Кто был прототипом Джеймса Бонда?
49
просмотров
В Бонде сочетаются черты многих знакомых Флеминга, однако его первая книга об агенте 007 была написана после встречи с сербским шпионом Душко Поповым.

 В 1952-м году Ян Флеминг создал своего Джеймса Бонда — персонажа, которому предстояло стать поистине культовым. Навряд ли Флеминг на тот момент мог предвидеть мировой успех его героя, а также написание целой серии романов об агенте 007 и множество экранизаций. Джеймс Бонд стал настоящим брендом, принесшим его создателю славу, признание и богатство. Шпион, с легкостью побеждающий изощренных злодеев, сорящий деньгами, появляющийся в самых фешенебельных местах в окружении роскошных женщин, подъезжающий к казино в шикарном авто, распивающий дорогой алкоголь и при этом не теряющий хватки, — это тот образ, который сопровождает персонажа на протяжении десятилетий. При создании своего Бонда Флеминг обращался для вдохновения ко вполне реальным фигурам, которые в той или иной степени напоминают книжного героя, и, по признанию автора, агент 007 — это именно собирательный образ. И все же, многие исследователи полагают, что самый первый роман, «Казино Рояль», был написан Флемингом под впечатлением от встречи с Душко Поповым — сербским шпионом, двойным агентом, бабником и бонвиваном. 

Душко Попов — начало шпионской карьеры

Душан (или Душко) Попов родился 10 июля 1912 года в Австро-Венгрии, в семье сербов Милорада и Зоры Поповых. У мальчика были братья: старший — Иван и младший — Владан. Семья Поповых не бедствовала: его отец занимался недвижимостью, во владении родителей Душко находилось множество домов, вилл, а также яхт. Милорад и Зора настаивали на получении сыновьями лучшего образования, изучении языков и расширении кругозора. Душко учился в школах Франции и Англии, затем поступил на юридический факультет в Белградский университет, а по его окончании продолжил образование уже в Германии.

Душко Попов.

 Во Фрайбург молодой Душко прибыл в 1934-м году, когда у власти уже находился Адольф Гитлер. Несмотря на очевидные политические перемены в стране, Душко, казалось, был не слишком озабочен режимом НСДАП. Однажды на одном из политических собраний он выступил с речью в защиту демократических ценностей, чем привлек к себе внимание нацистских пропагандистов. Молодым человеком заинтересовалось гестапо, и вскоре его арестовали. Попова обвинили в распространении коммунистических взглядов, больше недели его допрашивали, а затем отправили в тюрьму, откуда, по всей видимости, ему предстояло отбыть в концлагерь. В дело вмешался друг Попова, Йоханн «Джонни» Йебсен, молодой человек из богатой немецко-датской семьи. Джонни связался с Милорадом Поповым и сообщил об аресте его сына: тот же поднял свои связи и через премьер-министра Югославии обратился с прошением напрямую к Герману Герингу. Душко немедленно освободили из тюрьмы, однако с условием, что тот должен будет уехать из Германии в течение суток. Оказавшись на свободе, Попов отправился в Швейцарию, а затем — в Дубровник. 

Попов с первой женой Жанин Дюкасс

Вскоре Душко получил от Джонни письмо, где тот умолял его о скорейшей встрече в Белграде. Йебсену нужна была помощь Попова в переправке нескольких немецких кораблей в обход военно-морской блокады Триеста, для чего требовалось получить Югославскую лицензию. Уладив дела и встретившись снова через несколько недель, Джонни сообщил другу, что вступил в абвер — немецкую разведку. Душко, зная о неприязни Йебсена к нацистам, удивился такому решению, однако Джонни объяснил, что пошел на это, дабы избежать отправки в действующую армию, но, помимо прочего, объявил, что хотел бы послужить интересам Германии, несмотря на неприятие режима Гитлера. Абвер использовал Йебсена ради его контактов в бизнес-кругах. В то же время, Джонни намекнул, что и Попов мог бы стать агентом разведки. Душко взял время на раздумье, после чего сразу же отправился в посольство Великобритании, где сообщил о предложении Йебсена. Британцы убедили Попова согласиться вступить в абвер, но параллельно стать агентом МИ-6. Таким образом, с 1940-го года Душко работал двойным агентом, поставляя сведения одновременно немецкой и британской разведкам.

Двойной агент: на службе абвера и МИ-6

Куратором Попова со стороны Германии стал полковник Эрнст Мюцингер — ему же отчитывался и Джонни Йебсен. Тот пояснил, что Абверу нужен был свой человек в британских высших кругах, куда у светского Душко был доступ. От него требовалось поставлять немецкой разведке сведения об обороноспособности Великобритании, помимо вопросов непосредственно о заводах и предприятиях по изготовлению военной продукции там значились и более широкие темы, например, о политических врагах Уинстона Черчилля. Через Попова британцы поставляли абверу ложные сведения о военных ресурсах. Душко обосновался в нейтральной Португалии, где также базировались его кураторы как от абвера, так и от МИ-6. По мнению некоторых историков, именно за игровым столом в одном из казино Лиссабона Попов обменивался сведениями с другими разведчиками посредством ставок.

Душко катается на лыжах.

Именно в Лиссабоне в 1941-м году Ян Флеминг впервые встретился с Душко: он был под большим впечатлением от манеры Попова. Тот играл по-крупному и однажды поставил в баккара на кон 50 тысяч долларов (около 1,5 миллионов в пересчете на современные деньги), только чтобы разоблачить блефующего по его мнению игрока, некоего литовца. Притом, как выяснилось впоследствии, это были средства, выданные Попову одной из разведок в качестве деловых расходов. Вероятно, именно этот эпизод вошел в роман Флеминга «Казино Рояль», настоящее же казино, где Флеминг наблюдал за Душко, «Эшторил», существует и по сей день. Тем не менее, работавший в то время на британскую разведку Флеминг, лично с Поповым не беседовал по весьма понятным причинам — не скомпрометировать алиби двойного агента.

В Португалии Душко вел все тот же привычный ему образ жизни плейбоя, гуляки и «золотого мальчика»: он был завсегдатаем игральных заведений, не пропускал вечеринок, регулярно появлялся в свете с известными и не очень известными красавицами, и пил не меньше самого Джеймса Бонда. Впоследствии, впрочем, Душко заметил, что, если бы Бонд был реальным шпионом, то не исполнил бы ни одной миссии из-за чрезмерной любви к выпивке. Для двойного агента это было весьма экстравагантное поведение: Попов не скрывался в тени, а, напротив, привлекал внимание.

Мог ли Душко предотвратить Пёрл-Харбор?

Вероятно, именно по этой причине, к Душко отнеслись с подозрением в Америке. В 1941-м году он по поручению абвера отправился в США, где ему предстояло связаться с агентами немецкой разведки, а также, по мере возможностей, сфотографировать американскую базу ВМС Пёрл-Харбор. Ранее Попов должен был предоставить сведения японцам об ущербе, который британская авиации нанесла кораблям, пришвартованным в итальянском Таранто. Связав эти две миссии, Душко пришел к выводу, что японцы готовятся нанести удар по Пёрл-Харбору, и именно с этой целью интересуются, насколько велик может быть урон от бомбежки флотилии с воздуха.

Симона Симон — американская возлюбленная Попова.

 По приезду в Америку Попов потратил огромную часть выделенных ему абвером денег на личные нужды: снял роскошные апартаменты, прикупил новый автомобиль, увивался за актрисами, на которых спускал «командировочные». Добившись встречи с главой ФБР Эдгаром Гувером после двух недель ожидания, Душко поведал ему об интересе абвера и японцев к американской базе на острове Оаху на Гавайях. Гувер же, выслушав Попова, не стал предпринимать никаких действий по предотвращению вероятной атаки на Пёрл-Харбор. Более того, глава ФБР был крайне резок с Душко, назвав того распутником и пройдохой, и запретил двойному агенту даже приближаться к Гавайям. Скорее всего, Гувер не доверял Попову и не был в восторге от того, что британская разведка, которая, разумеется, была в курсе миссии, сует свой нос в американские дела. Так или иначе, разведывательная деятельность Душко в Америке была признана провальной как британцами, так и абвером. По возвращении из США Попов продолжил работать двойным агентом, поставляя немцам ложные сведения о готовящихся операциях союзнических войск: в частности, он был одни из тех, кто направил Германию по ложному следу о высадке в Нормандии. 

Джеймс Бонд: с кого списан агент 007?

После окончания Второй мировой войны Душко Попов переехал во Францию. На протяжении нескольких десятилетий он не распространялся о шпионском прошлом, однако в 1974-м году опубликовал книгу, где рассказал о событиях военных лет и о своей роли. У историков вызывают сомнения отдельные эпизоды автобиографии, однако в целом книгу полагают вполне правдивой.

Жизнь Душко не просто так сравнивают с биографией вымышленного шпиона Джеймса Бонда: как и агент 007 Попов мастерски умел выходить сухим из воды, не раз находился на грани провала, но всегда избегал худшей участи. Кроме того, привычки, образ и стиль жизни Попова напоминают «бондовские»: обаяние, элегантность, светскость, манеры, бесчисленные подруги, спортивные автомобили, любовь к дорогим вещам, игре и риску.

Ян Флеминг и Шон Коннери на съемках «Из России с любовью».

 В Бонде можно найти черты и многих других разведчиков, военных и шпионов, с которыми Флеминг был либо знаком лично, либо наслышан о них. Полагают, что прототипов было не менее десятка. В главном герое бондианы угадываются и черты самого автора: как и Бонд, Флеминг работал в разведке, был заядлым игроком, любил гольф и очень много курил. Писатель наделил своего агента 007 и схожими вкусами в еде, алкоголе и даже в выборе туалетных принадлежностей. В прочих героях бондианы угадываются знакомые, друзья, одноклассники и возлюбленные Флеминга. Главное отличие Бонда от всех реальных прототипов, пожалуй, в том, что он — поистине бессмертен. 

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится