Энвер Ходжа: как албанский «Сталин» готовился к войне со всем миром
81
просмотров
Своеобразный албанский вождь Энвер Ходжа, выстраивавший свою деятельность в полном соответствии с заповедями Сталина, умудрился рассориться практически со всем миром. Готовясь к потенциальному военному вторжению, он нашпиговал страну почти миллионом бункеров. Несмотря на то, что албанцам запрещалось иметь в домах рояли, пользоваться капиталистической косметикой и носить джинсы, они с ностальгией вспоминают времена правления чудаковатого сталиниста.

Белое пятно на европейской карте

Белое пятно на европейской карте Албанский соцреализм.

Долгие годы Народной Соцреспубликой Албания правил Энвер Ходжа. В 70-80-е это место на европейской карте не желали замечать ни капстраны, ни даже СССР. Десятилетиями в мире практически ничего не знали о реальном положении дел в Албании. Редкие заметки в СМИ рассказывали, что там напрочь отсутствует частный автотранспорт. Предметом вопиющей роскоши почему-то считался рояль, поэтому дома разрешалось иметь только пианино. При этом просмотр телевизора всячески поощрялся, ведь только так можно было проникаться регулярными речами лидера. С экранов товарищ Ходжа, в основном, вещал, что весь мир угрожает албанскому счастью и что вокруг одни враги. Единственным выходом из перманентно угрожающего положения он видел застройку гостерриторий бункерами-дотами. Эти основательные и нерационально многочисленные укрепления, по мнению Ходжи, помогут гордым албанцам стоять насмерть против орд противника.

Но это было позже. А в 1938-м молитвами Коминтерна идейный коммунист Энвер Ходжа отправился учиться в московский Институт Маркса-Энгельса-Ленина. На очной встрече Сталин и Молотов заподозрили в нем перспективного товарища, достойного лидерства в кругу албанских коммунистов. Когда в следующем году Албанию оккупировала прогитлеровская Италия, Ходжу направили организовывать на родине подпольную борьбу. В конце 1941-го в Албании появилась Коммунистическая партия, зампредом которой стал Энвер.

В 1942-м на повторной встрече со Сталиным Ходжа доложил о набирающей обороты партизанской армии, приносившей проблемы итальянским оккупантам. После такой новости он вырос до верховного главнокомандующего партизанских коммунистических отрядов, объединенных вскоре в Народно-освободительную албанскую армию. В 1943-м знающий толк в пропагандистских приемах Энвер убедил сотни солдат 9-й итальянской армии с генералом Камыниело во главе переметнуться к партизанам. На исходе 1944-го Албания очистилась от фашистов, а Ходжа стал премьер-министром и главой МИДа. Третья московская аудиенция у Иосифа Виссарионовича принесла Албании гарантии помощи в восстановлении территорий и уверенные перспективы сотрудничества по всем основным отраслям. СССР, в свою очередь, получил новую площадку для строительства военной базы на просторах Адриатики.

Сближение со Сталиным-кумиром

Сближение со Сталиным-кумиром Сталин и Ходжа в Москве

После того, как Югославия дерзко вышла из соцблока, связи Энвере со сталинской вотчиной только укрепились. Албания преданно поддерживала СССР, на что Москва отвечала щедрыми кредитами, продовольствием, оборудованием и медикаментами. Кроме того, в Тирану массово ехали советские геологи, нефтяники, педагоги и врачи. Ходжа не скрывал, что решил направить Албанию по советскому пути: индустриализация, коллективизация и иже с ними. Но в первую очередь, он взялся за формирование культа собственной же личности. Параллельно албанцам полагалось свято чтить любое связанное со Сталиным наследие и восхищаться всем, что любил вождь. В стране его именем называли города, улицы, а день рождения Сталина отмечался на уровне государственного праздника.

Все рухнуло со смертью Иосифа Виссарионовича. Отношения с Хрущевым не заладились на старте, когда Ходжа демонстративно хлопнул дверью прямо во время зачитывания доклада о развенчании культа личности. В 1962-м Албания покинула и Совет экономической взаимопомощи, заявив, что не вернет новой Москве накопленные долги.

Крепко обидевшись на вчерашних партнеров, Ходжа полностью сосредоточился на родных пенатах. Памятуя, как было дело при Сталине в Советском Союзе, Энвере решил перещеголять авторитет идеологического кумира. Он буквально оккупировал страну собственными портретами, посвятил своему имени крупнейшие предприятия, колхозы, школы, университеты и даже горные вершины. Главной национальной идеей он избрал путь к международной изоляции, призывая население к пониманию посредством единственного в стране национального телеканала. Все совершеннолетние граждане, не достигшие 56 лет, в обязательном порядке посещали курсы военной подготовки. Попытка покинуть страну каралась расстрелом. Чистками в кругах несогласных занималась тайная полицейская канцелярия «Сигурими». В правление Ходжи до 7 тысяч неугодных были убиты, около 35 тысяч попали за решетку.

Попытки Хрущева помириться и миллион дотов

Попытки Хрущева помириться и миллион дотов Все значимые объекты в Албании назывались именем Ходжи.

Когда Ходжа выехал на антисталинский доклад Хрущева в Москву, дома ему попытались устроить импичмент, озвучив на импровизированной конференции критику в адрес отъявленного сталиниста. Не задержавшийся в СССР албанский лидер без раздумий подогнал к столице боеготовый танковый батальон. Реформаторы объявились отступниками и полным составом отправились под арест. В 1959-м в Тирану пожаловал Никита Сергеевич, пытавшийся призвать Ходжу к примирению. Албанский «Сталин» четко дал понять, что в его мировоззрении ничего не поменялось и разорвал с СССР дипломатические отношения, заодно выставив из Адриатики советских моряков. Политическую оппозицию в Албании теперь стали обзывать «хрущевцами».

Единственным партнером Ходжи остался также рассорившийся с Хрущевым Китай. Албания перешла на самообеспечение, объявив войну всему западному. Албанцам запрещались частные авто, излишние жилплощади и предметы роскоши. Джинсы и заморская косметика также клеймились «низкопоклонством перед западом». После того, как на очередном музыкальном фестивале прозвучали «Битлз», министр культуры отправился за решетку.

Долгое время государство Албания оставалось самым закрытым в Европе, а Ходжа слыл диким сталинистом. Отвлекая народ на тщательную подготовку к военной агрессии, лидер страны занялся повсеместным возведением огневых точек. Доты возводились на побережье, в горах, в городах и провинциях. Ни одна страна мира не располагает таким числом капитальных фортификационных сооружений. В Албании их, по разным данным, до миллиона. Это то, что Энвер Ходжа оставил после себя навсегда. Современные госруководители пытались преобразовать часть огневых точек в кафе, склады, магазины. Но, судя по всему, они надолго останутся визитной карточкой Албании.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится