Ирония судьбы Владимира Киршона: за что в СССР приговорили к расстрелу автора стихов «Я спросил у ясеня…».
Каждый Новый год вся страна увлеченно в очередной раз смотрит комедию Эльдара Рязанова "Ирония судьбы, или С легким паром". Не секрет, что особое романтическое настроение создают песни, звучащие в картине. Они написаны на стихи известных поэтов того времени и предыдущих десятилетий.

Это Марина Цветаева, Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Борис Пастернак. Если все это известные и популярные в стране стихотворцы, то автора строк песни "Я спросил у ясеня, где моя любимая..." практически никто не знает. Это был Владимир Киршон, у которого оказалась поучительная и трагическая судьба. Историю поэта расскажем в этой статье.

Детство и юность

Владимир Киршон появился на свет в Нальчике. Он родился в 1902 году. Его отец был выпускником юридического факультета Санкт-Петербургского университета, который работал присяжным стряпчим. Мать будущего поэта - выпускница Бестужевских женских курсов, фельдшер.

Когда случилась Февральская революция, герой нашей статьи с матерью перебрался в Кисловодск. В 1917 году он поступил в местную мужскую гимназию. А уже летом будущего года ушел в красные партизаны. Его приняли в команду бронепоезда при отряде Янышевского. Принимал участие во взятии Владикавказа.

Затем вернулся в Кисловодск. Когда в город вошли белые, мать отослала его к родственникам в Ростов. Оттуда он добрался до Харькова, чтобы снова вступить в ряды Красной Армии.

В 1920 году Киршон стал членом партии. Окончил коммунистический институт имени Свердлова.

В студенческие годы появилась его тяга к творчеству. Его первыми произведениями стали пьеса "Наша Карманьола", песни "Мировой пожар горит, буржуазия дрожит!" и "Мы - фабричные ребята".

В 1923 году написал в соавторстве с Михаилом Бойтлером сценарий для одного из самых первых в СССР приключенческих фильмов о шпионах. Картина получила название "Борьба за ультиматум".

Общественная деятельность

Также Киршон активно занимался общественной работой. На Северном Кавказе и в Ростове-на-Дону организовал ассоциации пролетарских писателей.

Затем был назначен одним из секретарей Российской ассоциации пролетарских писателей, которая базировалась в Москве.

В жанре соцреализма

В жанре соцреализма

В то время герой нашей статьи был ярким представителем соцреализма. В своих пьесах конца 1920-х - начала 1930-х годов он прославлял строительство социалистического государства. В частности, речь идет о произведениях "Чудесный сплав" и "Рельсы гудят".

В 1931 году стал известен, благодаря пьесе "Город ветров", посвященной 26 бакинским комиссарам, а также постановке "Хлеб", в которой рассказывалось о решении партией проблемы сбора хлебозаготовок.

С 1932 года руководил журналом "Рост". В своих произведениях всегда воспевал стойкого большевика, коллективизацию.

Любимчик властей

В начале 1930-х годов Киршон оказался на пике популярности. Особенно его любили и ценили власти. Поэт и драматург считался протеже самого Генриха Ягоды. К тому же был одним из ключевых идеологов Российской ассоциации пролетарских писателей.

Спектакли, которые ставили по пьесам Киршона, в то время шли на главных театральных сценах страны, но не представляли никакого художественного значения, так что до нашего времени не сохранились.

Выступления на собраниях

Прославился Киршон не только как драматург и поэт. Он активно выступал на всевозможных писательских собраниях, на которых громил своих коллег по цеху, не так активно прославлявших советскую власть. Особенно сильно от него доставалось Алексею Толстому, Михаилу Зощенко, Михаилу Пришвину, Вениамину Каверину.

После выхода в печать пьесы "Бег" Михаила Булгакова Киршон писал в газете "Вечерняя Москва", что теперь отчетливо проявилось лицо классового врага. Эта пьеса, как и "Багровый остров", являются яркими образцами буржуазных настроений в советской драматургии.

В 1930 году герой нашей статьи участвовал в съезде коммунистической партии, на котором обсуждали фигуру философа Алексея Лосева. Цензура пропустила ее в печать, однако функционерам сильно не понравились идеи, изложенные мыслителем. Киршон был резок и категоричен. За высказанные умозаключения он предложил "поставить к стенке" Лосева.

Письма Сталину

Хорошо известно, что Киршон лично писал Сталину. Причем обращался к нему неоднократно.

В 1933 году отмечал, что считает себя обязанным сообщить вождю народов о попытках развязывания борьбы между коммунистами-литераторами. По сути, это были доносы, которые он в большом количестве писал на своих коллег по цеху.

В 1934 году жаловался Сталину и Кагановичу на журналистов. Когда кто-то критиковал его творчество, он всегда обвинял оппонента в травле.

Единственным критиком, к мнению которого он прислушивался, был сам Сталин. Генералиссимусу он регулярно отправлял свои пьесы, чтобы тот указал ему на недостатки.

Рассказывают, что сам Сталин скептически относился к творчеству Киршона. Якобы, однажды драматург подбежал к нему, чтобы спросить его мнение о пьесе "Хлеб", которую накануне показали во МХАТе. Сталин ответил, что ничего не помнит. При этом добавил, что смотрел 13 лет назад "Коварство и любовь" Шиллера, которую помнит детально, а вчерашний "Хлеб" Киршона - нет.

В опале

Однако популярность и благосклонность властей не спасли литератора во время сталинских репрессий. Весной 1937 года арестовали его главного куратора Ягоду. После этого последовала волна задержаний его приближенных.

В апреле супруга Михаила Булгакова Елена в дневнике отметила, что Киршона не выбрали в президиум на собрании столичных писателей. Она пишет, что причины этого в падении Ягоды, но все же приятно осознавать, что в мире существует справедливость.

Еще через несколько недель в ее дневнике появилась запись о том, что Юрий Олеша позвал пойти на собрание драматургов, где должна состояться расправа над Киршоном. Булгаков отказался. Ему было противно представить себе, как его будут раздирать, в основном, те, кто несколько лет назад больше всего подхалимствовал перед ним.

Оказавшись в немилости, Киршон в очередной раз прибег к возможности написать Сталину. Он подчеркивал, что вся его жизнь была посвящена служению партии. При этом признавал грубые ошибки, совершенные за последнее время, просил покарать его по праву, но только не исключать из КПСС.

Очевидно, что вождь народа не прислушался к этому призыву. Киршона ждал расстрел в 1938 году. Ему было 35 лет.

Среди тех современников, кто с теплотой вспоминал о Киршоне, была актриса Клавдия Пугачева. Она писала в дневнике, что Владимир был человеком, который любил делать приятное окружающим. При этом обладал удивительной способностью повернуть все дела так, что огорчения, которые до этого казались человеку непреодолимыми, превращались в обычные житейские пустяки. После встреч с ним всегда наступало облегчение. Она утверждала, что он много помогал материально своим товарищам по писательскому цеху. Не было случая, чтобы он оставил без внимания чью-нибудь просьбу. Даже самую незначительную. К тому же он был блестящим оратором, который умел выслушивать человека, обладал способностью сразу вникать в проблему, знал, как помочь.

Прославившая его песня, которая вошла в фильм "Ирония судьбы", была написана в середине 1930-х годов. Он сочинил ее для комедии "День рождения", которая шла в театре Вахтангова. Музыку написал в то время начинающий композитор Тихон Хренников.

Сами ноты до наших дней не сохранились, но их автор вспоминал, что песня у него получилась намного веселее, чем у Микаэла Таривердиева. Ведь изначально она была ироничной.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится