Франция XV века глазами местного населения
52
просмотров
Как формировался французский патриотизм на фоне событий последних десятилетий Столетней войны.

Дуалистическая монархия и последнее английское наступление

К началу века английская корона во Франции владела лишь Гиенью, портом Кале и некоторыми замки в Пикардии. Карл V и Бертран Дюгеклен одержали ряд серьёзных побед, которые затмили подписанный в Бретеньи договор, по которому треть французских земель оказалась в руках противника. Но англичане не оставляли надежду вернуться на занятые позиции. Местное население сильно было возмущено подобным положением делом.

Памятник Бертрану Дюгеклену

Конфликт обострился после убийства Людовика Орлеанского: началась война между арманьяками и бургиньонами. Английский король Генрих V Ланкастер поддерживал связи с враждующими партиями и устроил высадку на французские земли. Победа монарха при Азенкуре в 1415 году открыла дорогу армии Генриха на Нормандию. В 1419 году центр региона капитулировал: Руан был захвачен англичан. В этом же году был убит бургундский герцог Иоанн Бесстрашный в Монтеро. Его преемник — Филипп Добрый, хозяин Парижа и приближённый к французскому королю Карлу VI. Однако, Филипп был близок и к Генриху V. Французской короне был навязан договор в Труа, по которому дофин Карл лишили наследства. Генрих и его род получил право на французский престол. В стране была установлена дуалистическая монархия: в Бурже оказался дофин — будущий Карл VII, а в Париже от имени Генриха VI распоряжался Францией молодой английский монарх.

Генрих V.

Споры за лидерство продолжались: бургиньоны и англичане до 1429 года активно нажимали на сторонников дофина. Но после освобождения Орлеана и побед Жанны д’Арк начался новый этап в затяжном конфликте: очищение территорий от английских войск. Факт появления освободительницы из простой среды вдохновил народ, но, когда героиня была казнена по приговору церковного суда, запал патриотизма спал. Карл VII смог попасть в Париж лишь в 1437 году, а Нормандия окончательно было освобождена после битвы при Форминьи в 1450 году.

Карта Франции 15 века.

Жизнь при чужом монархе

Стоит отметить одну важную деталь: английская корона не ставила задачу присоединить земли французской монархии к Англии. Генрих V лишь хотел взять корону Валуа в качестве короля Франции. Как только англичане утвердились в Руане, Генрих сразу же велел чеканить монеты с надписью Henricus rex Francorum. Договор в Труа давал ему титул «наследника французской короны». Но король Англии скончался в молодом возрасте, и его малолетний преемник Генрих VI оказался наследником обеих корон. Согласно договору в Труа, оба королевства сохраняли свои права, свободы, обычаи, правила и законы. Герцог Бедфорд являлся регентом короля во Франции и не вводил никаких новшеств в административную структуру королевства. Всё осталось на своих местах. Даже английские наместники прекрасно владели французским языком: они не забыли своё нормандское происхождение. Парижский университет, который был храмом морали, поддержал договор в Труа и был не против создания дуалистической монархии. Церковь тоже увидела в этом акте залог стабильности и мира.

Джон, герцог Бедфорд.

Простое население, по свидетельствам хронистов, видело подобную ситуацию своеобразно. В произведении «Парижский горожанин» были такие строки:

«В то время арманьяки были более ожесточёнными, чем всегда, они так свирепствовали и причиняли столько зла и бед, сколько ни дьявол, ни человек не может, и потому решено было договориться с английским, королём, который был давним врагом Франции, несмотря на эту вражду…».

Казнь в Париже.

Но с появлением английских колонистов во французских деревнях, а также с обострением между двумя враждующими партиями арманьяков и бургиньонов, ситуация менялась: «Если, милостию Господа нашего Иисуса Христа, все добрые жители и горожане этого славного города Парижа усмирят свои распри, то очень легко было бы отбросить и выгнать из этого королевства англичан, к их величайшему позору и к величайшему восторгу названного города Парижа и всех тех, кто в нём живёт и его населяет».

Армия в городе.

В Нормандии поэт Робер Блондель в 1420 году сочинил поэму «Жалоба добрых французов», в которой он поддерживал дофина Карла и призывал бороться с англичанами и бургиньонами. «Так как же мог столь увечный и больной король законным образом отдавать и уступать такую большую вещь, как всё французское королевство?» — задал вопрос автор в своём произведении. Его коллега Ален Шартье написал «Обвинительный спор четверых» в 1422 году, который взывал к пробуждению французский народ. «Хватит ссориться, когда дом горит, не время выяснять, кто устроил пожар, но все вместе должны стараться его потушить» — Шартье так призывает проснуться общество.

«Парижский горожанин» вполне выражает общее мнение французского общества. Герцог Бедфорд пытался склонить общественное мнение на сторону Англии за счёт пиров и вливания капиталов. Но пышные празднества по поводу коронации Генриха VI не впечатлили местное население, они, по мнению автора «Парижского горожанина», выглядели убого: «Вот уж точно, в Париже не раз видели свадьбы детей простых горожан, которые по этому случаю старались больше, чем постарались другие по случаю коронации и турнира».

Осада Парижа 1429 года.

Нелюбовь нарастала. В 1429 году англичане даже увели гарнизон из Парижа, когда арманьяки готовились взять город. Герцог Бедфорд посоветовал местным жителям оборонять город как смогут. «Сами видите, как много добра англичанин сделал нашему городу» писал «Парижский горожанин».

Появление Жанны д’Арк сильно повлиял на колеблющихся жителей регионов Франции и её столицы.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится