Гибель флота Второго рейха в бухте Скапа-Флоу.
293
просмотров
21 июня 1919 года второй флот мира добровольно отправился на дно прямо во вражеской базе. Споры, было ли это подвигом или величайшим позором в истории войны на море, не утихают до сих пор.

Последний парад

Холодным ноябрьским утром 1918-го прожектор английского эсминца скользнул по надстройкам выплывших из дымки немецких кораблей. Но сражения не последовало.

Немцы шли с пустыми снарядными и зарядными погребами, торпедные аппараты — тоже пусты, на кораблях — сокращённые экипажи.

В Северном море его встретила огромная, в несколько сот вымпелов, армада союзников. После этого 69 германских кораблей (один эсминец подорвался на мине и затонул) под конвоем проследовали в британский Ферт-оф-Форт, где немцам приказали спустить императорские флаги.

Встреча в Северном море

В следующие дни германцев небольшими группами переводили в тюрьму — в Скапа-Флоу на пустынных и продуваемых всеми ветрами Оркнейских островах.

Флот Второго рейха, рождённый в землях без особых морских традиций и начинавший со скромных задач по береговой обороне от французского и русского флотов (о противостоянии с англичанами было страшно даже думать), благодаря немецкой промышленной мощи и научно-техническому потенциалу стал вторым в мире. Немцы были первыми, кто за сто лет смог по-настоящему угрожать «владычице морей» — Британской империи — на море.

Но теперь краса и гордость Германии завершила свой последний поход.

Перемирие

Утром 11 ноября 1918 года Германия подписала с союзниками перемирие, фактически означавшее капитуляцию. От тевтонов требовали сдать союзникам большую часть артиллерии и пулемётов, практически всю авиацию, все подводные лодки и даже огромное количество вагонов с локомотивами. Касательно надводного флота статья XXIII гласила, что 74 немецких корабля (из них шесть линейных крейсеров, десять линкоров, восемь крейсеров и пятьдесят эсминцев) должны быть интернированы, а остальные собраны в немецких базах для разоружения.

Идея интернировать вымпелы рейха в нейтральных портах быстро заглохла сама собой. Рассматривались испанские и норвежские порты, но обе эти страны в ужасе отказались иметь с этим дело. В итоге было решено, что немецкий флот погонят к англичанам.

Британские военные корабли сопровождают германский флот в Скапа-Флоу

15 ноября для переговоров о сдаче в Англию прибыл немецкий контр-адмирал Мойрер. Так как времена в Германии стояли революционные, с ним прибыли и представители «Советов рабочих и солдатских депутатов» — но их англичане отказались пускать даже на порог. Британцы потребовали немедленной сдачи, но Мойрер честно предупредил, что не уверен, смогут ли они вообще вывести корабли в связи с бунтами команд.

Тем не менее, 21 ноября корабли пришли в Англию, а спустя неделю собрались в Скапа-Флоу. Чтобы достичь установленного количества в 74 корабля, немцы продолжали прибывать вплоть до 9 января 1919. Даже на замену погибшему на мине V-30 был прислан другой эсминец.

Так как корабли считались интернированными, английских караулов на них не было.

Плен

В Скапа-Флоу в первую очередь начали сокращать экипажи. До Нового года из примерно 20 000 немецких моряков на родину вернулись три четверти. Для оставшихся наступили серые и монотонные дни.

Флот Второго рейха в Скапа-Фло

Англичане запретили сходы на берег и перемещение между кораблями. Дисциплина окончательно рухнула — немецкие матросы открыто игнорировали приказы оставшихся офицеров и собирались на «революционные сходки».

Всё необходимое для эскадры доставляли из дома, но продукты были ужасного качества, а средств гигиены и одежды практически не привозили вовсе. Морякам приходилось добывать недостающее у экипажей регулярно доставлявших воду наливных судов — в обмен на личные вещи и всё ценное, что можно было содрать с кораблей. Одним из предметов бартера был алкоголь, в обилии имевшийся на кораблях рейха. Сами немцы употребляли его много и ничуть не скрываясь. Со временем экипажи прекратили даже уборку кубриков и кают — как только они загаживались всегда можно было переехать в соседние, места-то полно!

Развлечений никаких не существовало (кроме рыбалки), и даже почта приходила нерегулярно и с большими задержками. Все исходящие письма цензурировались англичанами.

Скучающие немцы

Командовавший пленной немецкой эскадрой контр-адмирал фон Ройтер (Хиппер предпочёл остаться дома и избежать участия в капитуляции) ничего не мог с этим поделать. Всё, что ему удавалось, так это отправлять всё больше беспокойных моряков домой и ждать решения судьбы своих кораблей.

Последние дни

О ходе мирных переговоров в Версале фон Ройтеру не сообщали, и всю информацию он мог почерпнуть только из доставляемых ему английских газет. Прочитанного вполне хватило для того, чтобы понять: корабли обречены. Если Германия не пойдёт на условия мирного договора, его вымпелы станут законной военной целью. А если пойдёт — немецкий флот уйдёт как трофей союзникам.

Ройтер не знал (хотя и догадывался), что англичане готовят планы по силовому захвату его кораблей. И чем ближе была дата истечения перемирия (21 июня), тем больше нарастала вероятность внезапного штурма. И действительно, британская эскадра только и ждала официального разрешения от своего правительства. Соответствующие приказы были написаны, и даже проведены учения. Основной датой считалась ночь с 21 на 22 июня.

Людвиг фон Ройтер

17 июня 1919-го фон Ройтер, пользуясь теми небольшими правами, что оставили ему англичане, разослал по кораблям секретный приказ приготовиться к затоплению. На немецких кораблях, на которых суммарно осталось чуть больше 1700 моряков, закипела работа. Её масштабы и продуманность свидетельствуют о том, что она, вероятно, готовилась и тихо велась задолго до 17 июня. В тот же день британскому адмиралу Фримантлу, сторожившему со своей эскадрой немцев, официально сообщили: перемирие продлено до 23-го числа. О чём он и осведомил фон Ройтера.

20 июня в Версале британцам официально разрешили захватить немецкие корабли, назначив для этого дату и время — 23 число, семь часов вечера.

21 июня английская эскадра, зная, что у них есть ещё два дня в запасе, вышла в море на учения. В Скапа-Флоу осталась лишь пара эсминцев и малых судов. Фон Ройтер решил воспользоваться уходом англичан.

Параграф одиннадцать

В 10:30 утра 21 июня 1919 года на флагмане фон Ройтера поднялся сигнал «Параграф одиннадцать. Подтверждаю», служивший кодом к началу затопления кораблей.

По этому сигналу немецкие корабли подняли флаги и приготовились к затоплению. Открывались конденсаторы и кингстоны, крышки подводных торпедных аппаратов; запирающие их клапаны и вентили выводились из строя. Переборочные двери по всей длине корабля оставались открытыми, а их запоры приводились в неисправность. Часть дверей вообще была снята. Открывались иллюминаторы и все люки на верхних палубах.

Затопленный линейный крейсер «Гинденбург»

Корабли быстро начали оседать с креном и дифферентом. Всё, что смогли сделать примчавшиеся англичане, так это обстрелять безоружных и не сопротивлявшихся немцев. В результате восемь моряков было убито на месте и 21 ранен. Девятым погибшим стал немец, таинственным образом застреленный уже 24-го числа на борту линкора «Резолюшн». Правда, более 1700 человек спокойно эвакуировались со своих кораблей.

Англичане успели оттащить часть «утопленников» на мель, но из 16 линейных кораблей затонули 15, были спасены три из восьми крейсеров и 18 из 50 эсминцев. Ещё одним эсминцем, попавшим в английские руки, стал пришедший на следующий день с почтой и продуктами B98.

Фактически это было крупнейшей одновременной потерей боевых кораблей в истории. Ядро германского флота ушло на дно.

Победа?

Команды затонувших кораблей объявили военнопленными и засунули в самый мрачный и плохой лагерь, который смогли найти. Дома их всех во главе с фон Ройтером принимали как героев, спасших честь немецкого флота. Но уже сто лет с этой оценкой согласны не все.

Сдающиеся в плен немцы

В ответ на затопление кораблей союзники наложили на Германию дополнительные репарации — несмотря на протесты её правительства о том, что моряки действовали исключительно по своей инициативе. Ущерб возместили многочисленными плавдоками, кранами и прочим флотским имуществом.

Позорная служба под чужими флагами для кораблей рейха вряд ли бы затянулась. После Первой мировой большинство флотов стран-победительниц отправили на слом множество своих собственных кораблей, так что «чужаки» вряд ли прослужили бы долго.

А так получилось, что флот, претендовавший на власть над семью морями, бесславно и без единого выстрела совершил самоубийство прямо в чужой базе. Причём к скрытой радости главного врага: англичане ожидали свары с союзниками за «немецкое наследство», а теперь предмет раздора лежал на дне.

Один из поднятых впоследствии немецких эсминцев

Судьба затопленных кораблей стала мрачным символом бессмысленности. Их лежащие на мелководье остовы со всем содержимым были выкуплены частной судоподъёмной фирмой и поднимались при помощи оборудования, отобранного у немцев. Одним из последних в июле 1939 подняли линейный крейсер «Дерфлингер». Это случилось за считанные дни до того, как немецкий и британский флоты снова сошлись в смертельной схватке.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится