Эпоха солнечных королей: когда царил абсолютизм
941
просмотров
На протяжении двух столетий на политической арене Европы царил абсолютизм – неограниченная власть монарха. Его конец пришёл после Великой Французской Революции.

«Тот, кто даровал людям королей, желал, чтобы их чтили, как Его наместников, и Одному Себе предоставил право судить об их поступках. Его воля заключается в том, чтобы всякий рожденный подданным повиновался без рассуждений. И этот ясно выраженный всеобщий закон существует для пользы не одних лишь государей, но он спасителен и для самих народов, которые обязаны ему повиноваться, так как всякий раз, как они нарушают этот закон, они подвергаются бедствиям, несравненно более ужасным, чем те, от которых они хотели избавиться», — писал «король-Солнце» Людовик XIV в своих «Наставлениях» потомкам. Удивительным образом один из самых известных европейских монархов смог отразить в этих словах суть политического устройства большинства стран Европы той эпохи — абсолютизма, царившего в Старом Свете на протяжении почти двух столетий.

Макиавелли, Боден и Гоббс — философское обоснование абсолютной власти

Времена меняются — и политическое устройство государств должно поспевать вслед за этими изменениями. Европа стремительно двигалась к доминированию в мире — в результате Великих Географических Открытий она аккумулировала значительные ресурсы, постепенно стали складываться сильные централизованные государства, которые требовали смены системы управления — средневековые традиции уже не отвечали веяниям времени. А постоянные войны, проходившие в Европе в то время, требовали объединения под эгидой единого сильного правителя.

Складыванию новой европейской политической реальности способствовали и труды известных философов. Большое значение в этой связи имели работы Никколо Макиавелли и Жана Бодена — последний прямо указывал на право принадлежности высшей власти монарху, который, несмотря на своё божественное предназначение распоряжаться ресурсами и подданными по своему разумению, тем не менее, нёс перед населением большую ответственность, а нарушение их прав и свобод шло вразрез с христианской моралью и этикой. Этот компромисс на деле вёл к существованию при монаршей особе представительных органов, подчёркивающих легитимность власти — своеобразный «общественный договор» государя и сословий.

Обложка труда Бодена «Шесть книг о государстве».

В похожем ключе рассуждал Томас Гоббс в «Левиафане». Этот труд, возникший под впечатлением от кровопролитной борьбы монарха и парламента в Англии, также говорил об особенностях общественного договора и источнике власти — мыслитель продвигал в книге идею о суверене, обладающем абсолютной властью и создававшем моральные обязательства для своих подданных. Эта теория несколько расширяет для современного читателя понятие «абсолютизма», поскольку позволяет быть той самой «абсолютной властью» не только монарху, но и сословно-представительным органам, что впоследствии несколько подорвёт идеологическую основу монаршего абсолютизма в европейской цивилизации.

Титульный лист «Левиафана» Т. Гоббса.

Европейский абсолютизм: разные оттенки одного цвета

Теоретики подготовили идеологическую почву для того, чтобы абсолютизм воцарился практически по всей Европе в 17−18 веках. Франция, Испания, Пруссия и, частично, Англия, строя централизованные национальные государства, в меньшей или большей степени приходили к практически неограниченной королевской власти. Политические и экономические системы всех упомянутых стран имели большое количество схожих черт. Власть монархов в первую очередь опиралась на дворянство, представители которого занимали все ключевые высшие гражданские и военные посты. Государственная машина выживала за счёт бюрократии и чёткого распределения полномочий.

Жан-Франсуа де Труа. Объяснение в любви. 1731 год.

Собранные из зачастую непохожих друг на друга областей и регионов, абсолютистские государства с течением времени становились унитарными странами с единым законодательством, гарантом которого являлся монарх. Он же оказывал покровительство национальной экономике — политика «меркантилизма» появилась именно во время становления и расцвета абсолютных монархий. Любопытно, что именно эта политика позволила сформироваться условной национальной «буржуазии» — выходцев из третьего сословия, которые за счёт личной инициативы и деловой жилки сформировали большие капиталы и стали бороться за политические права. Это в конечном итоге в будущем приведёт к радикальным или мирным трансформациям абсолютизма в Европе.

Людовик XIV и Жан-Батист Кольбер посещают мануфактуру.

Несмотря на большое количество общих черт, в каждой европейской стране абсолютизм имел свои черты, а генезис и развитие политической системы шли совершенно разными путями. Классическая абсолютная монархия, по мнению историков, сложилась во Франции в 17−18 веках — вплоть до Великой Французской Революции. Зенитом этой политической системы стала эпоха правления «короля-Солнце» Людовика XIV. В других странах абсолютизм имел свои особенности. Английская абсолютная монархия, например, не смогла достичь французского уровня и оказалась серьёзно ограничена Парламентом — сказалось поражение лоялистов в Гражданской войне. Прусский абсолютизм в наибольшей степени сложился из военных предпосылок — буквально, «вылупился из пушечного ядра». Генезис административной системы в стране был обусловлен консолидацией земель на фоне постоянных войн прусских герцогов, а затем и королей с соседями.

Аллегорическое изображение великого курфюрста Пруссии-Бранденбурга, 17 век.

Просвещённый абсолютизм — прелюдия революционных лет

К середине 18-го века европейский «старый порядок» остро нуждался в модернизации — этому способствовал целый ряд политических, экономических и культурных причин. Эпоха Просвещения с программными трудами крупнейших философов и мыслителей своего времени постепенно подтачивала основы благополучия абсолютных монархий — и те были вынуждены отвечать на вызовы своего времени, постепенно меняя облик своих стран.

Вторая половина столетия прошла под эгидой нового политического веяния — «просвещённого абсолютизма». В одно и то же время в разных европейских странах местные монархи, под впечатлением от гуманистических и рационалистических идей современных философов и мыслителей, принялись осуществлять реформы, дабы привести жизнь внутри своих владений в согласие со своим видением сущности государства. Принято считать, что первым такой «эксперимент» предпринял знаменитый прусский король Фридрих II — известно его знаменитое изречение, которое можно считать для просвещённого абсолютизма программным: «"Хорошо работающее правительство должно представлять столь же прочно связанную систему, как и система понятий в философии».

Фридрих II играет на флейте.

Фридрих достиг определённого успеха — его реформы смогли превратить Пруссию в одно из сильнейших государств Европы, а пример Гогенцоллерна вдохновил других монархов Старого Света. Австрийский император Иосиф II провёл целый ряд реформ, кардинально изменивший облик и внутреннее устройство монархии Габсбургов, а с российской императрицей Екатериной II многие связывают наиболее успешный период в истории империи Романовых.

Однако расцвет обновлённого абсолютизма оказался временным — эпоха Просвещения подточила идеологические и культурные основы «старого порядка» Европы и привела к громовым десятилетиям, стартом которым послужила Великая Французская Революция.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится