Восстание грузинского пехотного батальона «Царица Тамара»: «Ночь штыков» на острове Тексел
90
просмотров
Акт о безоговорочной капитуляции Германии был подписан в ночь с 8 на 9 мая 1945 года, однако и после этого в Европе, в прибрежных дюнах острова Тексел, продолжали гибнуть люди. Немцам противостояли не бойцы советской армии, не англичане, американцы или французы и даже не югославские партизаны. Далеко от гор своей солнечной родины смертный бой с бывшими союзниками приняли грузины — бойцы коллаборационистского Грузинского легиона.

Рождение легиона

Грузинский легион в составе вермахта был создан по приказу немецкого командования под грифом «совершенно секретно» 8 февраля 1942 года. Ведущую роль в этом сыграли прогермански настроенные грузины-эмигранты во главе с бывшим тбилисским генерал-губернатором полковником Шалвой Маглакелидзе, который в 1937 году стал кадровым офицером германской военной разведки — абвера. В конце 1941 года он направился в Польшу и там в Весоле приступил к формированию Грузинского легиона.

Полковник Шалва Маглакелидзе в немецкой форме, 1941 год.

Штаб и учебный лагерь легиона поначалу находились под Варшавой, а затем переместились в литовский город Мариямполе, где с весны 1942 по осень 1943 года выпустили восемь батальонов легионеров. Летом 1944 года в связи с наступлением советских войск организационные структуры легиона снова вернулись в Польшу, под Радом. Первоначально легион состоял из четырёх батальонов — трёх боевых и одного рабочего. Каждый насчитывал около 1000 солдат и офицеров. Батальонам присваивались имена великих исторических деятелей грузинской истории. Позже в составе Грузинского легиона их стало около двух десятков: 795-й батальон «Шалва Маглакелидзе», 797-й батальон «Георгий Саакадзе», 798-й батальон «Ираклий II» и другие.

Первым немецким командиром Грузинского легиона стал бывший пилот люфтваффе капитан Вильгельм Хуссель. После его перевода на Восточный фронт в августе 1942 года должность поочередно занимали обер-лейтенант Клаус Брайтнер, майор Ханнель и подполковник Отто Махтс.

Один из самых одиозных командиров Грузинского легиона, впоследствии палач восстания на Текселе Клаус Брайтнер.

Организационно Грузинский легион подчинялся немецкому Штабу командования восточными легионами (Kommando der Ostlegionen). Всего же, по некоторым оценкам, в армии Третьего рейха служило около 30 000 грузин, включая диверсионную организацию «Тамара», батальон особого назначения «Бергманн», 11 грузинских отдельных инженерно-строительных рот в составе Организации Тодта и другие стихийно создаваемые подразделения. Небольшое количество грузин было в составе власовской РОА и украинской 14-й дивизии СС. Отметились они даже в рядах УПА (Украинской повстанческой армии). На протяжении всей Второй мировой грузинские подразделения, входившие в состав немецкой армии, воевали в Польше, на Украине, в Крыму и на Курской дуге, на Балканах, во Франции и Италии, в Дании и Голландии.

Немецкий пропагандистский плакат Второй мировой войны. Надпись на плакате: «Грузинский легион. Моя честь — моя верность».

Кто служил в легионе?

Личный состав условно можно разделить на несколько категорий. К первой относятся националистически настроенные грузины-эмигранты и их дети. Они считали, что Грузия, в 1921 году вошедшая в состав СССР, фактически оккупирована большевиками, и с ними необходимо бороться всеми доступными способами.

Ко второй категории можно отнести перебежчиков из Красной армии, всякого рода авантюристов и бывших уголовников грузинской национальности. Такие люди встречаются во время любой войны в составе любой армии и, как правило, заканчивают военно-полевыми судами за различные уголовные преступления. Наконец, третья категория — легионеры из числа военнопленных-грузин, завербованных в лагерях. Это была самая многочисленная и самая ненадёжная с точки зрения преданности идеям Третьего рейха часть личного состава грузинских этнических подразделений. Её представители переходили на сторону немцев исключительно из-за невыносимых условий содержания в плену и при любой возможности стремились вернуться по ту сторону фронта. Подобных случаев становилось всё больше, и 10 октября 1943 года Гитлер распорядился перевести все восточные легионы на западные театры боевых действий: во Францию, Италию, Балканы — подальше от Красной армии.

Бойцы Грузинского легиона в немецкой форме.
Грузинский легионер наблюдает за противником через полевой перископ. Нормандия, 1944 год.

Батальон с красивым названием

Осенью 1943 года большинство батальонов Грузинского легиона было переброшено на Западный фронт. Среди них находился и 822-й грузинский батальон с красивым названием «Царица Тамара» (Bataillon 822 «Königin Tamara»), сформированный в мае-июне того же года под Радомом. В Польше он охранял от партизан немецкие железнодорожные коммуникации между Парчевом (Польша) и Брестом (Белоруссия). Затем батальон, которым командовал рьяный нацист майор Клаус Брайтнер, вошёл в состав 16-й полевой дивизии люфтваффе, дислоцировавшейся у голландского Зандфоорта. В последних числах 1944 года 822-й грузинский батальон был переброшен в Германию, в район Франкфурта-на-Одере. Здесь он пополнился немецкими военнослужащими и стал частью 177-го гренадерского полка, называемого в некоторых источниках Грузинским. Полк насчитывал семь рот. Пять из них находились под командованием немецких офицеров, две — под командованием грузин.

К марту 1945 года полк вернулся в Нидерланды и был включён в состав 219-й дивизии, обеспечивавшей оборону в районе военно-морской базы голландского флота Ден-Хелдер. 177-й гренадерский полк, в который на тот момент входил 822-й грузинский батальон, насчитывал около 900 грузин и 150 немцев. В первой половине марта 1945 года батальон оказался на Текселе — самом большом из островов, прикрывающих подход к Ден-Хелдеру со стороны Северного моря.

Немецкая военная карта острова Тексел.

Тексел был не так прост, как могло показаться на первый взгляд. Немецкое командование придавало острову важное стратегическое значение. Его укрепления — мощные фортификационные сооружения, артиллерийские позиции и сеть подземных бункеров — являлись частью Атлантического вала, призванного остановить продвижение западных союзников в Европу со стороны Нидерландов. На острове имелись два аэродрома, одна посадочная площадка, пять немецких артиллерийских батарей с орудиями калибра 75 и 150 мм и одна зенитная батарея. Все они были обнесены пятью-шестью рядами проволоки, а подступы к ним были заминированы.

Макет немецкого артиллерийского бункера на Текселе с пушкой калибра 150 мм в Музее авиации и войны острова.

Связь с Сопротивлением

Ещё когда 822-й батальон находился на материковой части Голландии, в нём была создана подпольная организация, которая начала готовиться к вооружённому восстанию против немцев. Признанным лидером организации считался бывший капитан ВВС РККА, а впоследствии лейтенант вермахта и командир штабной роты батальона Шалва Лоладзе. В апреле 1944 года подпольщики установили связь с членами голландского движения Сопротивления. Восстание предполагалось начать 28 октября 1944 года, приурочив его к планируемой в это время десантной операции союзников в районе Зандфоорта. Однако легионеры узнали, что английское командование отвергло предложение голландского Сопротивления о высадке десанта и рекомендовало воздержаться от поднятия восстания.

Самая известная фотография Шалвы Лоладзе в немецкой форме.

Подпольная деятельность грузин не осталась без внимания со стороны немцев. Ещё в июле 1944 года, когда батальон находился в Зандфоорте, один из немецких переводчиков батальона донёс майору Клаусу Брайтнеру о «наличии в части подпольной группы из 14 человек, руководимой Лоладзе и двумя другими главарями — Меликия и Гонгладзе» и даже передал список заговорщиков, предложив отправить всех в концентрационный лагерь. Брайтнер сначала не поверил доносу, затем всё же отдал несколько человек в руки гестапо, но основные лидеры так и остались на свободе.

Вскоре батальон под благовидным предлогом был разоружён, фактически переформирован в рабочее подразделение и отправлен на Тексел укреплять объекты Атлантического вала. Здесь грузины снова вошли в контакт с Сопротивлением и заявили о готовности поднять восстание. Голландцы просили отложить выступление до прихода союзников, которые обещали высадиться на острове не позднее конца марта 1945 года. Однако в назначенный срок они так и не появились.

Операция «С днём рождения!»

Поводом для начала восстания на Текселе послужила реальная перспектива в самом конце войны попасть в «жернова войны» на Западном фронте. После четырёхнедельного пребывания на острове командир 177-го гренадерского полка получил приказ в связи «с острой нехваткой личного состава» вывести четыре роты на континент. Непосредственно перед выводом, в ночь с 5 на 6 апреля, во всех ротах вспыхнуло восстание, получившее впоследствии название операция «С днём рождения!» — от кодового слова, с которого выступление должно было начаться.

Вот как об этих событиях вспоминал Клаус Брайтнер:

«Приказ о переброске 822-го грузинского пехотного батальона на континент пришёл очень неожиданно. Согласно приказу, на фронт должна была быть переброшена большая часть полка — на уровне германского батальона. (…) Таким образом, об этом было известно всем солдатам. Большинство из личного состава части должно было под моим командованием покинуть остров. (…) В ночь с 5 по 6 апреля, около полуночи, когда роты должны были выступить со своих позиций к восточному побережью Текселя, я, выйдя без особых целей из дома, услыхал раздающиеся повсюду выстрелы и увидел выпущенные в воздух осветительные ракеты. Я подумал, что выступающие грузины таким образом отмечают свой отъезд. (…) Через несколько минут шум усилился. Из расположенного поблизости опорного пункта стали также слышны выстрелы, крики и призывы. Мне пришла в голову мысль лишь о высадке на остров союзников или мятеже голландцев. О самих грузинах я в это время и не помышлял».

Командир 822-го грузинского батальона майор Клаус Брайтнер. Фото сделано в самом конце войны.

Не имея огнестрельного оружия, в первую ночь восстания грузины действовали исключительно штыками. По легенде, первой жертвой «Ночи штыков» стал ефрейтор 822-го батальона Алекс Рейнхард, стоявший на посту возле отделения гестапо в Ден-Бурге. К нему приблизились люди в немецкой форме, и один из них произнёс по-русски: «С днём рождения!». — «Что?!», — удивлённо переспросил Рейнхард. Это были последние слова в его жизни.

К утру 6 апреля легионеры перебили, по некоторым данным, около 420 немецких солдат и офицеров. Преемник Брайтнера на посту коменданта острова обер-лейтенант Клайн получил тяжёлое ранение в спину, но выжил. Легионеры убивали не только немцев, но и своих соотечественников, известных прогерманскими настроениями.

Последний бой — он трудный самый

Поначалу казалось, что грузинские легионеры победили. По сути, они захватили весь остров, кроме пяти береговых батарей, расположенных в западной части острова, и зенитной батареи. Именно эти объекты и стали плацдармом для последующего контрнаступления немцев. Майор Брайтнер спасся от восставших (по одной из версий, он бежал на рыбачьей лодке в одних кальсонах) и к рассвету 6 апреля прибыл на батарею, расположенную к югу от основного расположения батальона. Оттуда Брайтнер отправил в Ден-Хелдер первое радиосообщение о начавшемся восстании и установил радиосвязь с другими морскими батареями острова. Батарея на севере, поднятая по тревоге одним из спасшихся от резни немцев, отбила атаку восставших. Брайтнер тем временем успел доложить о случившемся в Берлин. Ответ фюрера был коротким: «Убить всех грузин!».

Немцы довольно быстро оправились от потрясения. 6–7 апреля они собрали в Ден-Хелдере батальон морских пехотинцев и с помощью небольших судов переправили его на южную батарею. Одновременно из личного состава оборонительных бункеров и опорных пунктов, расположенных вдоль голландского побережья, был сформирован другой батальон морской пехоты, также переброшенный на южную батарею острова. Батальоны постоянно пополнялись добровольцами из воинских соединений немецкой армии с континентальной части Голландии.

Особо тяжёлые бои развернулись за аэродромы. Восставшие надеялись получить от союзников помощь в виде транспортной авиации и десантных подразделений. Однако те, хоть и наблюдали за событиями с воздуха, не спешили вмешиваться. Чтобы не провоцировать их, немецкие морские зенитные установки не открывали огонь по самолётам союзников.

Командный пункт аэродрома, который весной 1945 года долго удерживали легионеры. Снимок 2009 года.

Постепенно немцы завладели инициативой. Плоский, как стол, практически лишённый растительности остров площадью около 500 км² был плотно застроен. Восемь населённых пунктов стали узлами обороны восставших, вооружённых лишь трофейным лёгким стрелковым оружием. Немцы же задействовали несколько бронемашин и огнемётные команды и зачищали буквально каждую деревню.

Позже Клаус Брейтнер вспоминал:

«Грузин не брали в плен, расстреливали на месте. Все знали: мы проиграем эту войну. Но сначала все мы хотели взять реванш, отомстить им».

С 20 по 22 апреля отряд повстанцев укрывался на маяке на севере Тексела. Немцы не могли выбить их оттуда, поскольку не имели тяжёлой артиллерии. Орудия же береговых батарей были направлены в сторону моря, крепко вделаны в конструкции своих бункеров и могли обстреливать лишь морские цели. Для взятия маяка на остров прибыл сапёрный взвод дивизии «Герман Геринг». Под прикрытием огня из пулемётов немецкие сапёры заложили у маяка мощную взрывчатку и завалили вход в него мешками с песком. При взрыве ударная волна ушла внутрь башни, и все грузины погибли.

Маяк Тексела после боёв в 1945 году.

Грузины и примкнувшие к ним бойцы голландского Сопротивления так и не дождались помощи от союзников, которые ограничились призывами по радио к обеим сторонам прекратить кровопролитие. Уцелевшие повстанцы отступили в лес, за минные поля. Началась партизанская война.

«Днём остров принадлежал немцам, а ночью — «русским». Они подрывали нацистские патрули, нападали на КПП. Моя семья прятала одного из раненых «русских» в подвале, хотя за это полагался расстрел», —

вспоминал потом один из местных жителей.

2 мая 1945 года взрывом был уничтожен кабель связи, и остров оказался в полной изоляции: не работали рации и обычные телефоны. Местный житель Алекс Койтельберг вспоминал:

«Никто не знал, что война закончилась. Первые слухи появились лишь 15 мая. Один человек с материка переплыл залив и сообщил нам новость: Германия сдалась. Мы обрадовались, развесили повсюду лозунги «Да здравствует освобождение!». Но немцы начали их срывать: Брайтнер отказался поверить в капитуляцию. Более того, в этот день вермахт провёл парад в Ден-Бурге. Германия лежала, поверженная победителями, фюрер был мёртв, а по нашим улицам маршировали отряды немцев под знамёнами со свастикой, скандируя «Хайль Гитлер!».

Последний бой между восставшими грузинами и немцами произошёл 18 мая. Небольшой отряд под командованием легионера по фамилии Жгенти напал на немецкий конвой. Десять солдат вермахта были убиты, сгорела техника.

Наконец, 20 мая 1945 года на Текселе высадились солдаты из 1-й канадской армии под командованием подполковника В.Д. Кирка. Немецкий гарнизон сложил оружие, 1535 солдат и офицеров сдались в плен. Навстречу канадцам из леса вышли 228 грузин. Остальные, в том числе и руководитель восстания Шалва Лоладзе, погибли в боях. Пленных немцев быстро вывезли с острова, а грузинам разрешили похоронить своих погибших.

Братская могила грузин на острове Тексел, 1945 год.

Канадцы настолько были впечатлены мужеством восставших, что генерал-лейтенант Чарльз Фоулкс, командующий канадскими войсками в Нидерландах, написал письмо руководству СССР, в котором просил амнистировать грузин за их вклад в общую победу. Вполне возможно, что это письмо вместе с аналогичным по содержанию документом, написанным позже генералом Эйзенхауэром, смягчило отношение к интернированным в Советский Союз участникам восстания на Текселе.

Грузинский легионер сдаётся в плен союзникам.

«Тогда считать мы стали раны, товарищей считать»

Разрушения на острове Тексел по сравнению с другими населёнными пунктами Голландии были огромны: десятки домов и ферм сгорели, ущерб впоследствии был оценён в 10 млн гульденов (3,77 млн долларов США по курсу 1945 года).

В 1949 году немецкая Комиссия по военным захоронениям обнаружила на острове 812 тел (в том числе более 400 человек, убитых грузинами в первую ночь восстания) и перезахоронила их на немецком военном кладбище в Исельстейне (Нидерланды). Голландские историки считают, что всего за 45 дней восстания погибло 565 грузин, 120 жителей острова и около 800 немцев, хотя некоторые источники говорят о более высоких немецких потерях: более 2000 убитых. Грузин похоронили в Ходеберге на кладбище, названном именем Шалвы Лоладзе.

Въездные ворота на кладбище имени Шалвы Лоладзе в Ходеберге с надписями на грузинском языке.

Очень разнится информация о дальнейшей судьбе выживших солдат легиона. По одной версии, после того, как канадцы передали 228 уцелевших грузин представителям советского командования и СМЕРШ, их разоружили, посадили на корабль, довезли до Одессы и там, быстро осудив, развезли по трудовым лагерям, откуда почти никто не вернулся. По другой версии, большинство легионеров, кроме тех, кто участвовал в преступлениях нацистов, было амнистировано и продолжило мирную жизнь в СССР. До XXI века дожили немногие. В июле 2007 года в Зугдиди (Грузия) был похоронен участник восстания Покро Гахариадзе. Евгений Артемидзе, один из организаторов восстания, умер в возрасте 90 лет 22 июня 2010 года. К 2015 году в селе Каспи, в 40 км от Тбилиси, проживал 88-летний Гриша Баиндурашвили — наверное, последний из выживших повстанцев с острова Тексел.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится