Как живется российским оленеводам сегодня
282
просмотров
Собрать и разобрать чум, поймать дичь и приготовить ее, разойтись с медведем на узкой тропинке. Вот лишь немногие из повседневных дел оленевода.

Зима, сумерки, снегоход «Буран» с прицепными санями едет по Ямальской тундре в снежную бурю. Водитель снегохода не замечает в рельефе местности, покрытой снегом, небольшого ущелья и падает вместе с санями прямо вниз. В санях — жена водителя и маленькая девочка дошкольного возраста.

«Помню, что снегоход упал первым, а сани уже за ним, и мы по сути упали прямо на «Буран», на котором сидел мой отец. Тогда все обошлось, мы выбрались и никто не пострадал, только очень сильно испугались», — вспоминает Оксана Яр, та самая девочка в санях, о случае, который произошел с ее семьей в 2003 году.

Оксана родилась в семье оленевода в маленьком национальном поселке Сё-Яха («Горло реки» на ненецком языке — ред.) — самом северном национальном поселении на полуострове Ямал. Вместе с родителями она кочевала, научилась следить за пастбищем оленей, спиливать рога и поддерживать дом в чистоте. И, по ее словам авария на снегоходе — далеко не главная опасность, с которой могут столкнуться оленеводы.

Раннее взросление в тундре

Поселок Сё-Яха с населением не больше 3 тыс человек, где родилась Оксана, расположился в 3 километрах от Обской губы. Оксана жила в поселке вместе со своей сестрой, пока училась в школе, а на каникулах приезжала в тундру к родителям. Мама работала фельдшером, а отец помогал матери и разводил оленей. 

«Мама ездила по чумам (переносное жилище оленеводов — ред.), лечила людей, порой на месте принимала роды. Погода на полуострове, особенно зимой, суровая. Сильные бури и метель были частыми, поэтому отец часто возил мать, так как он всегда находил дорогу к нужному чуму. А мы с сестрой иногда во время каникул тоже ездили и бывали во многих чумах, это одно из самых сильных воспоминаний детства», — вспоминает Оксана.

Дети в семьях оленеводов с детства учатся содержать хозяйство, сначала в игровой форме, а, чуть повзрослев, по-настоящему, поясняет Оксана. К примеру, мальчики с 4-5 лет учатся делать подобие аркана из веревок. Это специальный инструмент для поимки оленей, состоящий из  ремней, сплетенных как косичка. На него ловят собак, оленью голову с рогами или друг друга – такие игры у детей. Некоторые мальчики учатся делать лук и стрелять из него, а девочки ставят игрушечные чумики.

В 7-8 лет мальчики уже помогают отцу запрягать и распрягать оленей, осваивают управление снегоходом. Девочки помогают принести в чум дров, воды, моют посуду, помогают со стиркой одежды и кормят собак. С подросткового возраста они уже сами управляют нартой (санями) с оленями, помогают с младшими братьями и сёстрами в семье.

По традиции, мужчина занимается разведением и содержанием оленей, также изготовляет части для чума, добывает мясо, рыбу и дичь, а также подбирает место для будущей стоянки чума и место пастьбы. Женщина же воспитывает детей, сохраняет чум в чистоте, сама его собирает и разбирает, готовит еду, шьет одежду для всей семьи и занимается выделкой шкур, а также приносит воду из реки и собирает дрова.

Современные ненцы часто пользуются деньгами, покупают снегоходы, бензин, моторные лодки, сети, мобильные телефоны для связи, продукты питания, такие как хлеб, мука, сахар, соль и конфеты. Деньги зарабатывают продажей оленины, живых оленей, шкур, ягод, костяных рогов оленя, а также изготовлением сувениров и экскурсиями по их родным краям. Основным источником питания по-прежнему остаётся оленина, рыба и реже дичь.

Вера и традиции

Часть ненцев верит в шаманизм или исповедует православие, однако большинство из них по-прежнему верят в силы духов природы. 

«Например, они верят в Нума - духа неба, он безлик и бестелесен. Еще есть  Н’а — это дух смерти и болезни, он живёт под землёй. Есть еще Я-Небя - Мать земли, считается покровительницей женщин. Также в чуме есть Мяд-пухуця «Хозяйка чума». Она обычно находится на женской стороне: либо на подушках, либо в сумке над изголовьем женщины», — рассказывает Оксана.

Также по традиции ненцы делят пространство чума на женскую сторону и мужскую. Женская часть находится в передней стороне чума, а мужская дальше. Центром, где пересекаются мужская и женская части, является очаг. Так как женщина является хранительницей очага, прикасаться к нему мужчине не разрешено. Женщине же в чуме нельзя заходить на мужскую сторону, а также ей нужно быть внимательной на улице.

«Женщина не должна наступить на какой-то предмет или веревку на улице, все нужно обходить. Если женщина наступила на веревку или предмет, она его должна окурить можжевельником. Это всё связано с тем, что женщина считается сакрально нечистой, то есть связанной с иным миром», — поясняет Яр.

Также в почти каждой ненецкой семье есть священные сани, или нарты, в них хранятся доставшиеся от предыдущих поколений сакральные вещи, ритуальные принадлежности, сундук с идолами. К этим нартам может подходить только мужчина.

«Но все запреты и ограничения не являются чем-то унижающим, они воспринимаются как само собой разумеющееся», — говорит Оксана.

Ущелья, лед и медведи

Помимо ущельев, еще одна опасность для оленеводов — незамерзший лёд на озерах или реках. 

«Многие оленеводы по глупости топят «бураны», а некоторые, к сожалению, проваливаются вместе с ними под лёд. Рыбалка на Оби или больших озерах и широких реках тоже приносит немало бед. Большие волны раскачивают лодку, и рыбак без средств спасения подвержен опасности», — поясняет Оксана.

Наконец, оленевод запросто может встретить медведя в лесу или недалеко от чума.

«Мой отец сталкивался с медведем, но он тогда был с собаками, медведь испугался и убежал. А так в наших краях следы находим постоянно. Бывает, что утром пройдешь по дороге в лес, через какие-то время возвращаешься, а там уже медвежий след. Так что это тоже почти обыденность», — рассказывает девушка.

Связь с современностью

По словам Оксаны, ее семья более современная, и сейчас живет как в чуме летом, так и в избушке в лесотундровой зоне зимой. Они уже не кочуют каждые пять-семь дней, а олени, кроме зимы, находятся в изгороди, которую ненцы называют каралом. 

«Зимой вот утром встаёшь, разжигаешь печку, ставишь чай, будишь домочадцев, все умываются, чай пьют, мы, женщины, делаем уборку, приносим лёд для воды, заносим дрова, кормим собак, кто-то что-то подшивает, кто-то отцу помогает с «Бураном» либо едет в стадо, проверить как там дела», — рассказывает Яр.

Летом же семья следит за стадом, ловит слабых оленей, лечит их и ставит им прививки.

«Обязательно разжигаем костры, чтоб от них шел густой дым, который отгоняет оводов и комаров, так мы стараемся помочь оленям перенести суровые летние дни. Потом в июле где-то пилим рога (пантЫ), чтоб потом их продать», — поясняет Оксана. 

Некоторые из ненцев вместо обычных электрогенераторов используют солнечные панели, чтоб подключать к ним телевизор, ноутбуки с доступом в интернет и свет, поясняет Оксана. В лесу и тундре многие используют печки-буржуйки вместо электрообогревателей.

«Такая печка хорошо даёт тепло, на ней можно готовить, и она легкая для транспортировки», — объясняет Оксана.

Многие оленеводы также получают высшее образование — Оксана в декабре 2021 года закончила магистратуру в Кирове по специальности «Техносферная безопасность». Сейчас она увлекается фотографией, а также делает украшения, вдохновленные природой Севера.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится