«Кролик Джоджо» не для русских
241
просмотров
«Кролик Джоджо» получил «Оскар», но в Россию так и не приедет. Прокатчики испугались, что накануне 75-летия Победы комедия про Гитлера – хоть его и играет еврей – вызовет скандал, как и «Смерть Сталина».

О том, что фильм новозеландского режиссера Тайки Вайтити «Кролик Джоджо» не выйдет в российский прокат, стало известно еще в сентябре 2019 года. Стоит сказать, что кинопрокатная компания Fox Searchlight Pictures, специализирующаяся на инди-фильмах и с марта прошлого года принадлежащая кинокомпании Disney, не была уверена в коммерческом успехе картины даже на территории США и Канады. Для прокатчиков вообще большим удивлением стала первая крупная победа «Кролика Джоджо» на фестивале в Торонто – фильм тогда завоевал приз зрительских симпатий.

Дело в том, что адаптированный сценарий на книгу «Небеса в клетку» Кристины Люненс Тайка Вайтити написал еще в 2011 году. В оригинале история про 10-летнего немецкого мальчика Йоханнеса, взрослеющего в Берлине на фоне Второй мировой войны, была довольно мрачной. Вайтити же адаптировал книгу под свое искрометное чувство юмора: он ввел в сценарий абсолютно комичного Гитлера, сделав его воображаемым другом Йоханнеса, растущего из-за войны без отца и только недавно потерявшего старшую сестру. Ну то есть в 1955 году в мирном шведском Стокгольме Малыш мог придумать себе Карлсона. И логично предположить, что под конец 1944 года в Берлине, охваченном нацистской пропагандой, мальчик Йоханнес в попытках возместить отцовскую фигуру мог сдружиться в своем воображении с Адольфом Гитлером. Но финал у этих дружб так же логично получился совсем разным.

Как бы то ни было, в 2011 году сценарий Вайтити не вдохновил ни одну кинокомпанию – все отказались экранизировать фильм с фюрером, от греха подальше. Но кем был Вайтити тогда и кем – сейчас. Отсняв малобюджетную, но по-настоящему гениальную картину What we do in the shadows, интересно переведенную в русском прокате как «Реальные упыри», а позже – и совсем уж известный фильм для Вселенной Marvel «Тор: Рагнарёк», Вайтити обзавелся в голливудских кругах изрядным весом.

И вот тут-то в Fox Searchlight Pictures решили рискнуть – впрочем, мощно себя обезопасив: они согласились экранизировать «Кролика Джоджо» при условии, что сам Вайтити сыграет Гитлера. Гениальность хода можно оценить, если знать, что Вайтити хоть и выглядит больше как маори – коренной новозеландский народ, но по маме, вообще-то, еврей. Его предки со стороны матери проживали в Российской империи. Да и тему нацизма он затрагивал в своих фильмах не единожды. В общем, Вайтити согласился, добавил в фильм еще одну не самую очевидную еврейку Скарлетт Йоханссон в роли мамы мальчика Йоханнеса – и фильм отсняли.

На свет появилась добрая и трогательная картина, где сказка переплетается с реальными ужасами нацизма, а комедия – с военной драмой. Итак, папа 10-летнего Йоханнеса числится без вести пропавшим, но на самом деле – работает на европейское Сопротивление. Мама тоже всячески тайно борется против нацистов и прячет в комнате своей умершей во время войны дочери Инги ее подругу, еврейку Эльзу. Но мальчик обо всем этом – ради его же безопасности – ничего не знает. Наоборот, он по-детски открыт всей нацистской пропаганде: обвешивает комнату портретами Гитлера и записывается в молодежную организацию НСДАП «Гитлерюгенд».

Как раз перед посвящением в молодые бойцы ему, неуверенному в себе малышу, и является воображаемый Гитлер, который выглядит и ведет себя крайне нелепо и смешно, но поначалу действительно утешает и подбадривает мальчика, хоть и сует ему беспрестанно сигареты. Посвящение в бойцы «Гитлерюгенда» Йоханнес проваливает – он не в состоянии свернуть голову безобидному кролику и тут же получает прозвище Кролик Джоджо. В попытке реабилитироваться он хватается за пиротехническую гранату и подрывает себя. С того момента «в поле» его не пускают: он выполняет мелкие поручения в штабе «Гитлерюгенда»: развешивает пропагандистские афиши и собирает по городу «металл для Гитлера».

Его наставники в «Гитлерюгенде» – реальны, но поведением отличаются настолько же абсурдным, как и воображаемый Гитлер. Героиня Ребел Уилсон хвастается, что подарила Германии 18 детей, и делится историями в духе, что ее дядя умер от пьянства, и в этом виноват еврей, а один ее знакомый был евреем и вовсе съеден. Герой Сэма Рокуэлла – да, в фильме потрясающий актерский состав – переведенный в тыл вояка со стеклянным глазом, каждую минуту прикладывающийся к фляжке с горячительными напитками. Всю дорогу он говорит глупости, рисует эскизы новой военной униформы с обилием пурпурно-розовых цветов, и ни на минуту не расстается со своим молодым белокурым помощником, к которому явно питает романтические чувства.

Однако, как бы ни убеждал себя Йоханнес, что его друзья – в «Гитлерюгенде», настоящим его наставником является мать. Скарлетт Йоханссон была номинирована за эту роль на «Оскар» – как лучшая актриса второго плана – абсолютно заслуженно. Она очаровательно сыграла немецкую красотку из 40-х, которая ненавидит нацистский режим и расстраивается, что им так вдохновлен ее маленький сын, но при этом скрывает свои взгляды из материнской заботы и лишь ненавязчиво продолжает прививать Йоханнесу любовь к жизни, добру и прекрасному.

Вскоре, впрочем, мальчик все же понимает, что его мать настроена не очень патриотично – пьет вино, когда нацисты проигрывают сражения, и разносит по городу антивоенные листовки. Но главное – скрывает в комнате его умершей сестры «жидовку», еврейскую девушку Эльзу. С разговоров с «врагом», которого он не может уже сдать гестапо, боясь за свою судьбу и судьбу матери, и начинается его разочарование в навязанных нацистской пропагандой идеалах.

Кому-то в фильме не хватило «ужасов нацизма», но несмотря на то, что картина и впрямь снята сказочно и в акварельных тонах, сложно представить что-то страшнее сцен, когда мать заставляет смотреть мальчика на повешенных в центре города или когда под конец вешают уже ее саму – и мальчик долго стоит, обнимая ее висящие в воздухе ноги в таких привычных танцевальных ботиночках.

С каждой минутой воображаемый Гитлер ведет себя все более по-идиотски – в итоге Йоханнес говорит ему: «Отвали, Гитлер!» – и вышвыривает в окно, так же как и все вранье, которым ему забивали голову нацисты. Вместе с Эльзой они доживают до момента, когда Берлин освобождают американские и советские войска. И тут, возможно, проскальзывает единственный момент, на который могли бы обидеться русские зрители, будь они совершенно дубоголовыми. Перед последним боем за Берлин Йоханнес встречает своего толстого друга, которому выдали боевое оружие, несмотря на юный возраст. Тот сообщает ему, что Гитлер покончил жизнь самоубийством, что всю войну им нагло врали и что положение их крайне незавидное. Но потом он, 10-летний ребенок, продолжает транслировать потоки бреда, который ему внушали нацистские «наставники» наряду, например, с информацией, что евреи используют отрезанную крайнюю плоть младенцев как беруши. Он говорит: «Не знаю, что будет дальше. Русские страшны – говорят, они занимаются сексом с собаками». И тут же добавляет: «Да и американцы ничем не лучше!»

Впрочем, конечно, обидеться чисто теоретически можно было бы также вот на это: в финальной сцене Эльза понимает, что Германия потерпела поражение, когда видит на проезжающей машине американский, а не советский флаг. Ну так российскому зрителю Голливуд вроде не раз показывал преувеличенную роль США в победе над нацистской Германией – и ничего этим в исторической правде не изменил. Чуть жаль, что многие в России не увидят это безусловно талантливое кино, отчетливо транслирующее, что доброе сердце – всегда больше и сильнее диктатуры, что счастье – в свободе, а когда ты свободен – нужно любить жизнь и танцевать.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится