menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Киноляпы фильма «Мидуэй»: когда герой важнее истории
763
просмотров
Если вы решили, что военно-исторические фильмы не умеют снимать только у нас, спешим вас разубедить — на Западе с этим тоже не очень. В подтверждение — блокбастер Роланда Эммериха «Мидуэй». И речь даже не о ставших привычными «заклёпках» и клюкве… Какими показали нам события июня 1942-го и что не так с «Мидуэем» — в нашем материале.

Стакан наполовину полон

Главное из немногочисленных достоинств «Мидуэя» — это редкое нынче «кино про войну». Не про страдания юного идиота, в первые же минуты бросившего винтовку, а затем весь фильм пытающегося спасти свою задницу за счёт товарищей. И даже не про героическое противостояние благородного урки-дезертира с кровавой гэбнёй и т. д.

Здесь таких глубин драматургии и психологизма мы, к счастью, не увидим — картина «всего лишь» про реальные сражения и реальных людей, просто исполняющих свой долг. Причём с обеих сторон. Все в меру пафосно превозмогают — в общем, всё как мы любим. Поэтому кино достаточно тепло восприняли люди, не очень хорошо знакомые с историей Второй мировой на Тихом океане.

Всякие киноведы и прочие кинолюбы привычно голосили о мискастинге (несоответствие внешности актёра прототипу. — Прим.ред.). Может, и не все актёры похожи на свои прототипы, но у них как минимум правильные типажи. Те самые, что мы видим на фото и кинохронике тех лет, а не то, как нынче принято изображать «брутальных военов». Но на этом, увы, достоинства картины и заканчиваются.

«Заклёпки» и прочая развесистая клюква

«Заклёпки» и прочая развесистая клюква Согласитесь, достаточно трудно не заметить разницы между двумя этими схемами опознавательных знаков…

Ещё по трейлерам было ясно, что не стоит ожидать сколь-нибудь достоверного отображения боевой техники. Ну да бог с ними, с «заклёпками». В конце концов, у нас не одно поколение выросло на отличных фильмах, где советские истребители изображались абсолютно непохожими на них Як-18, а немецкие танки — обшитыми фанерой Т-44. Но «есть один нюанс».

Здесь вся техника рисовалась в 3D. Сделать всё правильно стоило бы ровно тех же денег!

С другой стороны, на свете не так много людей, которых напряжёт, что американские самолёты весь фильм летают с опознавательными знаками, которые ввели лишь с шестого мая 1942 года (а в «Мидуэе» показаны и более ранние события). Что поголовно все «Зеро» почему-то несут красную опознавательную полоску «Акаги». Или что «девастейторы» идут в атаку, имея не только торпеду — в реале они и её-то с трудом тащили, — но ещё и пару бомб под плоскостями. И так далее. Ну и мы напрягаться не будем.

Только не спрашивайте, что это за бомбы. Такого типоразмера в природе не существовало. Похоже, художники просто уменьшили уже имевшиеся 3D модели более тяжёлых бомб. Двадцать баксов — тоже экономия бюджета!

Хотя снять японскую атаку на главную базу Тихоокеанского флота США и прочие боевые эпизоды так, чтобы на этом фоне «Пёрл-Харбор» 2001 года выглядел чуть ли не шедевром документального кино, — это надо обладать особым талантом. А сброс бомбы с высоты плевка должен вообще войти в анналы киноклюквы.

Законы физики? Не слышали! Боевой взвод предохранителя? Не впадайте в занудство, зато красиво!

Но хватает и ещё более откровенной халтуры, заметной уже даже самому неискушённому зрителю. Когда «донтлессы» поголовно взлетают с тремя бомбами, из которых две куда-то испаряются по дороге к цели. Или небо над японскими авианосцами, украшенное чёрными облачками разрывов от крупнокалиберных зениток, стволы которых даже не подняты. Перечислять можно ещё очень долго. Но если бы дело ограничивалось только этим…

«Я художник, я так вижу!»

«Я художник, я так вижу!» Инфернальный вид с мостика «Энтерпрайза», которого там никогда не было. Не совсем ясно, что именно тушат на «Йорктауне» и что за склад барахла у него на посадочной палубе — но это уже мелочи

С собственно историческими фактами, цифрами и прочей хронологией событий всё ещё хуже. Например, адмирал Ямамото приказывает начать планирование Мидуэйской операции чуть не сразу после Пёрл-Харбора. Или адмирал Хэлси задумчиво наблюдает за тонущим «Лексингтоном», хотя в реальности его 16-е оперативное соединение прибыло в район Австралии почти неделю спустя, а в Коралловое море не заходило вообще.

Подобные примеры тоже можно приводить пачками.

Некоторые даже заставляли отрывать от фейса перманентно прижатый к нему палм — чтобы протереть глаза.

Как в случае с огромной дырищей в полётной палубе «Йорктауна». Или при виде пары десятков B-26, бодро бомбящих японские авианосцы. Зато хоть что-то в фильме пытается летать строем, а не живописными стадами, как все остальные самолёты.

Судя по всему, авторы решили сэкономить на 3D моделях «летающих крепостей» и совместили два в одном

Ну да ладно, не будем и за это строго судить. Ведь, как и в случае с «заклёпками», мало кому из зрителей интересно, что в реальности та пробоина на «Йорктауне» была 30 см диаметром и не в том месте, а в сражении на самом деле участвовали аж четыре «мародёра», причём вооружённых совсем даже торпедами. Тем более, что все эти жутко креативные и столь же безграмотные «улучшения» скучных фактов для красивой картинки — тоже ещё не самое печальное.

Как выглядит та 12-дюймовая пробоина в полётной палубе «Йорктауна» в фильме и в реальности. Тоже вид снизу

Широко шагаешь — штаны порвёшь…

Гораздо более серьёзной проблемой фильма стало желание создателей объять необъятное. С одной стороны, и Пёрл-Харбор, и Маршалловы острова, и рейд Дулиттла с Коралловым морем имеют, конечно, то или иное отношение к Мидуэю.

Хотя в основном — очень косвенное. Но к этому добавляются «пролог» — вообще из 1937 года — и куча других левых эпизодов, воткнутых исключительно для «драматургии» и прочего «раскрытия образов главных героев».

В результате и предыстория подана в стиле «галопом по Европам», и на само заглавное сражение пришлось меньше половины фильма. Поэтому множество принципиально важных событий попросту осталось за кадром.

А сколь-нибудь связная картина отсутствует от слова «совсем».

Из трёх атак палубных торпедоносцев показаны лишь две, причём не в той последовательности. Да и вообще, эти сыгравшие не последнюю роль эскадрильи выведены какими-то бессмысленно гибнущими криворукими лузерами. Заблудившиеся пикировщики с «Хорнета» и их коллеги с «Йорктауна» отсутствуют вообще. Так что о том, кто же потопил третий японский авианосец — «Сорю», — зрителю остаётся лишь догадываться.

А вот так мы узнаём о потере «Йорктауна». Очень оригинальный сюжетный ход, но надо же было и зрительницам дать за кого попереживать…

А ещё в фильме напрочь отсутствуют американские истребители. За весь фильм мы не видим ни одного «Уайлдкэта». Так что ни подвига шестёрки Джона Тача над японским соединением, ни оборону «Йорктауна» от двух японских атак нам не покажут. Равно как и сущую мелочь — гибель этого авианосца. И так далее. Зато мы полюбовались на крайне важный для сюжета диалог офицерских жён.

В общем, самое яркое и парадоксальное сражение Тихоокеанской войны превращено в смазанный фон для бенефиса единственного и неповторимого Дика Беста. И здесь мы подходим, пожалуй, к главной проблеме фильма.

Раз герой, два герой — оба мы герои…

Главных героев в фильме аж два: начальник разведотдела Тихоокеанского флота США капитан 3-го ранга Эдвин Лэйтон и командир 6-й бомбардировочной эскадрильи авианосца «Энтерпрайз» Ричард Бест. Всё по канону — один умный, другой красивый и отмороженный на всю голову.

Вот так, по мнению авторов, выглядят офицеры и адмиралы в штабе флота. Вряд ли им не хватило бюджета на утюг

По поводу Лэйтона вопросов практически не возникает. Кроме разве что одного.

Какого чёрта его форма — впрочем, как и у остальных офицеров и адмиралов — всегда выглядит так, будто её сшили в дополнительную смену на левой китайской фабрике, а затем неделю спали в ней под забором?

Видимо, решили, что нормально сшитые и выглаженные кители будут смотреться недостоверно? В штабе флота, ага…

Но гораздо хуже с «главным» главным героем — Диком Бестом.

Дело даже не в том, что в реальности он был тем ещё «героем» и сделал всё от него зависящее, чтобы провалить как атаку на японские авианосцы, так и всё сражение целиком — именно благодаря его гениальному командованию «Акаги» атаковало всего три пикировщика. И только случайная удача — пресловутая «золотая пуля» в виде единственной крайне удачно попавшей бомбы — спасла ситуацию. Причём есть серьёзные сомнения, что это была бомба Беста, а его заявка на попадание затем ещё и в «Хирю» никем всерьёз давно не рассматривается.

Визжащий от собственной крутизны Бест сажает самолёт с выключенным двигателем и невыпущенными закрылками. На авианосец. Для развлечения. А потом он выиграл сражение при Мидуэе…

В данном случае гораздо важней, каким он показан в фильме. Когда с первого же его появления мы видим самовлюблённого типа «на понтах», ни в грош не ставящего ни собственную жизнь, ни жизнь своего подчинённого, не говоря уж о вверенном ему самолёте, да и родном авианосце, — и всё ради демонстрации молодецкой удали. И нас хотят уверить, что он чуть ли не в одиночку выиграл одно из важнейших сражений Тихоокеанской войны?

Подводя итоги

Авторы фильма не смогли удержаться от сведения сюжета к примитивному и заезженному киноштампу о hotshot — одиночке-сорвиголове, «яркой индивидуальности», превращающей поражение в победу исключительно благодаря собственной безбашенности. Но то, что нормально смотрится в обычных боевичках, здесь выглядит издевательством над реальным подвигом реальных людей. Многие из которых заплатили за это своими жизнями.

В результате самый ожидаемый военно-исторический фильм 2019 года оказался полным разочарованием. А жаль — ведь Мидуэйское сражение заслуживает действительно хорошего кино.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится