Карлис Улманис: как стать диктатором
82
просмотров
Улманис стоял у истоков независимой Латвии, однако в 1934 году совершил государственный переворот и стал диктатором.

«Да, красива наша страна, но она требует от нас труда и борьбы, чтобы мы в ней красиво жить могли. И вся жизнь есть одна непрекращающаяся борьба, без борьбы нет жизни, нет выживания…» — писал в первом номере журнала «Sējējs» («Сеятель») Карлис Улманис в 1936 году, за два года до этого ставший диктатором Латвии. Сыгравший огромную роль в становлении демократии в своей стране, Улманис, волею судеб, привёл родину к авторитарному режиму.

Крепкий хозяйственник

 Ранняя биография будущего латвийского диктатора не содержала ни единого намёка на то, что однажды он станет не только отцом-основателем латышской государственности, но и силовым путём захватит власть в стране. Карлис Улманис родился 23 августа 1877 года в латышской крестьянской зажиточной семье на хуторе Пишкас, что недалеко от современного города Добеле в Земгале. Ничто не предвещало молодому человеку будущей карьеры успешного политика — он с переменным успехом учился аграрному ремеслу то в Восточной Пруссии, то в Цюрихе, то в Лейпциге, нигде, тем не менее, толком учёбу и не закончив. В перерывах между попытками получить заветную корочку он активно использовал полученные знания в реальной жизни, занимаясь молочным хозяйством и преподавая среди своих соотечественников в общественных кружках.

Жизнь текла своим чередом, пока не наступил роковой 1905 год. Улманис, которому на тот момент было около 28 лет, попал в Псковскую тюрьму. Однако это произошло не из-за его революционных или радикально патриотических взглядов — именно так впоследствии объясняли его биографы этот факт из жизни будущего диктатора. Дела обстояли намного прозаичнее. Улманис активно обучал латышских крестьян сельскохозяйственному ремеслу, параллельно агитируя их уходить от немецких баронов и вести дела самостоятельно. Естественно, это не понравилось последним. Улманис был арестован и отправлен в тюрьму, однако его арест завершился через несколько месяцев. Тем не менее, учитывая настроения в обществе и позиции, которые занимали коллеги Улманиса по журналистскому цеху (Карлис активно печатался в сельскохозяйственных газетах), будущий диктатор был вынужден покинуть империю.

Вплоть до 1913 года Улманис колесит по миру, лишь ненадолго навещая своих родственников в Латвии. Пробыв некоторое время в Германии, он в конце концов отправляется знакомиться с достижениями самого прогрессивного сельского хозяйства в мире в США. Там, отучившись в университете Небраски и получив в 1909 году первый и единственный в своей жизни диплом о высшем образовании, Улманис покупает ферму в Техасе. Но, как только до Карлиса пришло сообщение об амнистии, он тут же возвращается на родину.

Улманис в Университете Небраски в 1930-е годы.

На линии фронта

 По возвращении в Латвию Улманис занимается привычными аграрными делами, однако после поездки за океан его вес увеличился в разы. Теперь он главный редактор газеты «Земля», работник Балтийского общества сельского хозяйства, автор нескольких монографий по аграрным проблемам Латвии. В тяжёлые годы Первой Мировой Улманис помогает беженцам, уходившим вслед за отступавшей русской армией на восток, постепенно становясь одним из виднейших представителей латышской интеллигенции. Неудивительно, что в революционные годы он начинает движение к политическому олимпу, основывая вместе с единомышленниками партию «Латышский крестьянский союз», ставя на повестку дня проведение в стране аграрной реформы и выступая за автономию в составе будущей Российской республики.

Однако от идеи автономии вскоре откажутся практически все молодые партии Латвии — в ноябре 1917 года в Петрограде ко власти придут большевики. В союзе с ними останутся только радикальные левые, объявившие об установлении советской власти на неоккупированных немцами территориях Латвии. Улманис же, волею судеб, остался в Риге, в качестве заместителя главы города Андреаса Красткалнса, который тесно сотрудничал с оккупационными властями. Во многом благодаря этому сотрудничеству латыши на занятых немцами территориях могли проводить политические собрание и обсуждать будущее своей страны — тем не менее, Берлин не обращал на это никакого внимания, вынашивая планы образования Балтийского герцогства.

В ноябре 1918 года в связи с поражением Германии в Первой Мировой войне и отводом её армейских частей с восточного фронта Народный Совет Латвии, в который входил и Карлис Улманис, объявляет о независимости страны. Первым премьер-министром страны становится именно Карлис — незапятнанный сотрудничеством с немцами и возглавлявший одну из крупнейших политических партий страны, он уже вписывает своё имя золотыми буквами в историю Латвии.

Карлис Улманис.

 Однако для обороны страны от большевиков, наступавших по пятам за отступавшими немцами, Улманису приходится идти на сотрудничество с последними. Это приведёт весной 1919 года к тому, что прибалтийские немцы и немецкие фрайкоры свергнут Улманиса и поставят во главе Латвии правительство Андриеса Ниедры. Улманис ненадолго станет премьер-министром «в изгнании», разместившись на пароходе «Саратов» в Балтийском море под присмотром союзников из Антанты. Уже летом 1919 года он вернётся в освобождённую эстонскими и латышскими национальными частями Ригу и продолжит подготовку к созыву Учредительного собрания, которой было суждено определить политическое будущее молодого государства.

Улманис вместе с правительством сходит с парохода «Саратов» в Лиепайе.

Лидер крестьян и критик демократии

 Конституция Латвии, принятая в 1922 году, отличалась сильным креном полномочий в сторону парламента — Сейма. Минимальный порог, который должны были пройти партии для попадания в главный законодательный орган страны составлял всего лишь 2,5 процента, что впоследствии привело к тому, что правительство большинства было очень тяжело сформировать. Похожие проблемы испытывала и соседняя Эстония. На бумаге одни из самых демократичных конституций в мире на деле серьёзно мешали развитию страны.

Помимо этого, стабильность оказалось под угрозой и из-за экономических кризисов. Великая Депрессия серьёзно ударила по экономике Латвийской республики, практически полностью базировавшейся на сельском хозяйстве. Однако критика государственного устройства началась за несколько лет до того, как в мире глянул экономический кризис. Примечательно, что одним из главных критиков сложившегося положения стал Улманис. В 1925 году, пытаясь возглавить растущее в стране националистическое движение, он баллотируется на выборы президента страны под лозунгом «Латвия — для латышей», вкладывая в эти слова предоставление экономической и социальной поддержки титульному населению страны. Тем не менее, этот популизм не встретил должной поддержки у избирателей и Улманис проиграл выборы.

Экономический кризис, разгром демократии в соседних Литве и Польше и рост радикальных правых движений по всей Европе стали влиять на внутриполитическую повестку в Латвии в начале 1930-х годов. Партия Карлиса Улманиса, Латышский Крестьянский Союз, стала авангардом в борьбе за пересмотр конституции в сторону усиления роли президента в политической системе. Вокруг лидера партии объединились многие сторонники «сильной руки» — в том числе и «айзсарги», члены общественной военизированной организации, аналога финского «шюцкора». Примером для них стал фашистский режим Бенито Муссолини, который, по мнению многих, спас Италию от коммунистических ужасов. С другой стороны, головной болью становились члены нацисткой группировки «Перконкрустс», которая ориентировалась на нацистскую партию Германии.

Руководство «айзсаргов» в 1933 году.

 В 1933 году Улманис решился на государственный переворот — к этому его побудили как падение популярности его самого и его партии среди населения, так и постепенный выход латвийской экономики из кризиса. Coup d'état состоялся 15 мая 1934 года. Пользуясь поддержкой айзсаргов, а также в качестве премьер-министра руководя полицией и армейскими подразделениями, Улманис ввёл в стране военное положение, запретил деятельность всех политических партий и приостановил работу Сейма до выработки новой конституции (чего так и не произошло). В 1936 году Улманис объявил себя президентом страны, и, таким образом, сосредоточил в своих руках всю полноту власти.

«Латышский Дуче»

 Авторитарный режим, который многие исследователи называют «парафашистским», продержался в Латвии 6 лет. В принципах внутренней политики Улманис многое позаимствовал у Бенито Муссолини. В своих речах на массовых собраниях он комплементарно высказывался в отношении Дуче и фашизма, оценивая последнее как «высокоэмоциональное состояние возбуждения и энтузиазма, необходимое для мобилизации масс». Не скрывалось, что вдохновение Улманис черпал из австрийской и итальянской моделей фашизма.

Карлис Улманис в 1937 году

 Это заключалось как в создании палат, заменявших парламент и регулировавших общественную и экономическую деятельность, так и в массовых шествиях, во время которых делался главный акцент на личности Улманиса, его ведущей роли в жизни Латвии. Вся система была подконтрольна диктатору и любые движения в сторону от его воли категорически пресекались. Такая степень контроля не была типична даже для фашистских режимов, о чём говорил посол Италии в Латвии Ф. Мамели: «Правительство Латвии не является фашистским правительством, а представляет собой государство выродившейся полиции».

Карлис Улманис.

 После переворота Улманис начал масштабные политические репрессии. Число заключённых было настолько большим (более тысячи человек в первые месяцы режима), что в Лиепае был открыт специальный лагерь. Тем не менее, вскоре маховик был свёрнут, особенной кровожадностью «псы» Улманиса не отличались, однако большое количество людей по идеологическим причинам лишились своей работы.

Несмотря на ликвидацию демократических институтов и жёсткий надзор над жизнью общества, в экономической политике Карлис Улманис достиг определённых успехов. Именного во время его диктатуры завершилась аграрная реформа, выполнение которой растянулось на долгие годы. К 1937 году доля безземельных крестьян составляла лишь 18%, в то время как сразу после окончания гражданской войны их численность достигала 61%. Постепенно страна возвращалась к нормальной экономической жизни, но предпосылки для этого складывались ещё до государственного переворота, поэтому заслуги Улманиса в дальнейшем развитии латвийской экономики немного.

Карлис Улманис.

 Неизвестно, чем бы закончился авторитарный эксперимент в Латвии, если бы не начало Второй Мировой войны. Согласно секретному протоколу к пакту Молотова-Риббентропа Прибалтика вошла в сферу интересов СССР. 5 октября 1939 года Улманис, выбирая между двух зол, согласился подписать с Советским Союзом договор о взаимопомощи, согласно которому на территории страны создавались советские военные базы, в которых были размещены 25 тысяч красноармейцев. Уже в июне 1940 года Улманис вновь уступил советскому ультиматуму и уйдёт в отставку с поста премьер-министра, оставаясь, тем не менее, президентом.

Памятник Улманису в Риге.

 Поставив свою подпись под десятками новых законов, в июле 1940 года Улманис подаёт в отставку и обращается к советскому правительству с просьбой отпустить его в эмиграцию в Швейцарию. Однако Москва не желала оставлять на свободе бывшего латышского диктатора. Вместо этого 22 июля его депортировали в Ставрополь, где благополучно и арестовали, после чего отправили в Туркмению. Там и без того уже немолодой бывший вождь Латвии серьёзно заболел и скончался в тюремной больнице. Место погребения Карлиса Улманиса до сих пор точно неизвестно.

Несмотря на противоречия в оценках деятельности, Улманис занимает почётное место в политическом и историческом пантеоне современной Латвии. Современное латышское государство многое связывает с одним из отцов-основателей — в стране действует Крестьянский союз Латвии, который считается преемником партии сторонников Улманиса, а внучатый племянник диктатора, Гунтис Улманис, стал первым президентом новой независимой Латвии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится