Впервые за 230 лет в Россию вернулся портрет Екатерины II кисти Дмитрия Левицкого.
307
просмотров
Полотно было создано в 1787 году и с 1789 года хранилось во дворце магистра Мальтийского ордена в городе Валлетта (ныне — Президентский дворец). И вот исторический визит на Родину — выставка одной картины в музее-заповеднике «Царицыно». Примечательно, что 2019 год совместил ещё два юбилея: 290 лет со дня рождения императрицы Екатерины II и 250 лет со дня учреждения ею одной из самых известных отечественных наград — Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

Великая империя

В период более чем тридцатилетнего правления Екатерины II (1762−1796) Российская империя укрепила статус великой державы. По результатам военных кампаний государство расширило территории.

Как мы знаем, портрет кисти Левицкого был написан для прославления Екатерины II, присоединившей в 1783 году к России Крымский полуостров. При этом политические интересы простирались далее. Для контроля Средиземноморского бассейна и противостояния Османской империи чрезвычайно выгодной для России удобной военной базой была Мальта: «Положение сего острова требует не столько по коммерческим, сколько по политическим резонам содержать в нём всегда поверенного человека, как-то опытом последней войны с турками доказано». Вскоре на Мальте появился поверенный в делах России — смелый русский морской офицер, грек по рождению Антоний Псаро, наладивший близкие отношения с Великим магистром Мальтийского ордена.

Именно в качестве дипломатического дара островное государство получило большое парадное полотно, изображающее императрицу в образе богини справедливой войны Минервы.

Левицкий Д. Г. «Портрет Екатерины II с георгиевской лентой», 1787.

Вероятно, Мальта, как и другие порты Средиземного моря — Дамаск, Александрия, Южная Италия, Бейрут — была частью далеко идущих планов по освобождению от турок Царьграда и восстановления Константинопольской империи. При этом представителем России на Мальте стал грек Антоний Псаро, что тоже, возможно, было не случайностью. Впрочем, попал портрет на Мальту через Неаполь, о чём подробно можно узнать на выставке благодаря изысканиям её куратора доктора искусствоведения, заведующей заведующая отделом живописи 18 — первой половины 19 века Государственной Третьяковской галереи Людмилы Алексеевны Маркиной.

Русская Минерва

Важно было не только победить врагов, но и эффектно преподнести свои достижения. Много сил и средств тратилось для прославления побед России над Османской империей и успехов в освоении завоёванных земель. Расходы на «таврический» вояж Екатерины II и её двора составили баснословную сумму в 10 миллионов рублей.

Частью создания имиджа справедливой воительницы была и живопись. С 18 века практика изображения монархов в образе богов стала общепринятой в королевских домах Европы, и Россия не отставала от моды. На портрете Екатерина изображена в полный рост, в тени оливы на фоне боевого походного шатра, в элегантном стальном корсете. При этом меч с изящной рукоятью в виде головы орла убран в ножны, перевитые лавровой ветвью. Об этом дополнительно напоминает надпись на щите: «И меч твой лаврами обвит, не обнажён, войну пресёк».

Надо отметить, что кроме аллегорических деталей вполне реальными элементами являются цепь высшего и первого по времени учреждения русского ордена — Святого апостола Андрея Первозванного и роскошно прописанная шёлковая муаровая лента ордена Святого Георгия I класса. К слову, копия этого полотна, также кисти Левицкого, экспонируется в Ульяновском областном художественном музее.

Вероятнее всего, Левицкий писал портрет не с натуры, а следовал сложившемуся и высочайше утверждённому типу портрета, созданному ещё одним крупным мастером Фёдором Степановичем Рокотовым (1735−1808).

Главный Военный орден

К восшествию Екатерины II на престол в 1762 году Российская наградная система состояла из орденов Святого Апостола Андрея Первозванного (1698/1699) и Святого Александра Невского (1725), а также женского ордена Святой Екатерины (1714). Императрица в своё правление добавила ещё два ордена — Святого Георгия (1769) и Святого Владимира (1782). Основное отличие «Екатерининских» орденов от ранних, так называемых «Петровских» — награждение за заслуги, а не по праву рождения.

26 ноября 1769 года Императрица Екатерина II учредила Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия в четырёх классах. При этом императрица возложила на себя знаки ордена высшего I класса, но не по праву заслуг (как кавалер), а по праву учредителя и гроссмейстера.

Колоризация проектного рисунка Военного Екатерининского Ордена. М. М. Тренихин, 2019.

Третий пункт Георгиевского статута (устава) 1769 года определял заслуги для награждения орденом: «Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны, не дают право быть пожалованным сим орденом: но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы».

Запечатлённый на полотне I класс ордена Святого Георгия состоял из креста, звезды и ленты. Крест ордена Святого Георгия — золотой, покрытый белой финифтью, в центре которого изображался герб Московского Царства — Святой Георгий, пронзающий копием змия, в красном поле. На обратной стороне креста размещался вензель (монограмма) Святого Георгия, состоящих из переплетенных букв «С» и «Г». Звезда ордена также золотая, четырехугольная, посреди которой в золотом поле изображен вензель Святого Георгия, окруженный орденским девизом в черной кайме «За службу и храбрость», располагалась на левой стороне груди. Широкая шелковая муаровая лента ордена I класса состояла из трех черных и двух желтых полос и носилась через правое плечо.

Кавалеры ордена Святого Георгия 18 века

Интересно проследить количество награждений за службу и храбрость в 18 веке. Высокая военная награда для офицеров вручалась нечасто. Орден Святого Георгия I класса вручался лишь восемь раз (не считая самой Императрицы). К примеру, генерал-аншеф граф Алексей Григорьевич Орлов в 1770 году за Чесменское сражение был награждён орденом Святого Георгия I класса: «За храброе и разумное предводительство флотом и одержание знаменитой при берегах Ассийских над турецким флотом победы и совсем оной истребивший». И получил почётное право присоединить к своей фамилии приставку «Чесменский».

В царствование Екатерины Великой орден Святого Георгия II класса, состоявший из аналогичного большого креста на широкой шейной ленте и звезды, жаловался только 33 кавалерам, в чинах не ниже генерал-майора и контр-адмирала. Последних было всего два: Самуил Карлович Грейг (1770 год) и Фёдор Фёдорович Ушаков (1790 год).

Орден Святого Георгия III класса, представлявший собой крест меньшего размера на шейной ленте, с 1770 по 1796 год были вручены 120 раз. В большинстве случаев орден Святого Георгия III класса вручался полковникам и генерал-майорам, но за исключительные подвиги этой высокой наградой было пожаловано три капитана и шесть майоров.

Младший IV класс, состоящий из такого же креста на ленте, но в петлице с левой стороны мундира, как можно понять из динамики предыдущих классов, вручался чаще всего. В XVIII веке сухопутным и флотским офицерам, а также генералам и адмиралам было вручено всего около 1287 орденов Святого Георгия IV класса.

С 1770 года по 1796 год приблизительно половина орденов Святого Георгия IV класса было пожаловано за боевые заслуги. Остальные были выданы за беспорочною выслугу 25 лет и совершение 18 морских кампаний (каждая кампания считалась приблизительно по полгода, проведённых в море). Почему же выслуга лет приравнивалась к совершению боевого подвига? Потому что в реалиях XVIII века прослужить в офицерских чинах такое количество лет было не меньшим подвигом, чем отличиться на поле брани.

Прообраз ордена Святого Георгия

В 18 веке под орденом понимались не только и не столько его знаки. Ещё главенствовало суждение, что орден — это корпорация (объединение) наиболее заслуженных людей, что имело отсылку к средневековым рыцарским орденам. Это был большой церемониал, имелись орденские храмы, пышные облачения, даже орденская посуда, которой сервировали праздничные столы на орденские праздники.

Реставратор Эми Шиберас за работой.

Далеко не все знают, что до учреждения ордена, в правление императрицы Екатерины был составлен одноименный проект-прообраз. Военный Екатерининский Орден — нереализованный проект, составленный, предположительно, графом Захаром Григорьевичем Чернышёвым в 1763—1765 годах. Военный Екатерининский орден должен был делиться на две степени, старшая из которых носилась на шее, а младшая в петлице. Статут ордена представлял собой переведённый и несколько измененный статут австрийского ордена Марии Терезии, учреждённого в 1757 году. Девиз ордена: «За службу военную». Из-за большого количества недоработок проект не был утвержден, однако, послужил безусловным прототипом ордена Святого Георгия.

Что интересно, так это форма орденских знаков неосуществлённого проекта — Мальтийский крест! Впрочем, за основу мог быть взят не только австрийский Военный орден Марии Терезии, но и французский Военный орден Святого Людовика, форма которого в виде Мальтийского креста с медальоном посередине наиболее близка к форме прототипа. И все же, существование древнего Мальтийского ордена, пускай косвенно, но оказало влияние на большинство существовавших тогда европейских орденов, в том числе и Святого Георгия. Так что отношения России и Мальты можно прослеживать не только в дипломатии. А насладится прекрасной тонкой живописью Дмитрия Левицкого можно в Большом дворце музея-заповедника «Царицына» до середины января 2020 года.

Быть может, чтобы увидеть её вновь в России, придётся прождать ещё 230 лет…

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится