STOPWAR
Франсуаза Д'обонн: как французская писательница придумала экофеминизм
25
просмотров
Франсуаза Д’Обонн боролась за права женщин и защиту окружающей среды, считая, что эти проблемы взаимосвязаны. Но становясь все более радикальной, она отпугивала сторонников и к концу жизни оказалась в одиночестве. Рассказываем об активистке, которая призывала женщин к «материнским забастовкам» и сформулировала термин «экофеминизм».

«Да здравствует феминизм!»

В 1931 году во дворе женского доминиканского монастыря в Тулузе появилась надпись «Да здравствует феминизм!». Это было дело рук 11-летней дочери графа и христианского анархиста Этьена д’Обонна, которую звали Франсуаза. 

Франсуаза родилась в 1920 году в Париже, затем семья переехала в Тулузу. Ее родители были бедны, однако их это не заботило. Они куда больше интересовались политикой и вопросами гендерного равенства. Девочка с детства слушала разговоры отца и матери, а также бабушки, которая считала, что мужчины и женщины должны иметь равные возможности. Уже в девять лет Франсуаза называла себя феминисткой. 

«Я признаю, что мне повезло быть дочерью и внучкой [таких людей]. Моя мать была ученицей мадам Мари Кюри и должна была приложить усилия, чтобы иметь возможность сидеть в аудитории — мужчины пытались не допустить женщин к занятиям», — говорила д’Обонн.

Франсуаза рано начала писать. В 13 лет она выиграла литературный конкурс на лучший рассказ, организованный издательством Editions Denoël. Во время Второй Мировой войны д’Обонн работала школьной учительницей на юге Франции и помогала подпольному движению Сопротивления, но не оставила занятия литературой. В 1942 году она выпустила дебютный сборник стихов под названием «Столбцы души». 

Страсть к литературе осталась с Франсуазой до конца жизни. Всего она опубликовала более ста книг в примерно сорока различных издательствах. Д’Обонн писала очерки, романы, пьесы, научную фантастику, стихи и биографии. 

Однако настоящим делом жизни для Франсуазы стал активизм.

«Я купаюсь в энтузиазме»

В 1949 году во Франции опубликовали «Второй пол» Симоны де Бовуар. «Выход книги стал ярчайшей вехой в истории «второй волны» феминизма и важнейшим переломным моментом этой истории. По существу, именно Бовуар, хотя она и использовала в названии слово «sexe» (а не «genre») («пол», а не «гендер»), придала женскому вопросу подлинно гендерный, социокультурный характер. Впервые проблема эмансипации женщин осмыслялась столь глобально, «охватывала историю, мифологию, культуру, сексуальность», — отмечает исследовательница Наталья Пахсарьян. 

«Второй пол» сразу стал скандальной и одновременно очень популярной книгой. В первую неделю было продано 20 000 экземпляров. Для Франсуазы д’Обонн эта книга стала символом освобождения женщин. «Я читаю «Второй пол». Я купаюсь в энтузиазме. Наконец-то нашлась женщина, которая все поняла», — писала она. Симона де Бовуар стала кумиром Франсуазы. 

Не все разделяли восторг д’Обонн, многие приняли книгу враждебно. Работа де Бовуар оскорбила Ватикан: «Второй пол» занесли в Индекс запрещенных книг. Франсуаза публично защищала Симону де Бовуар. Например, приняла как респондент участие в опросе молодых писателей об «опасностях литературы для молодежи», который провел еженедельник Le Figaro Littéraire. 

Полемика вокруг книги де Бовуар вдохновила д’Обонн написать свое первое феминистское эссе — «Комплекс Дианы». В нем Франсуаза снова вступила в спор с критиками «Второго пола» и попыталась разобраться, почему женщины были исключены из политики и лишены власти. Ей казалось неправильным, что феминистки ведут борьбу отдельно друг от друга. По мнению д’Обонн, движение за права женщин должно быть единым и цельным.

«Лучше встретиться с женщинами, чем с Апокалипсисом»

В 1969 году Франсуаза д’Обонн стала соучредителем Движения за освобождение женщин (Mouvement de libération des femmes или MLF). Она активно поддерживала других активисток. В 1971 году д’Обонн была в числе женщин, подписавших «Манифест 343», составленный Симоной де Бовуар. Подписантки призывали декриминализовать аборты — в 1970-е годы во Франции за добровольное прерывание беременности была предусмотрена уголовная ответственность вплоть до тюремного заключения.

«Она была там как военачальница, — вспоминала историк и знакомая д’Обонн Мари-Жо Бонне. — Она обладала даром вызывать у нас желание сражаться». Главным противником женщин Франсуаза считала патриархат, который казался ей также и главной причиной экономической нестабильности. 

Капитализм находится «на стадии самоубийства», поэтому у человечества есть только один выход — «феминизм или смерть» — утверждала д'Обонн. Если мир «отвергнет эту мутацию (феминизм), он обречен на смерть» в кратчайшие сроки, считала она и говорила: «Лучше встретиться с женщинами, чем с Апокалипсисом».

По словам журналиста Октава Ларманьяка-Матерона, д’Обонн делала провокационные заявления, которые «не следует понимать буквально». Это был ее стиль общения с публикой.

Рождение экофеминизма и «фаллократический кроликизм»

В 1972 году д’Обонн основала организацию под названием «Экология-феминизм», которая должна была продвигать одновременно феминистские и «зеленые» идеи. Она считала, что «эксплуатация женщин и планеты» — это проблемы одного порядка, порожденные патриархальным обществом. Выступая на телевидении, Франсуаза заявила: «Мужское общество приблизилось к уничтожению окружающей среды из-за совершенно безумных темпов рождаемости. Пора планете снова стать зеленой». Для этого, по ее мнению, власть должна перейти к женщинам. 

«Д’Обонн — радикалка, которая не всегда показывается на публике в нежном кружеве. Вся ее работа направлена ​​на то, чтобы показать, что патриархальная эксплуатация женщин и разрушение природы являются тесно связанными явлениями. Нельзя бороться с одним, забывая про другое», — объясняет Октав Ларманьяк-Матерон. «Она устанавливает связь между эксплуатацией природы и женщин мужчинами, предлагая беспрецедентный синтез экологии и феминизма в термине «экофеминистка», сокращении от названий двух политических движений, к которым Франсуаза себя относит», — говорит историк Каролин Голдблюм.

Чтобы найти подтверждение своим взглядам, Франсуаза обращалась к истории. Рассказывая о ведьмах, амазонках и женщинах эпохи неолита, она вольно обращалась с источниками, переиначивала исторические факты и ссылалась на частично выдуманных персонажей. Тем не менее благодаря Д’Обонн оформилось еще одно феминистское движение, которое сама Франсуаза в 1974 году назвала «экофеминизмом».

С течением времени д’Обонн становилась все более воинственной и радикальной. Она предсказывала, что к 2020 году население мира удвоится (и оказалась права: с 1974 по 2020 годы население мира увеличилось в 1,9 раза), и видела в этом прямое следствие патриархального устройства мира и стремления мужчин размножаться. Франсуаза даже придумала специальный термин — «фаллократический кроликизм». Вероятно, это отсылка к французскому выражению «заниматься любовью как кролики», то есть очень интенсивно. 

В 1974 году д’Обонн призвала женщин к «забастовке по беременности и родам»: она считала, что всем женщинам нужно одновременно отказаться от материнства из-за «экологической и демографической угрозы». В 1977 году она опубликовала роман «Пастухи Апокалипсиса», в котором изобразила утопическое общество своей мечты: на планете упразднено все, что связано с мужчинами; сами мужчины тоже больше не существуют — вместо них Землю населяют женщины, образовавшие цивилизацию Анима, свободную от войн и насилия. Чтобы не вымереть, они прибегают к клонированию и растят маленьких девочек в соответствии с «женскими ценностями». 

При этом сама Франсуаза считала возможным прибегать к жестким и даже жестоким методам борьбы, что явно противоречило концепции созданной ей утопии.

«Одержима желанием быть правой»

В 1975 году д’Обонн вместе с сообщниками пробралась на строительную площадку атомной электростанции Фессенхайм в Эльзасе и заложила там взрывчатку. Из-за взрыва электростанцию не могли ввести в эксплуатацию еще несколько месяцев. Франсуаза действовала тайно, поэтому не понесла наказания. По словам журналистки Le Monde Кристин Руссо, д’Обонн «заигрывала с терроризмом». 

Д’Обонн недолюбливали не только противники феминизма, но и некоторые активистки. «Раздражительная», «громогласная», «сквернословка», «неряшливая и неуклюжая женщина» — так Франсуаза запомнилась им. «Она была одержима желанием быть правой, — объясняла исследовательница биографии д’Обонн и автор романа о «зеленой Амазонке» Элиза Тьебо. — Эта черта характера, возможно, объясняет, почему, несмотря на ее талант, интеллект и даже гений, ей так и не удалось объединить энергию вокруг себя и добиться признания своей работы. Ее бесчинства и презрение, которое она выказывала стольким людям, несомненно, запомнились».

Франсуаза вкладывала много сил и энергии в активизм и продвижение экофеминизма. Однажды подруга спросила: не достигла ли активистка «возраста спокойствия»? Д’Обонн ответила: «Я буду в спокойствии и безопасности, когда лягу в могилу». Тем не менее, несмотря на все усилия, во Франции экофеминизм не получил широкого распространения. Идеи Франсуазы нашли куда больший отклик в Австралии и США, куда активистку регулярно приглашали для выступлений и проведения конференций.

Д’Обонн работала до конца жизни, продолжала писать романы и эссе. Она оставалась верной принципу «ни для без строчки». 3 августа 2005 года Франсуаза скончалась в Париже. Ее смерть была встречена «практически с полным безразличием», отметила автор ее биографии Элиза Тьебо. Она долгое время была полузабытой фигурой феминистского движения, чье наследие сегодня открывают заново.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится