Дело «декабриста» Ипполита Завалишина
0
0
1
129
просмотров
За свою жизнь Ипполит Завалишин написал несколько сотен кляуз и доносов, в том числе на родного брата, и остался единственным в истории лжедекабристом.

Предавший раз, предаст и дважды. Эти слова словно нарочно придуманы для Ипполита Завалишина. Он начал с доноса на родного брата Дмитрия, понес за это наказание, но не остановился. Даже будучи сосланным, он продолжил доносить и кляузничать, и это стало поистине занятием всей его жизни.

Дмитрий Завалишин и Орден свободного человечества

Лейтенант Дмитрий Завалишин был арестован в январе 1826 года. Его подозревали в причастности к восстанию декабристов, однако в декабре 1825-го офицера не было в Петербурге. Он находился в отпуске в Казанской губернии, откуда был родом. Довольно быстро Дмитрия отпустили, но уже в марте 1826-го арестовали вновь.

На следствии он показал, что его жизненные цели были сколь глобальными, столь и утопическими. Во-первых, он мечтал о «контрреволюции в Испании без войны» (речь идет о революции 1820−1823 года). Во-вторых, он хотел «вывести из Европы тех людей беспокойного ума, которые желают перемен и смятений», то есть революционеров. Завалишин полагал, что их надо «переместить» в Латинскую Америку, где никакого вреда они не принесут. А для реализации этих идей он предлагал основать религиозный «Вселенский орден восстановления единого свободного человечества».

Идея ордена, который способствовал бы восстановлению нравственности, появилась у Завалишина еще в начале 1820-х, когда он преподавал в Морском кадетском корпусе. Тогда он называл его Общество восстановления Правды и Истины. Задумав «Вселенский орден», он написал записку Александру I, и тот отнесся к идее нейтрально — не одобрил напрямую, но и не запретил. Дмитрий Иринархович счел, что можно действовать. Он рассчитывал проводить свои утопические идеи с помощью обществ декабристов, но быстро понял, что они враждебны существующему строю. После этого он начал действовать против них и готовился выдать декабристов правительству.

Дмитрий Завалишин.

Фактически — предательство и донос. Но картина складывалась такая, будто Дмитрий и сам входил в число заговорщиков. В итоге его сочли бунтовщиком и приговорили к ссылке в Сибирь. И в этот момент на исторической сцене появляется его младший брат, юнкер Ипполит Завалишин.

Иностранный агент: есть доказательства

Ипполит Завалишин, которому в 1826 году исполнилось 18 лет, встретил императора Николая I во время прогулки по Елагину острову и сообщил, что может доказать: его брат Дмитрий готовил в России революцию на деньги иностранных государств.

Николаю I эта идея была близка: он очень хотел связать декабристов с европейскими революционными движениями. Ипполит представил следствию документы, найденные на столе у брата.

Дмитрий Завалишин 1822−1824 году был участником кругосветной экспедиции Михаила Лазарева. После этого у него остались различные бумаги, в том числе счета от бразильских поставщиков, написанные на португальском и с проставленными в них крупными суммами (в Бразилии была большая инфляция). Ипполит Завалишин, не знавший других языков, кроме французского, решил, что бумаги зашифрованы, что Дмитрий получал деньги от иностранных агентов и должен был на них организовать в России революцию.

Установить истинное происхождение документов труда не составило. Завалишин-старший к этому моменту уже был приговорен к ссылке в Сибирь, но и Ипполит был осужден за ложный донос. Во время следствия он получил следующую характеристику: «Артиллерийского училища юнкер Ипполит Завалишин нравственности дурной; имеет горячую голову, склонную ко всему дурному. Он ветрен, самонадеян, вольнодумец, думает всякого разговорами своими обмануть». В итоге младшего брата разжаловали в солдаты с сохранением дворянства, то есть у него оставались неплохие шансы быстро дослужиться до офицера. Служить его отправили в Оренбург.

Ипполит Завалишин в Оренбурге — заговор и донос

К новому месту службы Ипполит Завалишин ехал через Москву. По ходатайству генерал-губернатора Дмитрия Голицына, который знал Завалишина-отца, Ипполит поступил под надзор начальника внутренней стражи полковника Штемпеля. Тот отнесся к юноше лояльно: разрешил ему свободно перемещаться по городу. В итоге Ипполит, отбыв из Москвы, написал на него донос: Штемпель, по его словам, плохо исполнял свои обязанности.

Прибыв в Оренбург, юноша продолжил начатое. По воспоминаниям декабриста Владимира Штейнгеля, в городе в это время существовало местное тайное общество (к слову, в России подобных было немало). Оно больше напоминало кружок, в котором молодые люди собирались и обсуждали политику. В него входили мелкие чиновники, младшие офицеры, юнкеры, руководителем был Петр Кудряшёв — чиновник-аудитор, а также писатель и фольклорист.

Владимир Штейнгель.

Ипполит Завалишин знакомится с членами кружка и уверяет их, что он — жертва политического процесса, принадлежит к тайному обществу и уполномочен вербовать новых членов. Кудряшёв поначалу проявил осторожность, но потом решил, что Завалишину можно доверять, и несколько членов кружка: прапорщики Колесников, Таптиков, Дружинин, Старков и другие — вступили в мнимое общество. Завалишин изготовил документ, в котором указал, что оно «составлено с целью политическою». И тут же написал на общество донос.

Так как практически все завербованные им были люди военные, то их судил соответствующий суд. Учитывая, что восстание декабристов было всего два года назад, приговор вынесли самый суровый: Таптикова, Колесникова, Ветошникова, Старкова, Дружинина и Завалишина приговорили к смертной казни. Потом приговор был смягчен, смертную казнь заменили ссылкой на разные сроки. Завалишин был приговорен к пожизненной каторге.

Дмитрий Таптиков [Таптыков], акварель Николая Бестужева.

Провокатор навсегда

Ипполит Завалишин в итоге оказался в Петровском заводе, где содержались наиболее активные участники декабрьского восстания. Отношение к нему было крайне негативное, фактически с ним общался только Лунин. В 1842 году за дерзкое поведение он был закован в кандалы, и его приказали отправлять на тяжелую работу.

В 1848 году Завалишин снова попал под суд за ложные доносы и воровство — к этому моменту он уже жил в Верхнеудинске (нынешний Улан-Удэ). С 1850 года он в Кургане, где продолжает писать доносы, в том числе на декабристов Александра фон Бриггена и Дмитрия Щепина-Ростовского, а также на курганского городничего. В общей сложности за время жизни в Кургане он написал около 200 жалоб и кляуз и по обвинению в ябедничестве отсидел в остроге. После этого неоднократно переводился в разные города, жил в Туринске, Тюмени, Казани, а закончил жизнь в Самаре.

Общий вид Петровского завода, акварель Николая Бестужева

Еще во время следствия в Петербурге Ипполит Завалишин находился под наблюдением генерала Петра Козена. Он писал, будто Завалишин признавался: «Если бы государь император, читая мои бумаги, мог читать, что у меня в сердце, то он послал бы меня к черту». Что ж, в общем так и получилось. Из 75 лет жизни единственный в истории лжедекабрист провел в изгнании 57.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится