Джейн Мэнсфилд: киноактриса, которая свела с ума Америку и поплатилась за это жизнью
273
просмотров
Её начали снимать как замену Мэрилин Монро, но вскоре Мэнсфилд стала и популярнее, и богаче. Именно из-за неё у Барби такие странные пропорции тела. А ещё её история потрясает своей жуткой оборванностью.

По легенде, это с неё «лепили» куклу Барби – в первом варианте внешности куклы, конечно. И это именно из-за её собственного стиля Барби «полюбила» розовый. Это её совместная с Софи Лорен фотография в двадцать первом веке превратилась в популярный мем о зависти. Её считали, и небезосновательно, только подражательницей Мэрилин Монро, но в итоге Мэнсфилд зарабатывала побольше оригинала.

Такие женщины в почтенном возрасте превращаются в легендарных старух, но Джейн не суждено было пережить свою молодость, и виной – частично – оказалась как раз её работа.

Джейн Мэнсфилд прославилась как одна из самых интеллектуальных актрис Голливуда, всю жизнь проведшая в амплуа прелесть какой дурочки; как одна из самых вольных нравами звёзд, наряду с, например, Грейс Келли; как одна из самых богатых представительниц эпохи платиновых блондинок.

По ней сходили с ума миллионы. Но в России её не знает почти никто, и разгадка проста: россияне, как правило, хорошо знают былых голливудских звёзд из тех фильмов, которые шли в советском прокате. А фильмы с участием Мэнсфилд на советский экран не пускала цензура. Это были легкомысленные и скабрёзные комедии, в которых половина шуток вертелась вокруг потрясающего размера груди Джейн.

Маленькая мисс Палмер

Свою жизнь будущая кинозвезда начала под именем Вера Джейн Палмер. Как водится в англоязычной культуре, в повседневности использовалось именно второе имя. Джейн потеряла отца, когда ей было три, это было тяжёлым ударом для неё и матери. Но они вскоре оказались богатыми наследницами и могли позволить себе все радости жизни; это определило привычки Джейн на всю жизнь. Была Джейн, кстати, жгучей брюнеткой.

В школе девочка училась отлично. Особенно хорошо ей давались точные науки. Помимо обычных занятий, она посещала множество кружков – училась играть на музыкальных инструментах, брала уроки бальных танцев и покоряла иностранные языки. Кстати, уже взрослой она щеголяла знанием пяти разных языков – и говорила на них блестяще. Тем не менее, совершенно неожиданно её жизнь пошла по сценарию, который куда чаще встречается у девочек из школ попроще и семей с финансами поплоше.

В выпускном классе Джейн забеременела от сверстника, спешно вышла за него замуж и оказалась в условиях, которые трудно так сразу определить – то ли просто бедность, то ли нищета.

Мать оплатила обучение Джейн в университете в Лос-Анджелесе, но зарабатывать на жизнь молодым пришлось самим. Пока многие их приятели развлекались на вечеринкам в кампусе, Джейн продавала в кинотеатрах поп-корн, бежала к ученице на урок танца, позировала в никому неизвестном рекламном агентстве или отстаивала очередь на кастинг в фильм. Практически в любой, в который был шанс вообще встать в очередь. В другие вечера она оставалась с ребёнком, а в поисках подработки бегал её юный муж.

В таком возрасте бытовые неурядицы легко разрушают чувства. Брак четы Мэнсфилд продлился недолго. Фактически, Джейн осталась одна с ребёнком на руках в ситуации «пан или пропал». Что-то надо было делать, и срочно. Джейн прикинула так и этак, осветлила свою чёрную гриву в платиновый блонд (о, это было совсем нелегко, и дело не в моральных сожалениях), надела самую откровенную блузочку и прочесала на предмет заказов всё, что можно было прочесать, не сваливаясь в проституцию и порнографию. Что ж, тактика сработала. Одно фото на обложке свеженького Playboy – и она проснулась знаменитой.

Блондинка со скамейки запасных

1956 год. 20th Century Fox разругался в пух и прах с Мэрилин Монро и срочно искал на замену платиновую блондинку с пышной грудью – под такой типаж, с оглядкой на Монро, было создано конвейерно уже несколько сценариев. Мэнсфилд,  успевшая мелькнуть в паре фильмов, получила роль практически сразу. Фильм с её участием – «Эта девушка не может иначе» – прошёл по экранам Штатов более, чем успешно. Уже через год за работу в картине «Заблудившийся автобус» Мэнсфилд получает Золотой глобус как дебютантка. Казалось бы, начало блестящей карьеры, но, но...

Голливуд всегда был оплотом ханжества (или почти всегда).

В пятидесятые-шестидесятые актриса должна была или долго карабкаться к славе, постоянно оглядываясь на свою репутацию и годами довольствуясь скромными гонорарами (несмотря на практически обязательное участие в бурных вечеринках и принуждение режиссёрами и продюсерами к интиму)... Или, как сделала Мэнсфилд, моментально сыграть на гиперсексуальном образе и начать загребать деньги лопатой, но поставить крест на сотрудничестве с серьёзными режиссёрами и на все возможные награды.

Мэнсфилд, привыкшая жить в достатке, уже не могла выносить финансовые ограничения и выбрала второй путь.

На знаменитой фотографии, где Лорен косится в декольте Мэнсфилд (таких снимков даже два), на лице Лорен вовсе не зависть, как принято думать. Дело в том, что для привлечения внимания Джейн завела привычку «случайно» ронять грудь из платья, которое в обязательном порядке носила без бюстгальтера (но, кстати, по слухам – с обязательным корсетом, утягивая талию до своих знаменитых 54 сантиметров). У Лорен были основания бояться оказаться на одном фото со внезапно обнажившейся Мэнсфилд, а ещё ей очень не хотелось, чтобы грудь Джейн выпрыгнула, пока Софи сидит над своей едой.

Множество фотосессий. Появление в людных местах в обтягивающем искрящемся платье – например, на лондонских скачках. Совместное шоу с мужем... Да, Джейн вышла замуж за боксёра венгерского происхождения, Микки Харгитея. Они замутили собственное шоу и сделали трёх детей. Это замужем за Микки Мэнсфилд построила знаменитый огромный розовый особняк с бассейном сердечком – дом, которым вдохновлялись создатели Барби. Правда, в остальном брак не особо удался. Джейн работала, как проклятая, и считала, что поэтому имеет право отдохнуть на всю катушку. Она расслаблялась на вечеринках с алкоголем и нередко подцепляла там кого-то на ночь.

Микки, который на полиаморный брак не подписывался, отчаянно ревновал.

Пара ссорилась, и Харгитей подал на развод. Как раз в процессе Джейн обнаружила, что ждёт третьего ребёнка – дочь Маришку. Та, кстати, выросла пусть и не звёздной, но успешной телеактрисой. Много позже. А пока Микки ушёл из жизни Джейн строить новое счастье, и Мэнсфилд обнаружила, что с четырьмя детьми на руках надо зарабатывать, пожалуй, ещё больше, чем раньше.

Когда она не позировала фотографам, она сияла улыбкой с телеэкранов. Когда она не хлопала ресницами под светом софитов в телестудии, она разучивала и репетировала роль. Когда она не репетировала (и не снималась в очередном дурновкусном, но неплохо оплачиваемом фильме), она пела со сцены ночного клуба. Когда не пела – заводила нужные знакомства на вечеринках (да, она там не только оттягивалась). Когда не пила с продюсерами, валялась в маске на лице или плавала, тысячекратно пересекая бассейн – чтобы сохранить свою знаменитую талию. Только с ней «продавалась» грудь.

На неретушированных фото видно, что у Мэнсфилд были и растяжки после родов, и целлюлит, и дряблый животик. Это было неважно, если сохранялась фигура в целом. Фото обрабатывали. Перед живой же публикой Джейн показывалась исключительно в сексуально обтягивающих, с откровенными декольте, но наглухо закрытых на животе и бёдрах платьях. Публике всё нравилось. И даже более того. Часто за неделю Джейн зарабатывала столько, что могла купить себе ещё особнячок. Если б только захотела.

Конечно же, она недолго оставалась одна. Её третьим мужем стал телепродюсер Мэтт Симбер, но он долго не продержался. Вскоре его сменил менеджер Джейн, Сэм Броуди – но только пока что неофициально. О том, что они поженятся, уже начали говорить, но до венчания дело не дошло. Зато с Сэмом их не разлучила даже смерть. Даже, можно сказать, закрепила их союз.

Почти безголовая Джейн

В самом конце июня 1967 года газеты США взорвались заголовками: Джейн Мэнсфилд потеряла голову! Увы, не от мужчины. Она попала в страшную аварию, и голову ей оторвало. На самом деле, всё было не так, но оторванная голова задержалась в голливудских легендах. Мэнсфилд действительно попала в аварию и умерла. К тому привело стечение обстоятельства. Многие напрямую обвиняли её то ли трудоголизм, то ли жадность.

В ту ночь Джейн провела два шоу подряд в ночном клубе. Её дети от второго брака – Миклош, Золтан и Маришка – спали за кулисами. Перед рассветом они с Сэмом разбудили старших детей – девяти- и семилетнего мальчиков, чтобы те перешли в машину. Трёхлетнюю Маришку вынесли на руках. Машина была достаточно просторная, чтобы на заднем сиденье дети продолжали спать. На передних уместились Джейн, Сэм и их водитель. Для Джейн рабочий день ещё не заканчивался. Она спешила на съёмки на телевидение. Скорее всего, там же, возле телестудии, дети бы и позавтракали вместе с мамой.

Младший ребёнок, от третьего брака, полуторагодовалый Тони, был слишком мал, чтобы мама могла приглядывать за ним между делом. С собой она его не брала.

На рассвете, как часто бывает, дорогу заволокло густым туманом. Путь лежал из городка Милокси в Нью-Орлеан. Опаздывать не рекомендовалось. Водитель, молодой парень по имени Ронни Харрисон, на зрение не жаловался никогда. Но в то утро он, похоже, не смог разглядеть здоровенный автопоезд, едущий впереди. Он въехал в грузовик. Машина оказалась под гигантским автопоездом, всю верхнюю часть буквально снесло корпусом прицепа. Головы Джейн, Сэма и Ронни оказались смертельно повреждены.

Позже на автопоезда сзади начнут цеплять палку-бампер, чтобы та не давала автомобилям въезжать на скорости под «брюхо» прицепа. Эту палку так и станут звать – «мэнсфилд». А пока водитель грузовика остался дожидаться полиции у автомобиля, полного, как ему сначала показалось, мертвецов. Вдалеке было видно что-то вроде женского скальпа. Чуть позже его деловито сфотографируют как «голову Джейн» репортёры. Ещё чуть позже полицейский запишет в протокол – «слетевший парик, цвета платиновый блонд». Да, это был только отлетевший парик.

В автомобиле водитель грузовика обнаружит испуганных, плачущих детей мал мала меньше. Их ранило незначительно. Потом их увезут в госпиталь и там окажут помощь. В госпиталь за ними примчится из другого штата отец, Микки, и увезёт. Его жена, стюардесса по профессии, воспитает их. Старшая дочь, шестнадцатилетняя Мэри, к тому моменту уже будет жить у дяди и тёти по отцу. Её перевезли после того, как – за неделю до смерти матери – Сэм Броуди избил её, и Мэри обратилась в полицию. Кстати, её единственную из детей допустят на похороны матери. Малыша Тони поднимет его отец.

И никто никогда не узнает, как постареет Джейн Мэнсфилд, женщина, которая слишком много работала ради этих пятерых детей.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится