Как спасали сокровища московского Кремля
108
просмотров
Сотрудники музеев рисковали жизнью, пытаясь не допустить вывоза драгоценных реликвий и экспонатов.

Установив советскую власть и оправившись от Гражданской войны, большевики стали решать, как восстанавливать и поддерживать экономику новой страны, охваченной голодом, нищетой и разрухой. Во второй половине 1920-х начались масштабные «сталинские распродажи» художественных ценностей Российской Империи на Запад. Буквально оптом миллионерам США и Европы продавали царские короны, бриллианты, яйца Фаберже, иконы и живопись старых мастеров и импрессионистов из российских музеев, в том числе из Эрмитажа.

Венчальная корона Романовых теперь находится в музее в Вашингтоне

Однако, благодаря стараниям музейных сотрудников, многие важные вещи все же удалось спасти и сохранить. Одним из таких музейных защитников был Дмитрий Иванов, директор Оружейной Палаты - одного из музеев Московского кремля.

Национализация ценностей

Национализация ценностей Сотрудники Гохрана занимаются аттестацией коронных ценностей

Императорские регалии, драгоценности и ценные вещи императорской семьи были эвакуированы из Петербурга в Кремль еще в начале первой мировой из-за опасности нападения немцев на тогдашнюю столицу империи.

После революции 1917 года в Наркомате просвещения сформировали музейный отдел, а в нем подотдел охраны памятников искусства и старины. Для защиты царского имущества от стихийного использования в Кремль был командирован сотрудник отдела Дмитрий Иванов. Он происходил из дворянского рода, с детства был окружен предметами искусства и старины. Еще в царской России получил классическое образование, окончил Московский университет, стал юристом и работал в Министерстве юстиции. Но его всегда занимало сохранение ценностей культуры. Еще за 40 лет до образования ЮНЕСКО, он призвал мировую общественность принять международный закон по защите произведений искусства. Иванов считал невосполнимой потерей культурные ценности, утраченные разными странами в ходе войн и революций.

Дмитрий Иванов проводил опись церковных ценностей

После революции, он решил остаться в России и сам напросился работать в Наркомат просвещения, чтобы встать на защиту памятников истории и искусства.

Спасение предметов из государственного хранилища

Большевики запретили частным лицам вывозить ценности из страны и национализировали их. Кроме того, по всей стране они собрали огромное количество предметов искусства, церковных ценностей, драгоценных металлов и камней. В 1920 году был издан указ об учреждении государственного хранилища ценностей (Гохран). Ведомство занялось централизацией хранения и учетом национализированных сокровищ. Целью было продать как можно больше драгоценностей за границу, чтобы наладить экономику страны.

Сотрудники Гохрана с царскими реликвиями

В 1922 году Дмитрий Иванов стал заведующим Оружейной палатой, особого музея-сокровищницы Кремля. Он добился, чтобы сотрудники палаты могли производить экспертизу ценностей Гохрана.

Оружейная палата Московского Кремля

«С утра до вечера, в необыкновенно быстром темпе, разбирая за день сплошь и рядом по несколько сотен предметов самого разнообразного качества, от первейших в мире до самых грошовых, определяя бесповоротно их судьбу и значение в несколько мгновений…» - писал он в отчете.

Коронационные регалии русских царей из коллекции Музеев Московского Кремля

Из 80 тысяч ценностей Гохрана ему нужно было отобрать самые важные - и убедить  большевиков, что их нужно оставить в стране и выставить на всеобщее обозрение, как это сделано с королевскими регалиями, например, во Франции и Англии.

Корона Анны Иоанновны из коллекции Музеев Московского Кремля

Благодаря Иванову в стране остались многие сокровища Российской Империи, которые позже составили особый отдел музея - Алмазный фонд. Удалось ему отстоять и тысячи реликвий русской церкви, создать в экспозиции Оружейной палаты еще и церковный отдел. Различные ценности Иванов продолжал искать и позже - в антикварных магазинах, а порой даже забирал предметы из цехов переплавки.

Бриллиант “Орлов” из коллекции Музеев Московского Кремля

Не расхищал, не продавал, не прятал

В 1924 году Иванов был арестован по сфабрикованному делу о музейных контрреволюционерах, но тогда о его освобождении договорилась Наталья Седова, заведующая музейным отделом и жена всесильного Льва Троцкого. Но вскоре и Троцкий с женой вынуждены были бежать.

Сотрудники иностранных посольств осматривают драгоценностей Романовых в Гохране

Государственная политика в области искусства сопровождалась немыслимым разрушением кремлевских памятников и церквей - от потрясений у Иванова случился инсульт. Он оставил пост директора Оружейной палаты, но остался научным сотрудником и всеми силами старался воспрепятствовать продаже ценностей. 

Однако, завершив волну кадровых «чисток» контрреволюционных элементов в учреждениях культуры, большевики вернулись к плану поддержания экономики за счет царских сокровищ. Гохрану поручили на сей раз выявить в Оружейной палате «немузейные» предметы на 30 миллионов рублей для продажи за границу.

Иностранный гость Гохрана примеряет императорскую корону

«Не расхищал, не продавал, не торговал, не прятал палатских ценностей, но хаос в делопроизводстве, много промахов и ошибок», - записку именно с таким содержанием нашли у Дмитрия Иванова после его загадочной смерти в 1930 году. По отчаянному тону многие решили, что Иванов покончил с собой из-за варварских действий власти.

Икона "Владимирская Божия Матерь" XVIII века из собрания Оружейной палаты

На следующий день после гибели Иванова был подписан указ об изъятии 100 предметов французского серебра, в том числе и тех, что ему удалось когда-то спасти. В июне 1930 года Гохран изъял более 300 предметов антиквариата и 11 пасхальных яиц Фаберже…

Пасхальные яйца Фаберже «Мозаичное» и «Корзина полевых цветов» были проданы в 1930-х годах английской королевской семье

И еще в течение пяти лет большевики изымали и распродавали ценное имущество из Оружейной палаты. И все же бóльшая часть сокровищницы - и созданный из спасенных Ивановым царских драгоценностей Алмазный фонд - остались культурным достоянием России. 

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится