Каким было гладкоствольное оружие Галантного века?
98
просмотров
«Войны в кружевах» запомнились современникам не только эффектной военной формой и манёврами, более похожими на балет. XVIII век стал временем торжества огнестрельного оружия, ставшего главным средством поражения неприятеля. Но как же стреляли в это время и какими были ружья в армиях Румянцева и Фридриха Великого?

Долгое время конструкция главного огнестрельного оружия всех европейских армий — мушкета — почти не изменялась. Гладкоствольные ружья с кремнёвым замком немного совершенствовались, становились легче, прочнее, надёжнее. Но суть не менялась.

Это продолжалось до 1840-х годов, когда началась гонка лёгких пехотных вооружений. Она привела к тому, что за следующие полсотни лет сменилось множество самых разнообразных моделей пехотного оружия.

Технические характеристики

Но пока оружие не претерпевало серьёзных изменений. И такой консерватизм в военном ремесле сделал своё дело: ружья, принятые в разных странах, были довольно близки по техническим характеристикам, размеру, весу, калибру. По мере развития оружейной промышленности все государства стремились унифицировать своё оружие, приняв для использования одну-единственную модель. Получалось это так себе, и на вооружении одновременно могли находиться сразу несколько разных мушкетов.

Одни и те же модели ружья использовались десятилетиями. Из «Браун Бесс» британцы стреляли и в Семилетнюю, и в наполеоновские войны, а прусский «Потсдамский мушкет 1723 года» применялся ещё при Ватерлоо.

Солдаты 34, 35 и 36 пехотных полков с ружьями «Браун Бесс», 1755 год

Калибр ружей находился в пределах от 19 до 15 мм. Причём постепенно и мушкет, и пуля становились всё легче, а калибр уменьшался.

Французы в эпоху революции дошли до того, что диаметр боеприпасов уменьшился аж до 15,5 мм. Причина проста — из-за развала производства в революционные годы стволы ружей стали менее качественными, и плотно прилегающая пуля могла послужить причиной разрыва. Да и солдат начали обучать гораздо хуже. Они больше не могли поддерживать принятый темп стрельбы, тратя слишком много времени на заряжание.

Так что все наполеоновские войны «непобедимая» французская пехота провела с болтающимися в стволе мушкета пулями, что не самым лучшим образом сказывалось на точности.

Англичане и пруссаки, гордившиеся своими ружьями, работу французских оружейников не ставили ни в грош.

Вес изделий обычно находился в пределах 4,6-4,7 кг — что заметно тяжелее современного стрелкового оружия пехоты, но не слишком отличается от винтовок конца XIX века, с которыми европейские армии воевали ещё во Второй мировой войне.

Точность и дистанция выстрелов

Если взять мушкет XVIII века, установить его под углом в 45 градусов и выстрелить, то предельная дистанция полёта пули составит всего тысячу метров. Конечно же, никто таким экзотическим способом не стрелял, и потому максимальная дистанция выстрела при горизонтальном положении ружья не превышала 250 метров. Причём даже это — совсем небольшое — расстояние считалось не слишком-то эффективным. Рекомендовалось начинать пальбу с 200 метров, а самый лучший результат достигался при стрельбе почти вплотную — 100 метров и меньше.

Но это ещё что. Вооружённым пистолетами кавалеристам предписывалось делать залп в упор, потому что уже на расстоянии двадцати шагов попасть из гладкоствольного пистолета по врагу крайне затруднительно. Тем более верхом на лошади.

Реплики английских кремнёвых пистолетов XVIII века

Стрельба на большом расстоянии лишь расходовала патроны и потому всячески пресекалась командирами. Более того — противник, отличающийся хорошей подготовкой и стойкостью, мог, не делая выстрелов, сблизиться, сделать мощный залп всей линией пехоты и «ударить в штыки».

Такая тактика принесла немало побед и революционной французской армии, и русским полкам Суворова.

Но даже с ближней дистанции точность была никудышной. В среднем отклонение пули от линии стрельбы составляло более полуметра, так что для поражения врага мог применяться лишь массированный огонь плотно построенных в линию боевых порядков.

Темп стрельбы

Заряжание мушкета XVIII века происходило в 12 приёмов. Все они чётко регламентировали действия солдата — от изготовки ружья к выстрелу до нажатия спускового крючка.

Заряжание мушкета в 12 приёмов

Рекруты заучивали приёмы до автоматизма, чтобы в бою обеспечивать максимальный темп стрельбы. Именно скорострельность пехоты была ключевым средством победы.

На малой дистанции боя та сторона, которая могла обеспечить наибольшую массу свинца, летевшего в неприятеля, чаще всего становилась победителем.

Поэтому солдаты прусского короля Фридриха Великого, чья армия состояла из отребья, собранного вербовщиками по всей Европе, полагались не на стойкость, а на выучку и скорость стрельбы. И чаще всего это отлично работало.

В 1783 году прусский генерал-лейтенант граф Ангальтский с гордостью писал, что во время учений его пехотинцы в минуту делали семь выстрелов и шесть раз успевали перезарядить ружья. Прусский устав 1779 года требовал от всех пехотных командиров добиваться темпа в четыре выстрела в минуту. Такой результат давался лишь при идеально построенном ежедневном обучении и требовал больших расходов на порох и пули. Поэтому бо́льшая часть европейских армий считала достижение темпа в два-три выстрела в минуту вполне достаточным для победы.

Прусская пехота прикрывает отступление своих войск в Колинском сражении, 1757 год

Именно с такой частотой стреляли русские и французские войска эпохи наполеоновских войн. Но как только во время больших кампаний в полки приходили плохо подготовленные новобранцы, скорострельность резко падала.

Несмотря на простоту конструкции, ружья требовали постоянного ухода. Это было связано с применением дымного «чёрного» пороха, который быстро загрязнял ствол сажей и несгоревшими частицами. Считалось, что, сделав не более 60-65 выстрелов, необходимо прекратить огонь и тщательно промыть ствол. Для этого надо было разобрать оружие — то есть во время боя такая операция была совершенно невозможной.

Так что в ходе большинства сражений эпохи «войн в кружевах» солдат успевал сделать совсем немного выстрелов.

Ровно 60 патронов лежало в патронной сумке русского пехотинца в 1812 году. Считалось, что такого запаса вполне достаточно для самого ожесточённого сражения. Немного? Но ход боя в те времена состоял из долгого ожидания, порой под артиллерийским огнём противника, медленного — строевым шагом — сближения с неприятелем, а потом обмена выстрелами, после которого слабейшая сторона ретировалась.

Кстати, разнобой вооружения совершенно не мешал воевать, потому что пули в то время или изготавливались полковыми мастерами, или даже отливались самими солдатами. Пехотинец должен был сам позаботиться о том, чтобы ему было чем стрелять.

Ещё быстрее, чем ствол, продуктами горения забивалось затравочное отверстие, через которое пламя с полки кремнёвого замка поджигало порох в стволе. Его очистка была куда проще и могла осуществляться прямо в бою с помощью специальной длинной и прочной иглы. Такую иглу носили на цепочке, прикреплённой или к ремню патронной сумки, или к пуговице мундира.

Несмотря на уход, кремнёвые мушкеты отличались частыми осечками. Одна на шесть выстрелов считалась приемлемым результатом. А у нерадивого солдата мог сорваться и каждый второй выстрел.

В сырую погоду порох терял свои горючие свойства, и число осечек возрастало. Ну а воевать в дождь считалось почти невозможным.

Очень важной частью оружия был небольшой кремень, удар которого вызывал искры, поджигавшие порох. Его хватало на 50 выстрелов, после чего надо было ослабить винт и установить новый. Запас кремней солдат всегда носил с собой.

У англичан ружья кирпичом не чистят

Атмосфера пышности, царившая на полях сражений XVIII столетия, требовала, чтобы оружие было самым лучшим образом вычищено, металлические части блестели на солнце, а кожаные ремни покрыты свежим слоем белой краски.

Сразу вспоминается рассказ Н. Лескова «Левша». «У англичан ружья кирпичом не чистят», — говорил русский оружейник императору о том, как ухаживают за мушкетами будущие противники русских в Крымской войне. Но на самом деле, слова Левши имеют отношение к позднейшей эпохе распространения нарезного оружия, которое действительно не стоило чистить песком или кирпичной крошкой.

На протяжении всего XVIII века именно так чистили гладкоствольные мушкеты и англичане, и русские, и французы. Прочная ружейная сталь почти не страдала от грубого абразива, а если за долгие годы ствол оказывался «расточен» и немного увеличивал свой калибр, — ничего страшного. Всё равно вести прицельный огонь не требовалось.

Несмотря на то, что в работах XIX и ХХ веков часто принято отзываться об огнестрельном оружии XVIII века с пренебрежением, мушкеты армий Румянцева, Фридриха Великого или Морица Саксонского были эффективным оружием. Они полностью справлялись с теми задачами, что ставили перед ними полководцы. Хотя изобретатели Галантного века предвосхитили почти все инженерные решения, принятые уже в XIX столетии, производить сложное оружие было слишком дорого. Полученный эффект не окупал затрат. Революция вооружения случилась, лишь когда возможности индустриальной эры сделали доступным то, что раньше считалось вершиной оружейного мастерства.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится