Крымская жизнь Романовых: блеск и нищета царских дач
229
просмотров
Романовы называли Крым «раем земным» и «символом счастья», но многим здесь пришлось пережить драматические и даже трагические дни.

Первым владельцем имения в Крыму стал Николай I

В 1826 году Николай Павлович завершил сделку, начатую Александром I, который, приехав сюда в 1825 году с инспекционным визитом, влюбился и в Ялтинский залив, и в прекрасные берега Тавриды. Было решено купить земли Ореанды у графа А. Г. Кушелева-Безбородько, и сделку начали готовить. Но на обратном пути в столицу император умер в Таганроге и его мечте остаток жизни провести у моря как простому человеку не суждено было сбыться.

Жан Балтазар де ла Траверс [1752−1808]. Крым. 1788. Бумага, акварель, гуашь, тушь, перо.

Николай I побывал в Крыму в первый раз в 1816 году и тоже успел влюбиться в Крым. Он и стал первым из Романовым владельцем здесь имения, но пока не дворца. В 1837 году Николай снова приехал с инспекционным визитом в Севастополь, где шла закладка портов для военного флота. В этом году он собирался отметить двадцатилетие своей свадьбы с Александрой Фёдоровной. Николай Павлович не просто любил свою жену, он её обожал. Правда, с лёгкой руки фрейлины Анны Тютчевой её называли — «птичкой в золотой клетке, которая должна была петь только для него». Император баловал её как мог и очень любил эффектные театральные жесты. Сохранились воспоминания очевидца, о том, как Николай слез с коня и тожественно объявил императрице, что дарит ей эту землю, а она решила построить здесь дворец.

Император Николай I. 1850, Литография с гравюры Петра Пашенного, выполненной по оригиналу Франца Крюгера / Императрица Александра Фёдоровна, фирма «Winckelmann & Söhne in Berlin», Берлин. [1840-е] Литография.

Эта земля тогда называлась «Ореандским собственно Ея Императорского Величества садом». Сад уже был ухожен, в нем были проложены дорожки и не хватало только дворца. Императрица, урождённая принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина Прусская естественно обратилась к прусскому придворному архитектору Карлу Фридриху Шинкелю и через год он представил план дворца необыкновенной красоты в стиле древнеримской виллы, но стоимость строительства оказалась запредельной. И тогда российский придворный архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер оптимизировал проект, то есть удешевил, оставив некоторые архитектурные решения. Строительство затянулось на долгие десять лет.

Карло Боссоли [1815−1884]. Вид Ялты. 1842. Хромолитография.

В 1852 году Николай отправился в очередную инспекционную поездку в Севастополь, и ожидался его приезд в новый дворец. Парк ухожен, всё вылизано до блеска, играет оркестр… Но император так и не смог до него доехать. Александра Федоровна даже печально пошутила, что «…Этот дворец будет моим вдовьим домом». Её слова оказались пророческими. В 1855 году Николай I умирает, а она переживёт его на пять лет, но так ни разу и не посетит этот роскошный дворец.

Помещик фон Ореандский

Дворец унаследовал второй сын Николая I — Константин Николаевич, сподвижник Александра II и один из соавторов крестьянской и других реформ. Он очень любил Ореанду и даже, когда путешествовал по миру, представлялся крымским помещиком фон Ореандским. Он очень гордился Ливадией, где жил со своими шестью детьми и поначалу любимой супругой принцессой Сакcен-Альтенбургской, ставшей в России Александрой Иосифовной. Со временем чувства к ней стали охладевать. В 1866 году Константин Николаевич познакомился с балериной Мариинского театра Анной Васильевной Кузнецовой и стал жить на две семьи. И в Крыму, и в Петербурге. Со временем Александра Иосифовна стала бывать в Крыму всё реже, а Анна Васильевна — всё чаще. Гуляя вместе с Анной Васильевной по Ялте, Константин Николаевич без стеснения, а скорее с гордостью представлял её как свою супругу, уточняя, что «в Петербурге у меня жена казённая, а здесь собственная».

Неизвестный художник. Портрет великой княгини Александры Иосифовны. После 1878. Холст, масло / Великий князь Константин Николаевич [1860-е]. Фотограф К. И. Бергамаско / Балерина А. В. Кузнецова. 1870-е. Фотограф К. И. Бергамаско.

Константина Николаевича и его вторую семью стали преследовать несчастья. Трое из их пятерых детей умерли, и это для Константина Николаевича стало страшным ударом. А 1881 год стал для него роковым. 1 марта погибает Александр II после покушения и императором становится Александр III, который снимает его практически со всех должностей. Константин Николаевич был председателем Госсовета, возглавлял огромное количество комиссий. Новый император давно недолюбливал своего дядю Коко, как его называли в семье, не только за то, что он был либералом. Александр III был примерным семьянином, а образ жизни Константина Николаевича его давно раздражал.

Лишённый всех должностей и доходов Константин Николаевич поселяется в Ореанде, но 7 августа из-за нелепой случайности полностью сгорает дворец. На чердаке, где сушились водоросли, в результате шалости детей со спичками вспыхнул огонь. В письме Николаю Головину, своему секретарю и сподвижнику, он пишет: «Это зрелище было достойно кисти Айвазовского, но прекрасный дворец погиб». Денег на восстановление не было, и было решено построить храм с использованием плит и камня сгоревшего дворца — церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Парк привели в порядок, а живописные руины стали его украшением.

В 1889 году Константина Николаевича разбил инсульт, затем второй, и он вернулся в свою первую семью к тёте Санни, так звали в семье Александру Иосифовну, которая сначала даже слышать об этом не хотела, но в конце концов его приняла. Последние годы жизни он провёл в инвалидном кресле, почти ничего не понимая. После его смерти имение Ореанду наследовал его сын Дмитрий Константинович, ярый женоненавистник, но большой любитель лошадей, который продал его императору Александру III за миллион триста тысяч и осуществил свою мечту — основал конезавод.

Романов, который терпеть не мог Крым

Многие члены императорской семьи тоже хотели обосноваться в Крыму, в том числе и Александр II, особенно после того, как у его супруги, императрицы Марии Александровны, проявились первые признаки чахотки, как тогда называли туберкулёз. Рядом с Ореандой он купил имение Ливадия у наследников графа Льва Потоцкого, а приспособить его для большой семьи пригласил придворного архитектора Ипполита Антоновича Монигетти. С учётом всех пожеланий был перестроен Большой дворец, и начали возводить Малый дворец для наследника престола, старшего сына Николая Александровича. Первый раз романтический юноша приехал в Ливадию в 1863 году, он пришёл в полный восторг и написал: «Что за место, просто рай земной! Ливадия ещё лучше, чем я думал, чтобы это понять, её надо увидеть». Но через два года он умер в Ницце и так не увидел достроенный Малый дворец. Теперь его предназначили для следующего наследника, будущего Александра III.

Все Романовы обожали Крым, но один из них Крым ненавидел, и это был как раз цесаревич Александр Александрович. В 1869 году он приехал сюда со своей женой датской принцессой Дагмарой, ставшей в России цесаревной Марией Федоровной. Уже через день в его дневнике появляется запись о том, как ему надоел этот Крым, какая здесь скука и какая жара. И хотя он всё-таки признал красоту Крыма, но все его последующие визиты туда совершались только под давлением отца.

Цесаревич Александр Александрович и цесаревна Мария Фёдоровна. Конец 1860-х. Фотограф К. Бергамаско.

Александр был полноват и плохо переносил крымскую жару, но главное — здесь он должен был всё делать в соответствии с традициями и по протоколу. И хотя родители жили в Большом дворце, а цесаревич в Малом, но молодая семья должна была и завтракать с Папá и Мамá, и ужинать с Папá и Мамá. Александр был недоволен этим ещё в Петербурге. У молодёжи был совсем другой образ жизни и совсем другой круг общения, и хотели они совсем другого, а здесь надо было соблюдать жёсткие правила семейной жизни, установленные императором.

Жизнь на два дома

В 1872 году в Крыму поселяется Екатерина Михайловна Долгорукова, страстная любовь стареющего Александра II. И об этом все знали. Для императрицы Марии Александровны ситуация двойственная и очень неприятная. Днём рядом с ней любящий муж и заботливый папá, но в определенные часы он их покидает и проводит время со второй семьёй. Министерство Двора и уделов по указанию императора специально для княжны строит чуть выше в горах небольшой дворец в имении Биюк-Сарай, а Мария Александровна с 1873 года живёт в новом дворце Эриклик в долине горы Могаби под предлогом рекомендаций врачей, лечивших её от чахотки, а, главное, из-за желания уединиться.

Императрица Мария Александровна, 1880. Литография с фотографии «M. Scherer & H. Engler» / Император Александр II. 1876. Литография Е. Я. Яковлева / Княжна Е. М. Долгорукова. Париж. 1867. Фотограф С. Л. Левицкий.

Это обстоятельство тоже не прибавило любви цесаревича к Крыму и он старался туда ездить как можно реже, но папá не позволял ему расслабиться ни на минуту. Даже если он с женой уезжал к её родителям в Данию, то Александр II вызывал его письмами и телеграммами с требованьем приехать в Ливадию. И Александр с большой неохотой вынужден был подчиняться воле папá.

Крым для российских императоров никогда не был полностью местом отдыха. Приезжали они туда гораздо позже, чем другие члены их семей из-за дел в Петербурге. Например, летом как правило были военные сборы, и покинуть столицу было нельзя. Когда они выбирались в Крым, то все министры и весь двор тоже переезжали туда. Работа с документами ни на день не останавливалась. Именно там в 1876 году состоялось обсуждение обострившейся ситуации на Балканах и было принято решение о том, что Россия вступает в войну с Турцией. Императору удаётся отдыхать лишь урывками, гуляя у моря в Ореанде или Массандре, или во время поездок в горы — в Бахчисарай, в Свято-Георгиевский монастырь или во время охоты.

Печальна судьба Марии Александровны, 22 мая 1880 года она умирает в одиночестве в Петербурге в Зимнем дворце, а её муж в это время находится в Царском Селе с другой семьёй.

Только свои — короли, принцы и принцессы

Унаследовав ненавистную Ливадию, ставший императором после гибели отца Александр III не стал жить в Большом дворце, а продолжал останавливаться в Малом, но приезжал туда не так часто и из-за дел, и из-за службы, но самое главное — из-за жары. Он предпочитал ездить охотиться в Царство Польское в имение Спала и обожал Данию — демократичную и простую, где не было таких условностей как в России. У него были хорошие отношения с тестем и тёщей — королём Кристианом IX и королевой Луизой.

Семья императора Александра III, король Дании Кристиан IX, королева Луиза, принцесса Уэльская Александра на крыльце Ливадийского дворца. 1891. Фотограф И. Г. Ностиц.

Самый знаменательный приезд был в 1891 году, император отпраздновал здесь двадцатипятилетие свадьбы. Он не любил пышные торжества и решил отметить серебряную свадьбу в Ливадии, куда приехал его ближайший круг — родная сестра Марии Фёдоровны принцесса Уэльская Александра, будущая королева и жена Эдуарда VII, король Дании Кристиан IХ с королевой Луизой, а также его братья и сёстры из Петербурга.

В августе 1894 года по совету врачей Александр III приехал в Крыму. Здесь, понимая, что дни его сочтены, он даёт согласие на брак наследника престола Николая Александровича на принцессе Гессенской Алисе. 20 октября 1894 года он умирает, его отпевают в Крестовоздвиженской церкви, его гроб на руках несут три километра до Ялтинского пирса и оттуда он отправился в Петербург в своё последнее путешествие.

Николай II — последний владелец Ливадии

Унаследовав императорское имение, Николай II в старый дворец Монигетти приезжал не часто, потому что он окончательно начинал приходить в негодность. Ещё Александр III писал: «Ну и дворец! Крысы кругом, тараканы!». Здание всё время латали, и в 1911 году Николай принимает решение о строительстве нового.

Николай Петрович Краснов [1864−1939] Ливадийский дворец. Начало 20-го века. Бумага, акварель.

И произошло чудо — за одиннадцать месяцев архитектор Николай Краснов построил один из самых фантастических дворцов на южном берегу Крыма. Николай с семьёй приезжал туда каждый год, а последний раз — весной 1914 года, и никто не думал, что этот визит — последний.

Великокняжеские имения Ай-Тодор и Харакс

Рядом с императорским дворцом в Гаспре расположились два великокняжеских имения — Ай-Тодор и Харакс, которые принадлежали двум братьям. Когда Александр II и Константин Николаевич жили в Крыму, другие два их брата, приезжая в Крым, останавливались у Кости и Саши, как они их по-родственному называли, и думали, что как было бы хорошо, если бы и у них тоже были бы здесь свои имения. Они купили в Гаспре землю и по примеру папá подарили её своим жёнам.

Великий князь Михаил Николаевич и великая княгиня Ольга Фёдоровна на балконе дворца в Ай-Тодоре. Фрагмент. 1880-е. Фотограф неизвестен.

Михаил Николаевич преподнёс Ай-Тодор своей жене Ольге Федоровне принцессе Баденской, а когда Ольга Федоровна умирает в 1891 году, она завещает это имение не старшему, а четвёртому сыну — великому князю Александру Михайловичу, или как его называли в семье — Сандро. Это имение для него — воплощение детства, солнца и счастья.

Великий князь Александр Михайлович, Сандро, 1893. Фотограф C. M. Gilbert / Великая княжна Ксения Александровна. 1892. Фотограф А. Пазетти.

В 1894 году Сандро женился на старшей дочери Александра III великой княгине Ксении Александровне. Очень редкий для России случай, когда Романов женится не на немецкой принцессе. Александр III сопротивлялся, но в конце концов дал согласие на этот брак. В Ай-Тодоре прошёл их медовый месяц, имение стало их семейным гнёздышком, где они проводили огромное количество времени.

На мысе Ай-Тодор находилась древнеримская крепость Харакс — 1−2 вв. н. э. Ещё в детстве Сандро и его брат Георгий начали заниматься раскопками. Когда Сандро стал владельцем имения, то нанял для этого профессиональных археологов. Какие-то вещи из раскопок стояли и у него во дворце, но большую часть находок он отдавал в крымские музеи того времени. И сегодня в Ялтинском историко-литературном музее хранится блестящая коллекция монет из крепости Харакс.

Его младшему брату Георгию Михайловичу Ольга Фёдоровна тоже завещала небольшой участок. Сандро прибавил к нему ещё кусок земли, и он прикупил ещё земли ближе к морю к мысу Ай-Тодор, а архитектор Николай Краснов построил для него дворец в стиле шотландского шато. Георгий Михайлович любил искусство, у него было много увлечений, но самым главным стала нумизматика. У него была одна из лучших коллекций русских и европейских монет.

Георгий Михайлович был женат на греческой принцессе Марии Георгиевне, которую в семье звали Минни. У них родилось трое детей. Одна из их дочерей сильно болела, и поэтому в начале 1914 года её повезли лечиться в Англию. В дальнейшем это спасло Марии Георгиевне и детям жизнь. Георгий Михайлович в 1917-м оказался в Петербурге и был расстрелян в январе 1919 года в Петропавловской крепости.

Дюльбер — замок Синей Бороды

Великий князь Николай Николаевич (Старший) часто гостил в Крыму, но никогда не планировал начать там строительство. У дяди Низи, как его называли Романовы, была своя балерина Екатерина Числова и их четверо детей, а денег на строительство дворца не было. Его законный сын Пётр Николаевич после большого путешествия по странам Магриба увлёкся мавританской архитектурой и заказал архитектору Краснову построить в Дюльбере дворец по собственным эскизам. Пётр Николаевич занимал государственные должности и был очень разносторонним человеком. Он очень любил искусство и при поддержке Николая II занимался реставрацией Бахчисарайского дворца. Ещё одним из его серьёзных увлечений было разведение собак.

Николай Краснов [1864−1939]. Вид на дворец в имении Дюльбер великого князя Петра Николаевича. Начало 20-го века

Пётр Николаевич женился на черногорской принцессе Милице, а его родной брат Николай Николаевич (Младший) был влюблён в её сестру — принцессу Анастасию Николаевну — Стану (так её стали называть в семье). Он тоже решил построить в Крыму дворец. Сёстры очень увлекались мистикой. Именно они ввели в семью Романовых Распутина.

«В парке Чаир распускаются розы»

Николая Николаевича (Младшего) сегодня помнят как первого главнокомандующего русской армией в годы Первой мировой войны, до того как в 1915-м его заменил Николай II. До брака с Николаем Николаевичем Анастасия Николаевна была замужем за князем Георгием Максимилиановичем Романовским, герцогом Лейхтенбергским, и имела от этого брака двух детей — Сергея и Елену. Её первый брак не был счастливым, а Николай Николаевич был безумно влюблён в Стану и они долго добивались у Николая II разрешения на развод. Свадьбу сыграли в Крыму, где у невесты был небольшой кусок земли.

Дворец в имении Чаир. 1903−1904. Фотограф — великая княгиня Ксения Александровна. Из альбома фотографий великой княгини Ксении Александровны.

Николай Николаевич докупил ещё земли, а в качестве свадебного подарка решил построить там дворец. Архитектор Николай Краснов возвёл его в стиле Неогрек в имении Чаир, хорошо всем известном по песне «В парке Чаир распускаются розы». И действительно, в парке круглый год цвели две тысячи кустов роз, лучшие сорта которых привозили из разных стран мира, а имение получало неплохой доход от их продажи.

Кичкинэ на языке крымских татар означает «малютка»

Уже упоминавшийся выше великий князь Дмитрий Константинович, женоненавистник и любитель лошадей, после того, как осуществил свою мечту о создании конезавода, всё-таки решил купить в Крыму имение и построить там дворец. Его в 1912 году принялись возводить ялтинские архитекторы Тарасовы и Шаповалов. Но строит он дворец не для себя. Его родной брат великий князь Константин Константинович, поэт К. Р., имел большую семью, а Митюша, как его звали в семье, обожал своих племянников и племянницу и считал, что их обязательно нужно вывозить в Крым. Когда дворец был построен в 1913 году, вместе с ним там поселились его племянница княгиня Татьяна Константиновна с мужем, грузинским князем Константином Багратион-Мухранским (1856−1935), и маленьким сыном Теймуразом. Потом там родится их дочь Наталья.

Дмитрий полюбил своё маленькое имение и с радостью его благоустраивал. Но с возрастом он стал слепнуть и в январе 1917 года принял решение, которое стало для него роковым — вернуться в Петербург, уже называвшийся Петроградом. В 1919-м он был расстрелян в Петропавловской крепости.

Чудесное спасение Романовых

Когда родственники посмеивались над Дюльбером, построенном в стиле арабской крепости, и сравнивали его с замком Синей Бороды, его хозяин Пётр Николаевич неизменно отвечал, что никогда нельзя знать, что готовит будущее. В 1918 году оставшихся в Крыму Романовых от неминуемой гибели спасли толстые стены Дюльбера и матрос Филипп Задорожный, которого назначили их охранять. При угрозе немецкой оккупации Ялтинский Совет настаивал на немедленном расстреле пленников, но Задорожный сумел не допустить расправы над ними, собрал их всех в замке Синей Бороды и организовал оборону Дюльбера. Он так поступил, потому что сохранил самые хорошие воспоминания об Александре Михайловиче по Качинской авиационной школе, в которой учился и основателем которой был великий князь.

Последние годы жизни в Крыму были для Романовых мучительными. Не хватало еды и дров, но страшнее всего была неизвестность. Что будет с ними, какова судьбы их близких, с которыми они оказались в разлуке? Особенно тяжело было Марии Федоровне, вдовствующей императрице. Она жила в России с 1866 года и никак не могла принять эту ситуацию. В апреле 1917 года к пожилой женщине в пять утра ворвались революционные матросы, ей даже не дали переодеться и стали у неё на глазах проводить обыск — перетряхивали вещи в ящиках, читали её письма к детям и дневники, листали её книги. И всё это делали матросы, которые ещё вчера её приветствовали, и солдаты, которых она посещала в госпиталях и для которых организовывала благотворительный сбор денег. А теперь — она их пленница.

Группа Романовых в Дюльбере в мае 1918-го. Фотограф неизвестен.

В Крым пришли немцы, Романовым стало немного полегче. Но когда Вильгельм II предложил Марии Федоровне и всем остальным покинуть Россию, то она отказалась даже принять представителей страны, воюющей с Россией. И лишь когда в Крым вошли союзники и вдовствующая королева Великобритании Александра, её родная сестра, уговорила своего сына, короля Георга V, прислать за Марией Федоровной и её родственниками корабль, восемнадцати Романовым 11 апреля 1919 года удалось покинуть Крым. «Прощай, дом! Прощай Крым! Мы уезжаем и теперь мы беженцы, и когда вернёмся, не знаем».

Судьба императорских и великокняжеских имений в Крыму

 О жизни венценосных дачников и их родственников в Крыму и о том, что происходило в их дворцах и имениях после исхода Романовых, можно узнать на выставке в Царицыно, которая занимает 11 залов Большого дворца. Каждый зал посвящён одной теме — имению, владельцу, историческому событию. Выставка «Романовы. Воспоминание о Крыме» очень эмоциональна, потому что её создатели в первую очередь ставили задачу как можно более полно погрузить её посетителей в атмосферу дачной жизни Романовых. Помочь этому помогают подлинные предметы и фотографии, голоса артистов петербургских театров, читающих отрывки из писем и дневников, и даже запахи Крыма. 

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится