Главная ханжа Европы, товарищ по кровавой революции и др: как сложились судьбы жен кровавых диктаторов
186
просмотров
Кто они, женщины возле диктаторов разной степени кровавости? Заложницы или соучастницы? Чем для них обернулся конец власти мужа над страной? История сохранила ответ на этот вопрос для многих из них.

Обычно они умирают?

У всех на слуху история Евы Браун, которая оставалась с Гитлером до последнего и вместе с ним покончила жизнь самоубийством. Многие считают, что так заканчивалась жизнь всех диктаторских жён. В конце концов, жену Чаушеску расстреляли вместе с ним, а одна из жён Сталина, Надежда Аллилуева, покончила жизнь самоубийством. Добровольно ушла из жизни – через много лет тюремного заключения после смерти мужа – и одна из жён Мао Цзедуна, Цзян Цин. Но на самом деле далеко не всех жён диктаторов можно назвать их прямыми или косвенными жертвами, и многие надолго переживали своих мужей.

Мадам Бокасса

Центральноафриканская республика, 1966-1979

У знаменитого тирана-людоеда Жана Беделя Бокассы было девятнадцать жён и семьдесят семь детей (по крайней мере, официально признанных). На фоне прочих жён выделялась своим положением Екатерина Дангиаде – единственная, которую он короновал как императрицу, когда провозгласил императором себя. Именно её сын был избран Бокассой как наследник.

Империей стала страна, до и после царствования Бокассы известная как Центральноафриканская республика. Это бывшая колония Франция обрела независимость в 1960 году. Екатерина родилась в соседнем с республикой стране – в Чаде, на родине матери, но выросла в ЦАР, на родине отца. Бокасса был знакомым её отца, представителем того же клана. Несмотря на символическое родство, отец Катрин и слышать не хотел об их свадьбе. Бокасса (тогда ещё далеко не диктатор) сумел уломать его, когда девушке было уже пятнадцать. Так, в пятнадцать, она и вышла замуж. Знакомы они к тому моменту были около двух лет.

Тринадцатилетняя Катрин шла домой из лицея. Сорокалетний офицер Бокасса проезжал мимо на автомобиле. Увидев Катрин впервые, он стал каждый день поджидать её в машине у школы.

Сначала только смотрел. Да, в точности, как это показывают в триллерах о маньяках: подъезжал каждый день к школе, откуда выходили дети, и смотрел на одну из учениц. Потом сумел разговорить Катрин. Главное было – узнать, кто её родители. А уж к родителям он сумел найти подход.

Екатерину Бокасса окружал невиданной ею прежде роскошью – и она очень быстро привыкла к роли сначала первой леди, потом императрицы. Её коронационное платье стоило больше семидесяти двух тысяч долларов. В быту она тоже себя не слишком ограничивала – без килограмма, а то и больше, драгоценных украшений из спальни не выходила. Держалась важно, так что в народе её обычно звали «Маман Кати». Всякий знал: чтобы потрафить «Маман Кати», надо подарить ей хорошо сделанное чучело животного. Она их коллекционировала. Разделяла ли она с мужем блюда из человечины? Кто знает. Она, конечно, утверждала, что нет.

Сам Бокасса тоже отрицал людоедство, а куски человеческих тел в холодильнике называл сувенирами.

Бокасса захватил власть в 1966 году и оказался низложен в 1979. Вместе с Катрин и некоторыми другими членами семьями он перебрался под Париж. Тем временем на родине его заочно за множественные преступления приговорили к смертной казни. Однако Бокасса до последнего был уверен, что народ его любит и, стоит ему вернуться, то за ним, как за Наполеоном некогда, пойдут буквально все. В 1986 году он именно это и сделал. Его судили ещё раз, теперь очно, и приговорили к пожизненному заключению. Умер он через несколько лет, выйдя на свободу по амнистии.

Екатерина же, по слухам, практически с самого начала своего шикарного изгнания во Франции (Бокассы жили там в настоящем замке) крутила роман с французским президентом. Из-за этого её отношения с мужем стали ухудшаться, и Катрин предпочла уехать в другой город. В следующий раз она увидела его уже на его похоронах – как официальная вдова, сочла нужным на них прилететь. Сейчас она по-прежнему проживает в столице ЦАР. Её бывшего мужа в 2010 году реабилитировали, и президент ЦАР назвал его «великим гуманистом», так что чувствует себя «Маман Кати» вполне спокойно.

Синьора Франко

Испания, 1936-1975

Режим Франсиско Франко начался исключительно кроваво. Дело не только в войне с испанскими республиканцами. Расстреливали огромное количество мирных жителей – в этом отношении, что подсчитано уже в наше время, франкисты далеко обогнали республиканцев. Среди жертв режима Франко – легендарный поэт Федерико Гарсиа Лорка; приказ о его расстреле уже найден в архивах и рассекречен.

Сам Франко фактически правил в Испании с 1936 по 1975 год. На это время испанские женщины были лишены даже надежды на равные права с мужчинами: например, финансами жены мог распоряжаться её муж... а она сама – нет. Во франкистской Испании список преследуемых был так обширен, что требует, по хорошему, отдельной статьи. Тем не менее, что для многих является откровением, Франко поддерживал сам Сальвадор Дали. Художник имел возможность жить в США, но предпочёл вернуться под крыло «великого человека» (это определение Дали).

Практически всё время возле Франко была его жена, Кармен Поло. Более того, считается, что у неё было огромное влияние на каудильо, так что часть его политики можно счесть её заслугой (или, точнее, виной). Скрываясь за маской консервативной, буквально жаждущей собственного бесправия дамы, Кармен лицемерно вела двойную жизнь, сочетая наряды и рассуждения о том, как важны традиционные ценности, и реализацию своих амбиций.

Кармен происходила из одной из самых знатных семей Астурии, некогда сделавшей состояние на грабеже коренных американцев.

Когда она познакомилась с Франсиско, ей было около шестнадцати, ему – двадцать четыре, и увидели они друг друга, конечно, на католическим празднике. Несколько лет Франко добивался её руки (семья Кармен была, конечно, против – Франко был буквально никто, офицеришка без особого будущего из семьи без особого прошлого) и добился.

Свадьба прошла громко. Посажённым отцом – благодаря пошедшей в гору карьере Франко – официально был сам король. Приехать лично он не смог, его представлял один генерал, но Кармен всё равно была счастлива, а её семья стала намного теплее относиться к зятю. Правда, в самом браке Кармен быстро разочаровалась, и её отношения с мужем, внешне образцовые, превратились, скорее в добрососедские. Как сказала об этом сама Кармен, он слишком сильно любил читать книги, которые она не понимала.

Некоторые даже считали, что дочь Кармен родила не от мужа. А, например, от его менее холодного с женщинами брата.

Тем не менее, Франко исправно оплачивал счета жены. А они были немалыми. Донья Кармен любила элегантные наряды и жемчуга. Бусы из жемчуга, серьги из жемчуга, украшения в волосы... Однако, если в тридцатые и сороковые года Кармен больше занималась украшениями и нарядами, чем делами мужа, то в пятидесятые развернулась вовсю, и многие знали, что есть вопросы, которые надо обсуждать с сеньорой Франко, а не сеньором. И это при том, что каудильо всегда вслух высказывался против какого-либо женского участия в политике.

Считается, что именно донья Кармен стоит за введением жёсткой нравственной цензуры в Испании и что она тщательно следила, чтобы даже на приёмах её муж не видел молодых красивых девушек – мол, может разволноваться, сон собьётся... Опять же, красивые девушки – это обычно шпионки и наёмные убийцы. Разве нет?

В 1975 году Франко умер, и Кармен стала благочестивой вдовой. Каждый год она посещала мессу его памяти и шествие его памяти, вплоть до 1987 года. Всё это время она фактически жила затворницей. Ни она сама не хотела общаться с родственниками (видимо, недостаточно понимавшими величие её мужа), ни родственники не горели желанием с ней общаться. В 1988 году она скончалась от пневмонии. На её похороны пришли пять тысяч человек. Правда, поминали они всё равно Франко, а не его только что почившую вдову. Довольно консервативно. Вероятно, Кармен бы понравилось.

Верная соратница Пола Пота

Верная соратница Пола Пота Кхиеу Поннари (на фото - слева) была первой женой лидера крайне левого режима «красных кхмеров» Пол Пота. О супруге камбоджийского политика неизвестно практически ничего. Даже то, сколько детей она родила Пол Поту.

Камбоджа, 1975-1979

Режим «красных кхмеров» известен в том числе зверским уничтожением лиц, которых подозревали в принадлежности к интеллигенции (например – помимо библиотекарей или врачей – любых обладателей очков для слабого зрения). Мало кто из последователей Пола Пота, лидера «красных кхмеров», похоже, задумывался о таких фактах его биографии, как придворная карьера его двоюродной сестры, начальницы фрейлин, или как получение им высшего образования на правительственную стипендию от предшествующего «антинародного» режима.

Между прочим, стипендию целенаправленно дали на обучение во Франции, так что Пол Пот ещё и за границей пожил за счёт родного государства.

В общем, сам Пол Пот был как раз выпестован предшествующим режимом, а не родился в борьбе с ним. То же можно сказать и про его жену, Кхиеу Поннари. Она родилась в семье судьи (он, правда, бросил жену и детей чуть позже, сбежав с принцессой камбоджийской правящей династии), закончила лицей, стала первой женщиной, получившей степень бакалавра в Камбодже. Так же, как будущий муж, она ездила учиться в Париж – причём изучала там кхмерскую лингвистику, то есть поехала не за какими-то уникальными знаниями.

Вернувшись на родину, она стала преподавать в школе и выпускать журнал для девушек. Очень ограниченным тиражом. Учителем был и её муж, которого тогда звали ещё Салот Сар и в котором никто не видел будущего организатора массовых убийств. Она была верной соратницей Пола Пота в его марксистском кружке, в некоторых чисто бытовых отношениях даже наставницей (ведь Поннари  была старше на восемь лет) и как-то месяцами безропотно скрывалась с ним в джунглях – когда правительство объявило коммунистов вне закона. Считается, что именно тогда у неё развилась шизофрения, но что в её идеях было результатом осознанных убеждений, что – обоснованными страхами и что – чистой воды ментальным расстройством (если оно было), уже нельзя сказать с уверенностью.

В любом случае, уже в благополучные годы она не раз будила мужа или не давала ему выпить воды, уверяя, что его как раз пытаются убить вьетнамцы.

После прихода мужа к власти она возглавила Национальную Ассоциацию женщин Кампучии, а через два года её объявили «матерью революции красных кхмеров». А уже через год она развелась с Полом Потом из-за его не слишком удачных военных действий с вьетнамцами (или из-за того, что она всё время твердила о вьетнамцах, кто знает). Поннари  жила обособленно и даже не знала, что Пол Пот женился ещё раз, что он умер – и даже, кажется, не заметила, что её амнистировало новое правительство. Да, она несколько лет прожила вне закона. И, в отличие от вьетнамцев, новое положение и слава соратницы организатора геноцида её не беспокоили. Она умерла в усадьбе своей сестры. У её сестры, также одной из лидерш «красных кхмеров», была своя усадьба.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится