренду местным африканским царькам. Это не устраивало жителей города, и они, собрав ополчение, которое возглавил полководец Малх, в середине VI века до н. э. благополучно избавились от уплаты дани. Затем Малх встал во главе армии, посланной на Сицилию, где обострились противоречия между греческими и финикийскими колонистами. Он сумел остановить греческое нашествие на финикийскую территорию и установил протекторат Карфагена над находившимися в западной части Сицилии городами.

Затем Малх направился на Сардинию, где столкнулся с сопротивлением местного населения и потерпел настолько жестокое поражение, что был приговорён правителями Карфагена к изгнанию. Но Малх не смирился с этим решением и, вернувшись в Карфаген, потребовал его отмены. Получив отказ, он осуществил государственный переворот. Пытаясь завоевать доверие к себе, он созвал народное собрание и добился разрешения на казнь десяти карфагенских правителей, отправивших его в изгнание. После прихода к власти Малх попытался изменить ряд городских законов, но в итоге был обвинён своими противниками в узурпаторстве и казнён. После этих событий в Карфагене всё-таки установился режим единоличного правления и главенство захватил Магон, ставший основателем Магонидской династии.

Став правителем, Магон провёл целый ряд важных реформ. Главной из них стало создание профессионального наёмного войска, которое по численности и боевым качествам превосходило бы гражданское ополчение, избавив город от необходимости его созывать. Наёмная армия стала в Карфагене важной политической силой и главным инструментом, с которым пунийские полководцы периодически предпринимали попытки захвата власти. Этим в значительной степени объясняется особая нелюбовь карфагенской аристократии к своим полководцам. Военные неудачи использовались для их изгнания, а зачастую и казни. Тенденция наблюдалась вплоть до самой гибели Карфагена — достаточно вспомнить судьбу его последних полководцев Ганнибала Барки и Гасдрубала Боэтарха.

Битвы с фокейцами, Тартессом и Дориэем

К воцарению Магона обострились отношения Карфагена с греками-фокейцами, которые основали колонии Массалию (совр. Марсель) и Алалию (располагавшуюся на острове Корсика). Оттуда фокейцы осуществляли пиратские нападения на побережье Карфагена и Этрурии и их торговые суда. Не раз фокейцы наносили поражения и карфагенскому флоту, о чём кратко упоминает Фукидид.

Результатом совпадения интересов карфагенян и этрусков стал их военный союз. В морской битве при Алалии, состоявшейся в 535 году до н. э., союзники выставили 120 кораблей и нанесли поражение фокейскому флоту. Только 20 греческих кораблей сумели уйти, а 40 были потоплены. В результате фокейцы были вынуждены покинуть Корсику, оставив свои владения этрускам. Карфагеняне завладели Сардинией. Это позволило восстановить карфагено-этрусскую торговлю в полном объёме.

Это был удачный период для карфагенян. Победа в битве при Алалии позволила карфагенянам изолировать союзный фокейцам Тартесс и начать успешное наступление на юг иберийского полуострова. В итоге в скором времени Тартессийская держава была разгромлена и пунийцы установили контроль над значительной частью южного побережья Испании, а также над Геркулесовыми столпами (Гибралтарским приливом). Захватом Тартесса завершился процесс формирования Карфагена как морской державы.

Греческие и карфагенские воины в бою

В конце VI века до н. э. карфагеняне сумели завершить и свою борьбу с Киреной (город в Африке, расположенный на территории современной Ливии) за раздел африканской территории и установление точной границы между обоими государствами.

Примерно через 20 лет после битвы при Алалии Карфаген столкнулся с дерзкой попыткой спартанского царевича Дориэя, брата знаменитого Леонида, погибшего в Фермопильской битве, основать колонию на африканском побережье возле финикийского города Лептиса. Появление опасного соседа не входило в планы Карфагена, и Дориэй был изгнан. Неугомонный спартанец перебрался в западную Сицилию и возвёл неподалёку от горы Эрикс колонию, названную Гераклея, но и она просуществовала недолго. Карфаген в союзе с жителями элимского города Сегесты (элимы — представители одного из трёх древнейших народов Сицилии) начал войну на её уничтожение. Гераклея была разрушена, Дориэй погиб. Двойная попытка спартанского царевича утвердиться в зоне карфагенского влияния не выглядит случайной: греки всё явственнее ощущали угрозу своим экономическим интересам со стороны африканского соседа.

Схватки с тиранами Сиракуз и Акраганта

Опасность карфагенским городам на Сицилии исходила и от других противников: в начале V века до н. э. века тиран города Акраганта (Агригента) Ферон напал на дружественный пунийцам город Гимеру и изгнал его тирана Терилла. Одновременно зять Ферона, тиран города Гелы Гелон, захватил власть в Сиракузах, самом крупном городе на острове. Обладая обширной территорией, родственники смогли собрать мощную армию и сильный флот, и их союз грозил со временем подчинить всю Сицилию. Геродот пишет, что Гелон горел жаждой мщения сегестинцам и карфагенянам за разрушение Гераклеи и смерть Дориэя. Карфагеняне стали готовиться к войне, также собрав огромную армию. Вторжение персидских войск в Грецию в начале V века послужило предпосылкой для возникновения договорённости о координации между карфагенянами и персами: пунийцы должны были ударить по Сицилии с запада, а персы по балканской Греции — с востока.

Битва при Гимере, гравюра XIX века

В 480 году до н. э. Гамилькар Магонид во главе армии высадился в Сицилии и осадил Гимеру. На помощь Ферону пришёл Гелон, который внезапно напал на лагерь карфагенян. Его всадникам удалось поджечь карфагенский флот и убить Гамилькара (по другим данным, тот покончил с собой, бросившись в жертвенный огонь). Оставшись без командующего, пунийцы потерпели сокрушительное поражение. Все их воины погибли или были обращены в рабство. По мирному договору, чтобы сохранить свои владения на Сицилии, Карфагену пришлось заплатить Гелону контрибуцию в 2000 талантов серебром.

После 70-летнего перерыва карфагеняне возобновили наступление на Сицилии. Жители старинного финикийского союзника Сегесты оказались в беде: их осаждали войска другого сицилийского города Селинунта. Не имея больше сил сопротивляться, сегестинцы запросили помощь у Карфагена, и у последнего возник повод расширить своё присутствие на Сицилии. Во главе пунийского войска встал Ганнибал, внук Гамилькара, погибшего при Гимере. В 409 году до н. э. он высадился в Мотии, укрепился за счёт войска элимов и двинулся на Селинунт. Город был взят приступом и разрушен. Далее Ганнибал двинулся на Гимеру, и, несмотря на упорное сопротивление греков, захватил и этот город. Месть за деда свершилась, военный престиж Карфагена был восстановлен, и Ганнибал с армией вернулся на материк. Элимская Сегеста признала власть пунийцев.

После ухода карфагенян на Сицилии возник очередной междоусобный конфликт. Гермократ, командовавший сиракузской эскадрой в Эгейском море и смещённый с этого поста политическими противниками, решил вернуться на Сицилию. После высадки на острове он сначала под предлогом борьбы с карфагенскими захватчиками овладел разрушенными Селинунтом и Гимерой, а после этого попытался захватить Сиракузы, но при этом погиб. В Карфагене было принято решение о необходимости новой экспедиции на Сицилию, которую вновь возглавил Ганнибал, а в помощь ему снарядили родственника — Гимилькона, сына Ганнона Мореплавателя.

Скелеты солдат, сражавшихся в битве при Гимере, обнаруженные археологами в наши дни

Высадившись на Сицилии, пунийцы подошли к Акраганту, ближе всего находившемуся к карфагенским владениям, и начали осаду. Были построены две большие осадные башни, но во время ночной вылазки защитники города сожгли их. Ганнибал приказал разобрать могильные памятники на акрагантских захоронениях и заполнить их обломками рвы, чтобы было проще взобраться на стены. Разрушение могил вызвало в карфагенской армии эпидемию, от которой умер и сам Ганнибал. Гимилькон запретил трогать захоронения, принёс жертвы богам, но не остановил осадные работы. Карфагеняне заполнили ров, окружающий город, придвинули машины к стенам и принялись их крушить.

К этому времени к осаждённым подошла помощь: сиракузцы, опасаясь, что после взятия Акраганта наступит их очередь, со своими союзниками собрали армию для снятия блокады. В первом сражении им сопутствовала удача: они разбили посланный им навстречу отряд карфагенян, но на сильно укреплённый лагерь напасть не решились. Тем временем в Акраганте начался голод, и жители, которые ещё могли передвигаться, бежали в Гелу, бросив на произвол судьбы больных и стариков. Акрагант, второй после Сиракуз по величине город на Сицилии и один из богатейших греческих городов, после восьмимесячной осады пал. До этого никому не удавалось его захватить, поэтому Гимилькона ждала большая добыча.

Войны с Дионисием Старшим

В Сиракузах в это время власть захватил бывший соратник Гермократа Дионисий. Опираясь на преданных лично ему солдат и изгнанников из других городов, а также наёмников из Гелы, обманом и подкупом он добился казни своих противников и стал тираном. После этого Дионисий собрал большую армию для войны с Карфагеном. Перезимовав в Акраганте, пунийцы вышли в поход на Гелу. Овладев примыкающей к городу территорией, Гимилькон укрепил лагерь на случай прихода войск Дионисия на помощь осаждённым. Затем карфагеняне, приблизившись к городу, стали разрушать стены ударами таранов, но жители Гелы отважно защищались. Дионисий попытался снять осаду, но был разбит и отступил за стены. Ночью по его приказу всё войско и население тайно покинули город, оставив 2000 легковооружённых воинов с приказом жечь костры и шуметь. К утру ушли и они — карфагеняне вошли в Гелу.

Мирный договор, заключённый между Карфагеном и Сиракузами, был на руку обеим сторонам. В пунийском войске продолжался мор, от которого умерло не менее половины солдат, а под Дионисием в Сиракузах уже шатался трон. Его ненавидели многие горожане, поэтому против тирана постоянно возникали заговоры. Неустойчивость положения Дионисия вошла в историю благодаря известной легенде: когда один из фаворитов тирана Дамокл публично позавидовал ему, Дионисий предложил поменяться местами на день. Фаворит был весьма доволен, пока во время пира не заметил над головой меч, висевший на конском волосе и символизировавший постоянную угрозу жизни тирана.

Карта Сицилии и южной Италии

Согласно условиям договора, господство Карфагена помимо финикийских колоний распространилось на элимов и сиканов (ещё один древнейший народ Сицилии), а жители Селинунта, Акраганта, Гимеры, Гелы и Камарины должны были выплачивать карфагенянам дань. Под властью Дионисия на острове остались лишь Сиракузы. Мир на Сицилии царил недолго: охваченный жаждой мести, Дионисий в 398 году до н. э. вторгся на территорию карфагенских владений и осадил Мотию. В Африке в это время бушевала эпидемия, и карфагеняне не смогли собрать сильную армию. Гимилькон прибыл на остров с сотней трирем, но в завязавшейся морской битве потерпел поражение и повернул назад. После долгого сопротивления Мотия пала, её население было обращено в рабство, а греки, находившиеся среди защитников города, распяты.

В 396 году до н. э. Гимилькон во главе большой армии снова явился на Сицилию, разрушил Мессину и осадил Сиракузы. В морском сражении при Катане (совр. Катания) его флот одержал полную победу. Затем пунийцы вновь наступили на старые грабли: во время затянувшейся осады Сиракуз были уничтожены практически все могилы в округе, включая роскошные гробницы тирана Гелона и его жены. Вдобавок Гимилькон разместил свой лагерь в болотистой низине, где до этого ранее был лагерь афинян, штурмовавших Сиракузы и пострадавших от чумы. Неудивительно, что и здесь мор не заставил себя долго ждать.

Воспользовавшись ослаблением врага, Дионисий сжёг и разграбил флот карфагенян, а их лагерь, где находилось множество больных, взял в осаду. Во время тайных переговоров с ним Гимилькон выторговал для карфагенян возможность уплыть на родину, уплатив 300 талантов. Оставшаяся часть армии, состоявшая в основном из наёмников, попала в плен. В Карфагене после этих событий большое влияние приобрёл культ сицилийских богинь Деметры и Коры, гнева которых пунийцы стали опасаться после разрушения армией Гимилькона их храмов близ Сиракуз.

Серебряная монета времён правления Дионисия Старшего

Гимилькон, вернувшись на родину, уморил себя голодом, положив конец династии Магонидов. В это же время африканские народы соседних с Карфагеном земель взбунтовались и захватили город Тунет, но сил и желания для захвата самого Карфагена у них было недостаточно. В итоге из-за внутренних разногласий и нехватки провизии мятежники рассеялись по своим землям.

В 393 году до н. э. карфагенский полководец Магон снова высадился на Сицилии и начал захватывать греческие города, но Дионисий собрал армию и вынудил Магона заключить мир и покинуть остров. Через десять лет уже Дионисий в очередной раз предпринял попытку захвата части финикийской территории на Сицилии, нанеся в битве при Кабале поражение армии Магона, который при этом погиб. Пунийцы предложили заключить мир, но Дионисий выдвинул ультиматум: они должны навсегда уйти с Сицилии и оплатить ему военные расходы. Заключив временное перемирие, поставленный во главе карфагенского войска сын Магона Гимилькон II смог поднять боевой дух армии и в последовавшем новом сражении при Кабале наголову разбил греков. Был заключён мирный договор: карфагеняне получили Селинунт, а Дионисий выплатил им 1000 талантов.

В 368 году до н. э. неугомонный Дионисий вновь попытался напасть на пунийскую территорию. Перед этим он получил известие от одного из видных карфагенских аристократов Суниата о внутренних распрях в Карфагене и военных планах пунийцев. Воспользовавшись информацией, Дионисий захватил ряд греческих городов и осадил карфагенский Лилибей. Однако высадка карфагенской армии Ганнона, нанёсшего поражение сиракузцам в морской битве, заставила их заключить мир. Это оказалось последней военной акцией Дионисия. Вскоре он умер, по словам Диодора, после попойки, устроенной им в честь победы на поэтических состязаниях. Дионисий пробыл тираном Сиракуз 38 лет, наследовал ему сын, Дионисий Младший.

Два современных изображения поражения армии Карфагена в битве на реке Кримиссе в 341 году до н. э.

На Сицилии какое-то время царил мир. Дионисий Младший, будучи куда более слабым правителем, чем его отец, не решался нападать на карфагенян, а затем и вовсе был изгнан из Сиракуз. В городе один за другим сменилось несколько правителей, пока сиракузцы, измотанные частой сменой тиранов, не отправили послов в родственный Коринф с просьбой прислать им толкового правителя. Им оказался известный полководец и оратор Тимолеон. Карфагеняне попытались помешать ему достичь Сиракуз и послали для этого эскадру, но Тимолеон смог обмануть их и добрался до города раньше.

Беспокойство пунийцев было ненапрасным: Тимолеон, подобно предшественникам, стал подчинять себе греческие города на Сицилии и возглавил нападение на карфагенские владения. Карфаген вновь прислал на остров армию, но Тимолеон в битве у реки Кримисса разбил её. Пришлось пунийцам звать на помощь находившегося в изгнании полководца Гискона, сына Ганнона (того самого, что нанёс последнее поражение Дионисию Старшему). Решающей схватки между карфагенянами и сиракузцами в этот раз не последовало, они подписали очередной мирный договор.

Африканский десант Агафокла

Мир на Сицилии вновь был недолгим. К власти в Сиракузах пришёл новый тиран, сын горшечника Агафокл. В борьбе за власть он проявил жестокость и изобретательность и, достигнув цели, прогнал из города 6000 своих политических противников, а ещё 4000 приказал убить в течение одного дня. За короткое время один из самых жестоких тиранов в истории Сицилии взял под свою власть все греческие города на острове, а затем стал готовиться к войне против карфагенян и собирать большое войско.

Пунийцы, узнав о намерениях Агафокла от сиракузских изгнанников, в 310 году до н. э. высадились под командованием Гамилькара Ганнонида (сына Гискона, заключившего мир с Тимолеоном) близ Гелы и в разыгравшейся там битве разбили армию Агафокла. После этого Гамилькар осадил Сиракузы, причём многие греческие города перешли на сторону карфагенян — так велики были их ненависть и страх перед Агафоклом. Тот, лишившись союзников, принял нестандартное решение: оставив в Сиракузах гарнизон под командованием брата Антандра, с лучшей частью войска он направился в Африку, намереваясь дать бой карфагенянам на их территории. Этот стратегический ход оказался на удивление удачным и был впоследствии повторён римскими полководцами Марком Аттилием Регулом и Публием Корнелием Сципионом (Африканским).

Высадившись близ мыса Бон, Агафокл приказал сжечь корабли, отрезав своему войску пути к отступлению. После того как он взял штурмом Тунет, Карфаген выслал навстречу армию, состоявшую из городского ополчения, во главе которой стояли враждовавшие между собой полководцы Бомилькар и Ганнон. В завязавшейся близ Тунета битве Ганнон проявил чудеса храбрости, но погиб. Бомилькар же приказал отступать, намереваясь отдать поле боя Агафоклу и на волне смятения захватить власть в Карфагене. Организованного отступления не получилось, началось бегство, и Агафокл одержал полную победу. Через какое-то время Бомилькар устроил в городе мятеж и объявил себя правителем Карфагена, но потерпел неудачу и был убит.

Серебряная монета с портретом Агафокла. На реверсе Зевс со скипетром и фигура богини Гекаты

Неудачи подстерегали Карфаген и в Сицилии: Гамилькар Ганнонид попытался взять Сиракузы штурмом, но был разбит и попал в плен. Жители Сиракуз подвергли его жестоким пыткам, обезглавили и отправили гонцов в Африку, чтобы доставить Агафоклу голову его победителя при Геле. Получив этот подарок, Агафокл, по словам Диадора, «взял голову и, подъехав верхом к вражескому лагерю в пределы слышимости, показал её врагам и указал им на поражение их экспедиции». Подобное спустя сотню лет проделают и римляне, которые в 207 году до н. э. после победы при Метавре закинут в лагерь Ганнибала Барки голову его брата Гасдрубала, чтобы сообщить карфагенскому полководцу: помощи ждать не стоит. В Карфагене царило отчаяние. Власти города, видя причину неудач в поклонении чужим богам Деметре и Коре, решили послать дары в храм Мелькарта в финикийском городе Тире.

После победы при Тунете Агафокл взял несколько карфагенских крепостей и захватил города Неаполис и Гадрумет. Однако ему не хватало войск, и он вспомнил о Киренаике, в которой в то время правил Офелл, один из бывших военачальников армии Александра Македонского. Призвав его присоединиться к походу на Карфаген, Агафокл предательски убил союзника, а войско присоединил к своему. Затем Агафокл захватил и разграбил большой город Утику, но на штурм Карфагена так и не решился. Решив упрочить своё положение на Сицилии, где после его отъезда стал набирать силу Акрагант, тиран вместе с 2000 солдат отправился туда, а командовать своей африканской армией оставил сына Архагата. Карфаген за это время смог собрать три армии и отправил одну против городов на побережье, одну в центральные области и одну вглубь страны. В последовавших сражениях Архагат был разбит карфагенским полководцем Гимильконом и обратился к отцу с призывом о помощи.

Возвратившись в Африку в 307 году до н. э., Агафокл нашёл свою армию совершенно деморализованной голодом и поражениями. Решив, что лучшим лекарством будет победа в битве, он решил напасть на карфагенян. Пунийцы укрепились на возвышенных позициях и отбили все атаки, а затем перешли в наступление. Потеряв много людей, Агафокл отступил в лагерь. После этого поражения он с несколькими соратниками тайно отплыл на Сицилию, бросив армию и даже сыновей, которые, когда бегство Агафокла открылось, были убиты разгневанными воинами. Оставшись без лидера, часть его войска поступила на службу Карфагена, а остальные были переправлены обратно на Сицилию. Все африканские города, в которых ещё стояли греческие гарнизоны, были отбиты пунийцами обратно. Агафокл в Африку больше не возвращался.

Битва с Пирром

Новая большая война для Карфагена началась после того, как на Сицилии появился с войском эпирский царь Пирр. Всё время, прошедшее после смерти Агафокла, карфагеняне пытались расширить своё владычество на Сицилии. Они осаждали греческие города и брали их штурмом, пока на острове не остался последний крупный противник — Сиракузы. Раздираемый внутренними конфликтами, греческий город решился просить помощи у Пирра, который был зятем Агафокла. Однако он в то время уже вёл одну войну: в 280 году до н. э. высадился в Италии и пришёл на помощь жителям города Тарента, воевавшего с Римом. Нанеся римлянам ряд поражений, царь Эпира понял, что окончательно победить их ему не удастся, и откликнулся на призыв Сиракуз встать на защиту города против карфагенян.

Серебряная монета царя Пирра Эпирского

Пирр высадился на Сицилии и смог снять осаду с Сиракуз. Он одержал ряд побед в битвах с карфагенянами, объединил под своей властью греческие города и за удивительно короткое время отнял у пунийцев почти все их владения на Сицилии. За карфагенянами оставался лишь Лилибей, который Пирр осадил, но так и не смог взять. Тогда Пирр принял решение построить сильный флот, который позволил бы ему осадить город с моря, а также давал бы возможность вернуться в Италию или даже высадиться в Африку, повторив маршрут Агафокла. Но к этому времени отношение к Пирру на Сицилии кардинально изменилось: он вёл себя как тиран, а не как глава национального союза, повсюду назначал на высшие должности своих людей, сам выносил приговоры, насильно набирал гребцов на свой флот.

Реакцию сицилийцев на эти притеснения описывает Плутарх:

«И тут дела царя сразу же приняли иной оборот: города возненавидели его страшной ненавистью, одни из них присоединились к карфагенянам, другие призвали мамертинцев. В эту пору, когда Пирр повсюду видел измену, заговоры и восстания, к нему прибыли письма от самнитов и тарентинцев, которые, лишившись своих земель и с трудом отстаивая от врагов города, просили его о помощи. Это помогло Пирру скрыть, что его отплытие означает отказ от всех замыслов и бегство, ибо на самом деле Сицилия, словно потрясаемый бурей корабль, уже не повиновалась ему, и он, ища выхода, поспешно бросился в Италию».

Аппиан тоже пишет о недовольстве сицилийцев:

«…И действительно, он вернулся на третий год, так как его изгнали оттуда карфагеняне, да и для сицилийцев он оказался тяжёлым бременем благодаря постоям, хорегиям, поставленным им гарнизонам и наложенным им податям. Став богатым в результате этих поборов, Пирр отплыл в Регий на 110 палубных судах и на много большем числе грузовых и быстроходных; но карфагеняне, вступив с ним в морское сражение, потопили у него 70 кораблей, а остальные сделали неспособными к плаванию, исключая только 12, с которыми Пирр бежал…»

Переправка слонов через реку. Считается, что именно благодаря Пирру слоны впоследствии стали непременным атрибутом армии Карфагена.

Пирр больше не вернулся на Сицилию. Удача отвернулась от него и в Италии: после битвы при Беневенте он отплыл в Грецию, где вскоре и погиб. Казалось, что Сицилия снова вернётся под власть карфагенян, но этому не дано было свершиться: на арену борьбы за Средиземноморье уже выходили тяжёлой поступью римские легионы. Плутарх приводит слова Пирра при отплытии с Сицилии:

«Говорят, что, покидая остров и оглянувшись, он сказал стоявшим рядом с ним: “Какое прекрасное поле для битвы оставляем мы римлянам и карфагенянам, друзья!”»

Пирр не ошибся: до Первой Пунической войны оставались считанные годы.

Продолжение следует: «Непримиримая война» Карфагена: конфликт, едва не перечеркнувший историю африканского мегаполиса задолго до Сципиона.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится