Юлия Лермонтов: женщина, которая взломала систему
43
просмотров
Имена Марии Склодовской-Кюри и Софьи Ковалевской широко известны, но изменения, благодаря которым девушки наравне с юношами сегодня могут учиться в вузах и заниматься наукой, стали возможны благодаря еще и многим другим девушкам и женщинам. Рассказываем историю одной из них — Юлии Лермонтовой, первой русской женщины с учёной степенью по химии.

Всё дело в хорошей библиотеке

В 1847 году в семье кадрового военного Всеволода Лермонтова, троюродного брата Михаила Лермонтова, родилась дочь Юлия. Всеволод Николаевич делал хорошую карьеру военного: быстро рос в чинах, с отличием окончил Императорскую академию Генерального штаба, дослужился до звания генерал-майора и стал директором Московского кадетского корпуса. Он старался дать детям хорошее образование: к Юле Лермонтовой приглашали лучших учителей Кадетского корпуса, дома была отличная библиотека, и девочка прошла весь гимназический курс дома.

Ее интересовала медицина: она читала очерки о Крымской войне, где сестрой милосердия была прославленная Флоренс Найтингейл, но и подвиги русских медсестер, «белых голубок», впечатляли не меньше.

При этом учиться медицине в России девушке в то время было невозможно, единственным вариантом было стать акушеркой, поступив в повивальную школу при институте. Юлия выбрала этот путь — стала вольнослушательницей в повивальной школе при Московском университете у профессора Александра Бабухина, который занимался гистологией, эмбриологией и сравнительной анатомией. Во время учебы ей довелось поработать в лаборатории, проводить анализы с химическими препаратами, и это ей невероятно понравилось.

Когда Юле было 17, ее отец, Всеволод Николаевич, вышел в отставку. Семья переехала в имение Семенково — сегодня это село недалеко от Одинцова, в Московской области. Имение было немаленьким, тут занимались сельским хозяйством — сеяли, косили и собирали урожай, использовали удобрения. Юлия заинтересовалась агрохимией и тем, как химические вещества влияют на плодородность и повышение урожайности. Родители не разделяли желание дочери продолжать обучение, но воспрепятствовать этому не смогли.

Юлия Лермонтова

В 1869 году, в 22 года, она решила подать заявление о приеме в Петровскую земледельческую и лесную академию (сегодня — Тимирязевская академия), несмотря на то что в России в то время получить высшее образование девушке было невозможно. С трудом ей удалось даже проникнуть в здание, а когда Юлия добралась до секретаря академии, чтобы подать заявление, он не стал ее даже слушать:

— О чем вы говорите, барышня! Мы не взяли заявление о приеме в академию даже у Софьи Корвин-Круковской!

И Юлия запомнила это имя: значит, она была не одинока.

Две девушки, мечтавшие о науке

Оставалось одно — ехать учиться за границу. Но как уговорить генерала Лермонтова разрешить молодой девице отправиться в чужую страну получать образование? Он был против подобного сумасбродства.

Слава богу, у Юлии была единомышленница — пока неизвестная, но явно похожая на нее Софья Корвин-Круковская. Юлия решилась, через свою двоюродную сестру Анну Евреинову узнала адрес Корвин-Круковской и написала ей письмо.

Родители при этом думали, что их дочь, наверное, совсем успокоилась и решила отказаться от своей глупой затеи продолжить образование. Но тут в гости к Лермонтовым приехала обаятельная девушка — как раз та самая Софья Корвин-Круковская, дочь генерал-лейтенанта от артиллерии. Она мечтала заниматься математикой и надеялась вырваться за границу. Так началась большая дружба на всю жизнь. Дружба Софьи Ковалевской (да, Корвин-Круковская — девичья фамилия великой ученой) и Юлии Лермонтовой, двух девушек, мечтавших учиться.

Софья Ковалевская

Софья, красивая и обаятельная, всем очень понравилась. Девушки сразу подружились, и Софья рассказала Юлии про свой план: заключить фиктивный брак и уехать за границу учиться. Молодой биолог Владимир Ковалевский был готов, в духе героев Чернышевского, предложить Софии свою помощь, а Юлию решили взять в путешествие с молодой парой в качестве сестры и подруги — учиться в Гейдельберг.

«Её выдающиеся способности, любовь к математике, необыкновенно симпатичная наружность при большой скромности располагали к ней всех, с кем она встречалась».

Юлия Лермонтова — о своей подруге Софье Ковалевской

Энергия, напор и обаяние Ковалевской брали любые преграды — генерала Лермонтова удалось уговорить на эту авантюру. И в 1869 году Юлия вместе с Софьей и Владимиром Ковалевскими отправились в Гейдельберг.

Потеряла сон и аппетит

Гейдельбергский университет в ту пору был ведущим центром естественных наук в Европе — старый научный центр, существующий с XIV века, тихий городок среди холмов, дающий все возможности для углубленных занятий наукой. В Гейдельберге в ту пору сложилось русское землячество: у знаменитого профессора химии Роберта Бунзена (изобретшего широко известную лабораторную газовую горелку) в начале 1860-х учились Дмитрий Менделеев, Иван Сеченов, Александр Бородин, Дмитрий Зинин.

После длительных и энергичных хлопот Софьи Ковалевской Юлии разрешили слушать некоторые курсы в университете и работать в химической лаборатории Бунзена.

Юлия Лермонтова добилась права как вольнослушательница посещать лекции Бунзена и заниматься в его лаборатории: там разрабатывали способы электролитического получения магния, алюминия, хрома, кальция. В 1870–1871 годах Лермонтова занималась сложным разделением редких металлов, спутников платины — тему ей предложил Дмитрий Иванович Менделеев. Все это время Лермонтова жила у Ковалевских и была очень дружна с ними.

Русские студентки — Ковалевская и Лермонтова — произвели прекрасное впечатление на преподавателей Гейдельберга своей энергией, способностями и желанием учиться

Им было разрешено посещать любые лекции, и подруги думали об устройстве русского женского образовательного сестричества в Гейдельберге.

В их дуэте первую скрипку всегда играла Софья: так она была энергична, уверена в себе и красива; Юлия с удовольствием соглашалась на предложения Ковалевской.

В 1871-м Софья Ковалевская решила продолжить занятия математикой в Берлине, и Юлия Лермонтова переехала вместе с ней. В Берлинском университете она продолжила экспериментальную работу в лаборатории профессора Августа Гофмана — его интересовали органические соединения: бензол, нитробензол, анилин.

В университете столицы, несмотря на рекомендации из Гейдельберга, им не разрешили ни посещать лекции в Берлинском университете, ни работать в его лабораториях. Девушкам пришлось учиться частным образом, самим договариваясь о занятиях: Ковалевская договорилась об уроках у Карла Вейерштрасса, а Лермонтова начала работать в лаборатории Гофмана.

В 1872 году профессор Гофман на заседании Немецкого химического общества сделал доклад «О составе дифенина», представив как автора работы свою сотрудницу Юлию Лермонтову; работа стала известной и была опубликована в научном журнале Общества. Обе подруги, и Ковалевская, и Лермонтова, начали работать над докторскими диссертациями: они решили защищаться в Геттингене.

Софья Ковалевская и Юлия Лермонтова

Первой защищает диссертацию «К теории дифференциальных уравнений» Ковалевская, теперь она доктор наук. Юля продолжает работать над темой метиленовых соединений, ей предстоит сдать квалификационные экзамены по четырем дисциплинам, что-то вроде кандидатского минимума.

Наконец настал страшный день: экзаменовали меня все незнакомые профессора. Экзаменовалась я одна; экзамен продолжался два часа; по главному предмету — химия — экзаменовали очень продолжительно и строго… Как я вышла живая после этого экзамена, я не помню. Недели 2–3 я не могла прийти в себя, потеряла сон и аппетит.

Юлия Лермонтова

В 1874 году Лермонтова блестяще защитилась. Тем временем в семье Ковалевских произошли изменения: Владимир и Софья Ковалевская увлеклись друг другом, и их фиктивный брак стал настоящим. Двадцатисемилетняя доктор наук Юлия Лермонтова решила вернуться в Россию: ее пригласили в Московский университет в лабораторию Владимира Марковникова.

Признание, болезнь и еще одна Софья

В честь первой русской женщины-химика с докторской степенью Дмитрий Иванович Менделеев дал торжественный ужин в Санкт-Петербурге, на который были приглашены все ведущие ученые-химики России. Именно там состоялось важное в жизни Юлии Лермонтовой знакомство — ее пригласил работать в лаборатории Петербургского университета Александр Бутлеров, автор теории химического строения (он тоже занимался органической химией). Доктор наук Лермонтова занялась углеводородами; ей удалось синтезировать несколько новых соединений.

В 1875 году Юлия Всеволодовна была принята в члены Русского физико-химического общества

Она первой из русских женщин была удостоена права работать в химической лаборатории Московского университета. Совместно с Марковниковым она получила глутаровую кислоту, важную для синтеза биологически активных веществ.

В 1877-м Юлия заболела тифом, болезнь была тяжелой, Софья Ковалевская специально приехала из Петербурга в Москву, чтобы ухаживать за Юлией. Выздоровев, Юлия Всеволодовна возвращается в Петербург к Ковалевским. Она снова с увлечением работает в университетской лаборатории Бутлерова, делает несколько блестящих работ.

В январе 1878 года на заседании Русского химического общества профессор Александр Эльтеков сделал доклад о новом методе синтеза углеводородов — это был путь к промышленному синтезу некоторых видов моторного топлива. У открытия были три соавтора — Бутлеров, Эльтеков и Лермонтова. Реакция Бутлерова — Лермонтовой — Эльтекова стала классической.

В 1878-м у Софьи и Владимира Ковалевских рождается дочка Софья, или Фуфа, как ее будут звать всю жизнь. Юлия Лермонтова стала ее крестной матерью. В том же году после смерти отца Юлия возвращается в Москву. Ее зовут преподавать на Высших женских курсах, но она отказывается: у нее теперь есть Фуфа, которая практически живет у своей крестной матери.

«Мама Юля», отказ от науки и Комитет бедноты

В 1880-е Лермонтова живет в Москве, воспитывает дочь Ковалевской и занимается кавказской нефтью — углеводородами, ее увлекает термическое разложение нефти. В то время ее принимают в Русское техническое общество, в химико-технической группе которого она активно работает.

В те годы она конструирует аппарат непрерывного действия перегонки нефти с использованием перегретого пара, многие научные журналы и газеты назвали ее аппарат лучшим. Исследования Лермонтовой были исключительно полезны для возникновения нефтегазовых заводов в России.

В 1883 году, запутавшись в долгах, кончает жизнь самоубийством Владимир Ковалевский, в 1891-м от скоротечного воспаления легких умирает Софья Ковалевская. Маленькая Фуфа осталась сиротой, но у нее была вторая мама — «мама Юля».

С 13 лет она поселилась с Юлией Всеволодовной, которая стала ее опекуном и отказалась от науки в пользу дочери

Фуфа и Юлия Всеволодовна переселились в имение Семенково; Юлия занималась образованием дочери и сельским хозяйством — она стала выпускать удобрения, создала семенную сортовую станцию растений, которыми с успехом торговала. Софья Владимировна Ковалевская, Фуфа, получила хорошее образование — она стала врачом, и это заслуга Юлии Лермонтовой.

После революции 1917 года на долю Юлии Всеволодовны выпало немало испытаний: Комитет бедноты пытался выселить семидесятилетнюю владелицу имения из собственного дома; только личное распоряжение Луначарского о том, что дом принадлежит «ценному научному работнику», остановило это варварство. В 1919-м Юлия Лермонтова умерла — после обширного кровоизлияния в мозг.

Ее имя и дела — часть истории первых русских женщин-ученых: Анны Волковой, первой в мире опубликовавшей исследование по химии; Софьи Ковалевской, первой в России и Европе женщины-математика; Марии Боковой-Сеченовой, первой в России женщины-окулиста; Надежды Сусловой, первой русской женщины — доктора медицины.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится