«Муравьи-коммунисты»: самый страшный кошмар американцев во Вьетнаме
226
просмотров
Во Вьетнаме американцам здорово досталось! И причиной тому были не только «гуки на деревьях», но и жуткие насекомые — огромные «муравьи-коммунисты».

«Джонни, они уже в танке!»

Как известно любому Джонни, «гуки» — всегда на деревьях. В джунглях Индокитая американских «джи-ай» и морпехов поджидали не только засады и ловушки повстанцев Вьетконга. Там были ничуть не менее коварные и свирепые муравьи.

Судя по ярко-красному цвету и ненависти ко всему американскому — они были законченными коммунистами. Так их и прозвали: «муравьи-коммунисты» и «красные дьяволы».

На любом вьетнамском, камбоджийском или лаосском дереве может оказаться гнездо Oecophylla smaragdina — азиатских муравьёв-портных. Портными их прозвали не зря — эти коллективные насекомые тщательно и умело сшивают из листьев висячие «муравейники» размером с человеческую голову. Колония с одной маткой может построить десятки таких гнёзд на нескольких деревьях.

При повреждении, падении гнезда или просто чрезмерной активности поблизости эти насекомые очень сильно расстраиваются. И начинают искать виноватых, чтобы выразить им своё неудовольствие.

Гнездо из листьев азиатских муравьёв-ткачей

Рабочие особи достигают длины восемь-десять миллиметров и своими мощными жвалами пожирают всё, что находят, от мух до мёртвых змей.

И очень, очень больно жалят.

Есть там и другие муравьи. К примеру, огненные. Они живут более традиционно — в земле, и не настолько повсеместные и внезапные, зато достигают в длину доброго дюйма и жалят куда более жестоко.

Их многочисленные укусы могут вызвать тяжёлую интоксикацию с опуханием тканей, отёками, нагноением и температурой тела за 40 градусов. А также с невыносимой, пульсирующей болью, головокружением и прочими радостями.

Если не будет своевременной медицинской помощи — можно отдать концы от анафилактического шока.

Муравьи против «миликансев»

С первых же дней появления войск США во Вьетнаме американцы стали сталкиваться с муравьями. Вьетконговцы оперировали из дальних деревень и лесных баз — солдатам и морпехам приходилось ходить в далёкие рейды по буеракам, высаживаться с катеров и вертолётов среди джунглей.

«Гуки» были везде — и везде были муравьи. И те и другие появлялись и атаковали внезапно, в самый неподходящий момент.

Неудачный удар мачете по мешающей проходу ветке. Задевшая гнездо антенна рации или мачта катера. Повредившая муравейники артподготовка или бомбёжка. Метко упавшее на броню или брезент деревце. Всё — привет. В поисках агрессора сотни падающих сверху или бегущих снизу разъярённых муравьёв мгновенно заполняют, что видят, и начинают кусать всё, похожее на живую материю.

Броня часто не спасала, лишь усугубляла — экипажи пулей вылетали из машин, которые заполняли орды насекомых. Спасавшиеся от укусов муравьёв американцы плясали на глазах вьетнамских крестьян и партизан нечто среднее между джигой и стриптизом — «танец красных муравьёв».

Часто единственным выходом было сбросить всю амуницию и одежду и нырнуть в ближайший водоём.

Хуже того — муравьи плевать хотели на штатные репелленты армии и Морской пехоты США.

Кроме того, «родные» муравьи оказались очень полезными Вьетконгу для допросов пленных американцев — выдержать такую пытку мог не каждый.

«Мы боялись их не меньше вьетконговцев!»

Предоставим слово очевидцам и участникам. В воспоминаниях ветеранов Вьетнама хватает замечательных эпизодов:

«В патруле мы спускались вдоль ручья через довольно густые джунгли — я был позади Майка Крамера. Когда он задел ветку дерева, та хлестнула меня по лицу. Через секунду я был весь в красных муравьях. Я лихорадочно смахивал их, шлем и очки улетели в траву. Эти очки я так и не нашёл. Я был задолбанным 19-летним призывником и запасных не имел. Невесело с плохим зрением искать вьетконговцев в патрулях — особенно ночью!»

«Устрашавший всех сержант Крокет ростом в шесть футов семь дюймов весь покрылся муравьями. В панике срывая одежду и лупя себя по животу, он сиганул в ближайшую речку — ко всеобщему удовольствию».

«Рота „Чарли“ высадилась на берег после артобстрела. Вдруг все начали находить на себе муравьёв. Подняв глаза, парни обнаружили повреждённые огнём гнёзда. Из них дождём сыпались насекомые. Они падали на головы и плечи и жалили как сумасшедшие!»

«Похожая история. Взвод на патрулировании, сверху посыпались муравьи. Пришлось выставлять охранение, срочно раздеваться и сигать в реку. Отмыли от них форму и только потом двинулись дальше!»

«В первом патруле я нёс радиостанцию. И задел антенной гнездо, которое рухнуло прямо на меня. Я едва сумел сбросить рацию и одежду, чтобы избавиться от них! Ни разу в жизни не испытывал такой боли!»

«Мы участвовали в операции в провинции Лонган. Смеркалось. Патруль утроился на ночёвку под большим деревом. Вскоре нас атаковали бесчисленные муравьи с гнёзд в ветвях. Вопли и шум раскрыли нашу позицию „гукам“ — но когда тебя покрывают муравьи, тебе становится ни до чего другого!»

«Я ненавидел красных муравьёв! Однажды катера высадили нас прямиком в их огромное логово! Это было чудовищно!»

«Свирепые огненные муравьи надрали нам задницы! Мангровые леса под Сайгоном кишели ими! Не знаю, что было хуже, вьетконговцы и их ловушки, или эти твари!»

«Когда нападали красные муравьи, всё остальное переставало иметь значение. Эти мелкие ублюдки специально залезали в штанину, лезли к промежности и КУСАЛИ! Если я находил муравьиное гнездо в земле, то подрывал миномётной миной! Работало круче ДДТ!»

«Мы залегли под огнём снайперов в грязи — и тут пришли муравьи! Что за ужасное место!»

«Помню ли я их? Множество операций начинались с артобстрела зоны нашей высадки с катеров или вертолётов. После чего нас встречал муравьиный „дождь“ из повреждённых гнёзд. Эта мелюзга была жёсткой и заставляла с собой считаться!»

«Когда меня ранили в 69-м, падая, я задел гнездо. Они мгновенно облепили меня всего! Они были в ушах, во рту, в глазах, везде! Дейв и другие парни избавили меня от них, но это было ни черта не весело!»

А ещё во Вьетнаме имелись огромные шершни, ядовитые змеи, скорпионы, сколопендры, многоножки, пиявки… И всё же они не доставляли и доли тех бед, которые обрушивали на военных США решительные и сплочённые коллективы красных насекомых-пролетариев из джунглей.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится