Чем на самом деле был шабаш ведьм: сексуальные оргии или обряд плодородия?
300
просмотров
Леденящие душу описания страшных ведьминских сборищ наводили ужас на европейских обывателей со времен средневековья. Сегодня образ шабаша активно эксплуатируют и писатели, и кинематографисты: современные читатели и зрители не прочь пощекотать нервы описанием зловещих ритуалов. Вот только так ли страшен черт, как его малюют? Был ли в действительности шабаш страшным сатанинским ритуалом или преследовал иные цели?

Сатанинский ритуал?

Традиционный стереотип шабаша ведьм сложился в европейской культуре в позднем средневековье. К народным суевериям и историям о ведьмах добавились теории церковных деятелей, обличавших колдовскую ересь. Авторы „Молота ведьм” и других подобных трудов упорно убеждали в существовании вредоносной секты, члены которой поклонялись дьяволу. В вину ведьмам вменялись не только колдовские обряды, но и непременные сексуальные оргии. Последний аспект, видимо, особенно привлекал святых отцов-инквизиторов, и именно о сексуальных сношениях с дьяволом они с пристрастием допытывались у своих несчастных жертв. Современные исследователи считают, что описания шабаша, появлявшиеся в протоколах допросов, составлялись самими инквизиторами, а обвиняемые подписывали их лишь после ужасных пыток. Эту версию подтверждает и тот факт, что описания шабаша в показаниях многих людей слишком унифицированы, как будто все они побывали в одном и том же месте в одно и то же время.

Основным элементом шабаша в европейской культуре традиционно считалось поклонение дьяволу. Именно это обвинение предъявляли “ведьмам” в первую очередь. Материалы судовых процессов и работы демонологов подробно описывают, как именно ведьмы ублажают дьявола, который обычно предстает перед ними в образе козла. Непременной составляющей, как мы уже говорили, были также описания разнузданных оргий ведьм и бесов.

Образ шабаша известен и славянской культуре, но его описания разительно отличаются от европейских аналогов. То ли потому, что Россия не знала Инквизиции, то ли по иным причинам, но славянский шабаш несет в себе значительно меньше сатанинского и по своему описанию гораздо ближе к старинным языческим ритуалам. Обвинения в поклонении дьяволу в отечественных судебных процессах практически не зафиксированы. Более того, такие абстрактные теологические материи ни судей, ни тех, кто обращался к ним с жалобами на порчу и колдовство, вовсе не волновали. Процесс против ведьмы или колдуна начинали лишь в том случае, если они подозревались в нанесении какого-либо реального вреда. Хотя часто, как и в Западной Европе, обвиняемые “ведьмы” просто становились жертвами злословия и подозрительности собственных соседей. Уже с конца XVIII века в России делами о колдовстве занимались так называемые “совестные суды”. Характерно и то, что они же рассматривали преступления несовершеннолетних и умалишенных. То есть к этому времени колдовство и вера в него уже прочно перешли в область народных суеверий, не заслуживающих внимания высших судебных инстанций. Таково было отношение государственной власти, а вот народ упорно продолжал верить и в колдовские чары, и в порчу, а ведьмы нередко становились жертвами крестьянского самосуда.

То ли местные ведьмы были не такими любвеобильными, то ли судьи не такими любопытными, но сексуальные оргии на шабаше славянской культуре практически не известны. Легенды рассказывают, что ведьмы с чертями на шабаше лишь танцуют “спина к спине”, а вот на интимных подробностях внимание не заостряется. Кстати, о танцах вспоминали и западноевропейские демонологи.

 Записанные в Украине народные рассказы говорят о том, что главным распорядителем шабаша является вовсе не дьявол, а ведьмак. Он — главный над всеми ведьмами и раздает им задания на целый год: кого, где испортить, кого околдовать и т.п.

Для ведьмы непременным условием попадания на шабаш был полет. Кто перемещался, превратившись в какую-либо птицу (в русской традиции это чаще всего была сорока), а кто использовал традиционные ведьмины средства передвижения: метлы, печные лопаты, песты.

 Современные исследователи усмотрели во всех этих предметах явно выраженную фаллическую символику и задумались об истинном происхождении шабаша. Оказалось, что корни его в древних языческих временах. И тогда шабаш никакого отношения к дьяволу не имел.

Обряд плодородия

Известный итальянский историк Карло Гинсбург сделал попытку сравнить традиционные описания шабаша с древними магическими ритуалами, в том числе и шаманскими. Он, кроме всего прочего, описывает феномен итальянских “бенанданти” — категории людей, якобы обладающих сверхъестественными способностями. В XVI веке они попали под пристальное внимание Святой Инквизиции. На судебных процессах бенанданти заявляли, что они сражаются с колдунами, чтобы не дать тем испортить урожай. Эти войны проходят во время ночных собраний, которые частично напоминают шабаш. Бенанданти отправляются туда, оставив свое тело. Все это, подчеркивает историк, очень напоминает камлание шаманов, которые, впадая в транс, отправляются в “другие миры”.

Подобные ночные битвы мифических существ известны и румынам. Еще в XIX веке в Румынии устраивали ритуальные шествия, чтобы вылечить тех, кто пострадал от злых чар. А известный русский этнограф А.Н. Афанасьев писал, что и русские ведьмы тоже устраивали во время шабашей ритуальные битвы. Оружием им служили украденные у крестьянок деревянные мечики, которыми обычно трут коноплю.

Все эти действа напоминали разгульные средневековые карнавалы и скоморошьи представления. А те, по сути, были возрождением языческих обрядов плодородия. Не зря карнавальные представления во все времена вызывали резкие нападки церкви. Особенно доставалось звериным маскам, которые надевали участники карнавалов. А самой популярной была маска козла  — древнего символа плодородия. Возможно, она-то как раз и вызвала в представлениях демонологов образ дьявола, который являлся на шабаше в виде козла. Игры ряженых были особенно популярны в славянской культуре, а откровенно эротическое содержание, например, масленичных обрядов, позволяет отнести их к пережиткам древних ритуалов плодородия. Ритуальные битвы во время магического обряда могли символизировать защиту полей от враждебных духов.

Вот так шабаш, с легкой руки средневековых демонологов, яростно боровшихся с остатками язычества, превратился в зловещее сатанинское действо, а его участники в ведьм и еретиков. А ведь изначально у этих ночных ритуальных собраний были самые благородные цели — обеспечить плодородие, хороший урожай и достаток.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится