Кто летал в космос до Гагарина, или легенды о «нулевых космонавтах».
188
просмотров
Алексей Ледовский стал первым советским космонавтом, погибшим на орбите, лётчик Илюшин скончался по прилёту на Землю, Мария Громова разбилась, управляя космопланом. Почему мы о них ничего не знаем? «Власти всё скрывают»? С историей о «нулевых космонавтах» мы попытаемся разобраться.

Рождение легенды

Что делать, если официальная история не устраивает? Правильно — выдумывать свою версию, прикрываясь любимым «власти скрывают, на самом деле всё было по-другому». И почему-то всегда находятся люди, поддерживающие самую несуразную байку, лишь бы она была интереснее, чем реальные факты.

Начиная с полёта Гагарина зарубежные журналисты часто пытались сделать сенсацию на советской космонавтике. Время от времени писались статьи на совсем уж высосанные из пальца темы о советских космических провалах. Отчасти причиной такой активности стал сам Советский Союз. Из-за секретности любая информация давалась очень понемногу и очень с запозданием, а иногда и с искажением. На таком поле не грех и разгуляться.

Академика Леонида Седова за рубежом считают «отцом спутника». На самом деле к его созданию Седов не имел никакого отношения, а заявление о запуске первого спутника ему пришлось сделать, потому что он просто «попал под руку». Между тем реальные герои этого события, включая главного конструктора Сергея Королёва, ещё долго оставались неизвестными широкой публике. Сергей Павлович очень обижался, когда космонавтов приглашали в президиум различных научных мероприятий, а он оставался в тени избыточной секретности, в то время как зарубежные разведки уже прекрасно знали, кто чем реально занимается в отрасли.

Немалую роль в современных мифах о погибших космонавтах сыграла трагедия, произошедшая 23 марта 1961 года — меньше чем за три недели до полёта в космос Юрия Гагарина. Лётчик-истребитель Валентин Бондаренко, член первого отряда космонавтов, погиб в сурдобарокамере Научно-исследовательского института ВВС (НИИ-7).

Валентин Бондаренко

Заканчивался десятый день тестирования одиночеством и тишиной в барокамере при сниженном давлении и повышенном уровне кислорода. Валентин Бондаренко работал с медицинскими датчиками и неосторожно бросил ватку, смоченную спиртом, рядом с электрической плиткой. Из-за повышенного содержания кислорода в воздухе по камере мгновенно распространился огонь, вспыхнул спортивный костюм и лётчик-космонавт получил ожоги всего тела. Быстро вытащить его не получилось, сначала пришлось выравнивать давление. Врачи боролись за его жизнь, но в этот же день Валентин Бондаренко скончался.

Этот случай описан в дневниках руководителя первого отряда космонавтов генерал-полковника Каманина, но для широкой общественности он был полностью засекречен. Известно о нём стало лишь в восьмидесятых годах. Фотографии, где был сфотографирован Бондаренко, подчищались, все упоминания удалялись. Хотя, естественно, слухи ходили, несколько зарубежных корреспондентов, работавших в это время в Москве, слышали о гибели и, скорее всего, посеяли семена сплетен на Западе.

Добавила масла в огонь и ситуация с Григорием Нелюбовым, который мог стать третьим космонавтом СССР. Увы, он вместе с ещё двумя членами первого отряда космонавтов — Филатьевым и Аникеевым — был задержан военным патрулём в нетрезвом виде, пошёл на конфликт, отказался извиняться, за что и был отчислен из отряда космонавтов. Его жизнь закончилась трагически: менее чем через пять лет он попал под поезд, вполне возможно, что — намеренно, не выдержав произошедшей в жизни драмы. И опять — секретность, ретуширование фотографий, удаление информации из справочников и газет. В такой атмосфере сплетни распространялись мгновенно, подобно лесному пожару.

Внутри сурдобарокамеры

«Десять тысяч нулевых космонавтов…»

Впрочем, самые первые сообщения о «нулевых космонавтах» появились ещё в 1959 году от итальянского информационного агентства Continentale. Некий коммунист из Чехословакии передал им секретную информацию, что в СССР провели уже несколько неудачных запусков космонавтов, закончившихся их гибелью.

Доказательств никаких не было, но шуму это заявление наделало много. Впоследствии итальянцы не раз становились распространителями подобной информации. В 1965 году газета Corriere della Sera продолжила истории о погибших «нулевых космонавтах». На этот раз говорилось, что якобы итальянские радиолюбители несколько лет назад перехватили радиообмен гибнущей от пожара космонавтки Людмилы с Землёй. Молчали четыре года, а потом почему-то решили рассказать, но анонимно. Так обычно и бывает со слухами.

Легенды о «нулевых космонавтах» стали обрастать подробностями. Заговорили о первом космонавте Алексее Ледовском (иногда Ледовских), «погибшем» 1 ноября 1957 года. 1 февраля 1958 года «погиб» Сергей Шиборин. 1 января 1959 года — Андрей Митков.

Последнее звучит ну очень прекрасно: представить запуск, назначенный на первое января, могут только мало знакомые с советскими реалиями итальянцы.

Затем, очевидно, Советам надоело рисковать мужчинами — и следующей «скончалась» некая Мария Громова, пилотировавшая орбитальный космолёт.

Британский корреспондент Деннис Огден в 1961 году в Москве рассказывал о лётчике Ильюшине, который полетел раньше Гагарина. Он якобы вернулся тяжело раненым и погиб в госпитале. Скорее всего, журналист заговорил об этом ненамеренно, пересказав чьи-то домыслы. Огден относился к СССР очень положительно и вряд ли хотел специально запускать утку.

Но главное, что ответить на эти обвинения СССР ничего не мог. Это почти как идеальный вопрос Карлсона, на который нельзя ответить да или нет: «Ты уже перестала пить коньяк по утрам?». А вы уже перестали убивать космонавтов?

В поисках истины

Сейчас, когда большинство документов по началу советской космической программе доступны, каждый может попробовать сверить их по воспоминаниям генерального конструктора Мишина, руководителя первого отряда космонавтов Каманина и другим документам эпохи. Можно было попробовать скрыть гибель космонавта во время подготовки, как это и случилось с Бондаренко, но сделать это, когда авария произошла во время запуска, было просто нереально. Слишком много людей в этом задействовано. К слову, для полёта Юрия Гагарина сразу подготовили несколько версий сообщения для радио и газет, и в случае его гибели об этом мир узнал бы официально.

Первую гибель космонавта — Владимира Комарова во время спуска космического корабля «Союз-1» 24 апреля 1967 года — Советский Союз скрывать не стал, равно как и последующую трагедию «Союза-11».

Экипаж «Союза-11»: Георгий Добровольский, Виктор Пацаев и Владислав Волков

Как бы то ни было, до 1980 года слухи о советских «нулевых космонавтах» были регулярной приправой к местным новостям в разных зарубежных изданиях. В 1980 году за расследование взялся американский учёный в области космических исследований, журналист и историк науки Джеймс Оберг (он здравствует и поныне, активно общаясь с любителями космоса по всему миру). Джеймс взял все фотографии с заретушированными космонавтами, ходившие в то время в печати, и все возможные версии, после чего начал сопоставлять с реальными запусками. Достаточно быстро он выяснил всё о Бондаренко и Нелюбине, после чего написал в своей книге «Красная звезда на орбите» (1990 год) о несостоятельности мифа о «нулевых космонавтах».

Увы, но и сейчас эта байка всплывает в Сети с пугающей частотой. Люди, не желающие знать реальную историю, просто тиражируют «страшилки», не особенно задумываясь над их правдоподобностью. Шансов исправить это, скорее всего, нет.

Обиднее другое — замалчивание реальной судьбы Валентина Бондаренко и Григория Нелюбова не позволило их именам попасть на памятник «Павший астронавт», размещённый на поверхности Луны командиром «Аполлона-15» Дэвидом Скоттом. Монумент состоит из фигурки упавшего навзничь космонавта и таблички с именами 14 погибших космонавтов и астронавтов по 1971 год, когда и состоялся полёт «Аполлона-15». Там есть фамилии Гагарина, Комарова, Волкова, Пацаева и Добровольского, а Нелюбова и Бондаренко нет. И это уже не исправить.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится