Мюнхенский сговор: как союзники пошли на сделку с Гитлером и кинули Чехословакию
189
просмотров
В 1938-м в Мюнхене было подписано соглашение, по которому Чехословакия обязывалась уступить Германии Судеты и решить территориальные споры с Польшей и Венгрией. И, хотя история Мюнхенского сговора хорошо изучена, в ней немало белых пятен, неясностей и прямых подлогов. Что именно подписали в Мюнхене и почему стала возможна подобная сделка с Гитлером — в нашей статье.

Миф 1: союзники предали Чехословакию

так, согласно общепринятому мнению, в Мюнхене Англия и Франция предали своего союзника Чехословакию, навязав ей кабальные условия Гитлера.

Но, позвольте, Великобритания на момент заключения Мюнхенского соглашения не являлась союзником Чехословакии.

Страна в центре Европы, не имевшая выходов к морям, была далека от сферы политических интересов Лондона. Когда британский премьер-министр Чемберлен заявлял: «Как ужасно, фантастично, невероятно, что мы должны рыть траншеи и примерять противогазы из-за ссоры в отдалённой стране между людьми, о которых мы ничего не знаем», — он ничуть не кривил душой. Великобритания в ходе Судетского кризиса выступала в роли посредника, стремясь урегулировать намечающийся европейский конфликт политическим путём и не допустить начала новой мировой войны. Причём вначале после внимательного изучения проблемы английские дипломаты пытались разрешить вопросы немецкого меньшинства путём стимулирования внутренних преобразований в Чехословакии, без передачи каких-либо территорий Германии.

В августе 1938 года, после окончания майского кризиса в Судетах, в Чехословакию прибыла английская миссия во главе с лордом Ренсименом. К седьмому сентября 1938 года Ренсимен добился того, что чехословацкое правительство приняло все требования судетских немцев, которые получали широкую автономию в рамках чехословацкого государства.

Фактически кризис был исчерпан, однако такой поворот событий не устраивал Гитлера. Он приказал лидеру судетских немцев К. Генлейну прервать переговоры с правительством и начать вооружённые столкновения на территории Судет.

Чешские солдаты в мятежных Судетах, сентябрь 1938 года

Чехословацкая армия подавила вспыхнувшее восстание, однако появившиеся жертвы среди немецкого населения в Судетах были использованы Гитлером как предлог для ультиматума Праге, в котором фюрер потребовал безоговорочной передачи Судет Германии.

Миф 2: Франция не собиралась вступать в войну за Чехословакию

На самом деле собиралась. И, с точки зрения Великобритании, это было самой серьёзной проблемой Судетского кризиса.

Чехословакия была военным союзником Франции, французский капитал был очень широко представлен в чехословацкой экономике, и именно Париж в первую очередь тревожило усиление Гитлера.

У Германии имелась общая граница с Францией — и вполне себе неиллюзорные претензии к западному соседу.
Локальный конфликт Германии и Чехословакии в сердце Европы практически никак не затрагивал британские интересы, а вот вступление в войну Франции практически гарантировало втягивание Англии в новую мировую бойню. Поэтому английское правительство предпринимало все усилия, чтобы отвадить французов от объявления войны. В частности, МИД Великобритании подчёркивал, что страна собиралась строго придерживаться буквы союзного договора с Францией:

«Англия будет добросовестно прилагать все усилия к тому, чтобы судетский вопрос был решён мирным путём. Но если бы этого не удалось добиться, то английское правительство не хочет, чтобы между Англией и Францией возникло непонимание. Английское правительство считает своим долгом сообщить правительству Франции, что Англия брала на себя обязательство оказать помощь Франции только в том случае, если на неё было бы совершено неспровоцированное нападение. Но у Англии нет обязательств оказывать помощь Франции, если она выступит на помощь Чехословакии».

Англичане рассчитывали на то, что без поддержки Великобритании Франция не решится выступить против Германии.

Н. Чемберлен, министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ и Э. Даладье в Лондоне

В самый разгар финальной стадии Судетского кризиса, 25 сентября 1938 года, в Лондон прибыла французская делегация для обсуждения гитлеровского ультиматума, выставленного Чехословакии 22 сентября. На этом совещании Чемберлен в очередной раз задал прямой вопрос премьер-министру Франции: «Как поступит Франция, если Гитлер нападёт на Чехословакию?».

«Она выполнит свои договорные обязательства», — ответил Даладье, добавив, что накануне в стране началась частичная мобилизация вооружённых сил.

На следующий день в Лондон прибыл главнокомандующий армией Франции генерал Морис Гамелен, который раскрыл англичанам военные намерения французов в случае начала войны с Германией. В складывающейся политической ситуации французским военным приходилось импровизировать на ходу с планированием своих действий в случае начала войны.

Дело в том, что начиная с 1928 года французское военное планирование имело строго оборонительный характер. Принятый в 1929 году план «В» подразумевал мощный удар немецкой армии и оборонительные действия армии Франции на первом этапе войны.

Это только в современном общественном сознании Франция образца 1938 года предстаёт этаким колоссом, способным придавить Германию одним ударом.

В реальности в 1929 году в Германии ещё нет у власти Гитлера, вермахт ещё не создан, но галлы уже понимают, что война с немцами будет очень тяжёлой и потребует полного напряжения сил.

В 1933 году, после того как основные сооружения линии Мажино были введены в строй, план «В» эволюционировал в план «D» — действительный на момент фактического начала Второй мировой войны и во время Судетского кризиса. Отличительной чертой этого плана стало развёртывание в случае войны большого числа специализированных «крепостных» частей, в принципе не способных вести наступательные действия. Особенности мобилизации не давали в руки французского командования большого числа полноценных дивизий в начале войны. Поэтому даже в ситуации, когда немцы сосредотачивали основные силы на другом фронте, Франция была способна только на ограниченные наступательные действия.

Гамелен считал, что французская армия не успеет развернуть и подготовить к решительному наступлению достаточное количество соединений до того, как немцы разгромят Чехословакию. После того как вермахт развяжет себе руки для полномасштабной войны на Западе, французская армия будет вынуждена оттянуться за линию Мажино и война перейдёт в позиционную, затяжную фазу, где главную роль будут играть уже экономические факторы.

В общем, в случае начала войны многое зависело от способности Чехословакии выдержать немецкий удар.

Миф 3: Чехословакия могла противостоять Германии

Миф 3: Чехословакия могла противостоять Германии Чехословацкая армия на учениях

Если брать в расчёт сухие цифры, то, по состоянию на 30 сентября 1938 года, чехословацкая армия находилась в полностью отмобилизованном состоянии и насчитывала 37 боеготовых дивизий (1,6 млн человек, 469 танков). Против неё немцы сосредоточили 39 дивизий (1,8 млн человек, 720 танков).

Чехословацкая армия была неплохо вооружена и оснащена современной бронетехникой, тяжёлой и противотанковой артиллерией.

На первый взгляд, с учётом того, что чехословакам было необходимо обороняться, опираясь на систему долговременных укреплений, на выгодной для обороны местности, соотношение сил совсем не выглядит катастрофическим.

Почему же Прага даже не попыталась оказать вооружённого сопротивления немцам и оказалась настолько зависимой от воли западных держав?

Во-первых, чисто в военном отношении Чехословакия оказалась в крайне невыгодном положении. После аншлюса Австрии больше половины страны оказалось охвачено немецкой территорией. Другие её соседи — Венгрия и Польша — также рассматривались как потенциальные противники в случае вооружённого конфликта с Германией. Это привело к тому, что чехословацкая армия была растянута тонкой полоской практически вдоль всей государственной границы, — любой прорыв линии фронта противником автоматически превращался в катастрофу.

К слову, правительство Польши неофициально уведомило англичан, что, если чехословацкая армия потерпит поражение в столкновении с вермахтом, поляки введут на территорию Чехословакии войска, чтобы предотвратить её оккупацию немцами.

В 1938 году поляки намеревались провести такой же Освободительный поход против чехов, какому сами подверглись в 1939 году.

Во-вторых, серьёзнейшей проблемой для Чехословакии была внутренняя обстановка в государстве и армии. Правительство страны и военное командование не могли в полной мере рассчитывать на лояльность немцев, венгров и даже словаков. Немцев, занимавших к 1938 году до 30% командных должностей в армии (а в технических видах войск — до 40%), после проведения мобилизации попросту согнали в «строительные батальоны» и отослали на польскую границу, подальше от греха. Из армии увольняли словацких военнослужащих, подозреваемых в связях с националистическими организациями. Всё это веселье происходило непосредственно перед угрозой немецкого вторжения и, естественно, имело негативные последствия для боеспособности армии.

Германия решительным образом превосходила Чехословакию в ВВС, при этом практически вся территория страны оказывалась доступна для действий немецкой ударной авиации.

Немецкий фрайкор в Судетах

В сентябре 1938 года в Судетской области вспыхнуло вооружённое восстание, и, несмотря на то, что оно быстро было подавлено армейскими частями, численность немецкого ополчения в Судетах к концу сентября оценивали в 34-40 тысяч человек. Разумеется, совладать с регулярной армией эти вооружённые формирования не могли, но, действуя на коммуникациях в тылу чехословацких войск, могли самым серьёзным образом повлиять на ход боевых действий.

Все эти факторы привели к тому, что чехословацкие планы на случай начала войны с Германией не отличались амбициозностью. Предполагалось после незначительного сопротивления оставить немцам западную часть страны, включая Прагу, эвакуировав оттуда максимальное количество населения и материальных ценностей. После чего закрепиться на оставшейся территории и пассивно ждать, чем закончится противостояние немцев и французов.

В общем, возможный военный конфликт с Германией сулил Чехословакии мрачные перспективы, и мало кто понимал это лучше, чем правительство страны.

Миф 4: Англия и Франция вынудили Чехословакию пойти на территориальные уступки

«Чужой земли, мы не хотим не пяди, но и своей вершка не отдадим?» Согласно канонической истории Мюнхенского сговора, Англия и Франция против воли Чехословакии заставили её отдать значительные территории Германии, Польше и Венгрии.

На самом деле всё было не совсем так.

Президент Бенеш, 1938 год

После майского кризиса 1938 года чехословацкое правительство осознало: часть территорий Судет, где численность немецкого населения составляла подавляющее большинство, так или иначе будет серьёзной головной болью в условиях соседства с независимой Германией, контролируемой нацистами. С учётом того, что в экономическом плане эти области не представляли серьёзного интереса, Чехословакия, в принципе, была готова передать их Германии. Семнадцатого сентября 1938 года эту информацию довели до англичан и французов через личного представителя чешского президента Э. Бенеша Яромира Нечаса, прибывшего сначала в Париж, а затем в Лондон.

Англо-французский ультиматум, переданный Чехословакии 19 сентября 1938 года и призывавший передать ряд районов Судетской области Германии в обмен на гарантии суверенитета и новых государственных границ, базировался на этих предложениях. Двадцать первого сентября 1938 года правительство Чехословакии официально приняло условия англичан и французов, после чего Чемберлен, выступавший в роли посредника, лично передал их Гитлеру.

Менее известно о том, что 22 сентября 1938 года президент Чехословакии Э. Бенеш по настоянию начальника генерального штаба генерала армии Л. Крейчи направил письмо президенту Польши И. Мосицкому с предложением передать полякам спорные территории Тешинской области в обмен на гарантии нейтралитета в случае вооружённого столкновения с Германией.

Таким образом, Прага дала принципиальное согласие на пересмотр своих границ до Мюнхенского соглашения, и начиная с этого момента вопрос стоял уже о том, что именно и кому будет передано. Принципиальной позиции по сохранению территориальной неприкосновенности Чехословакии придерживался только СССР.

Баба Яга Товарищ Сталин против

Баба Яга Товарищ Сталин против

При рассмотрении позиции СССР в отношении Судетского кризиса невольно возникает впечатление, что Москва в большей степени была заинтересована в сохранении территориальной целостности Чехословакии, чем, собственно, сама Чехословакия. Однако в практической плоскости такая политика объяснялась пресловутым географическим фактором.

Советско-чехословацкий договор о взаимопомощи был заключён в 1935 году, и, разумеется, сразу же возник вопрос о практической реализации заложенных в него обязательств. СССР и Чехословакия не имели общих границ, у Чехословакии не было выходов к морю, — соответственно, направление войск или военной помощи было возможным только через территорию сопредельных стран. К 1938 году этот вопрос так и не был решён.

Более того, Польша явственно дала понять: попытка пройти через её территорию приведёт к началу войны.

Всерьёз рассматривать «гениальное» решение переброски советских ВВС через воздушное пространство Румынии «на высоте 3 тыс. м и выше» (поскольку эта высота практически недосягаема для румынской зенитной артиллерии) невозможно, поскольку этот метод никак не решал вопрос доставки в Чехословакию наземной инфраструктуры советской авиации.

Понятное дело, что СССР руководствовался в первую очередь своими интересами. Перед Москвой имелась реальная внешнеполитическая угроза — сближение Германии и Польши, начавшееся в 1934 году. Это сближение могло привести к появлению антисоветской коалиции, имевшей техническую возможность совершить агрессию против Советского Союза. В этой ситуации Москве необходимо было иметь реальных союзников. Судетский кризис представлялся прекрасной возможностью проверить, чего стоят заключённые договоры о взаимопомощи на самом деле.

Война Чехословакии и Германии означала вступление в эту войну Франции, и для СССР появлялась прекрасная возможность выступить в коалиции с сильными союзниками, а не оказаться один на один с альянсом противников. Именно поэтому деятельность советского правительства в ходе Судетского кризиса шла в двух направлениях — оказания моральной поддержки Чехословакии, чтобы вывести её на военный конфликт с Германией, и попытки поднять вопрос немецкой агрессии на международный уровень Лиги Наций, дабы побудить Францию к исполнению её союзнических обязательств.

Заключение Мюнхенского соглашения привело к пересмотру внешнеполитических приоритетов СССР — и в конечном итоге явилось одной из предпосылок заключения пакта Молотова-Риббентропа.

Что же подписали в Мюнхене?

Общепринятая точка зрения утверждает, что в Мюнхене Великобритания и Франция приняли немецкие требования и вынудили Чехословакию согласиться с ними. Но если мы посмотрим на знаменитую фотографию, сделанную сразу после подписания Мюнхенского соглашения, то внезапно увидим, что большинство участников переговоров… — итальянцы.

Для простого обывателя итальянский лидер Бенито Муссолини априори предстаёт в виде союзника Германии, коим он и стал впоследствии. Однако в 1938 году он всё ещё был нейтральным посредником. Более того, к моменту заключения Мюнхенского соглашения именно Муссолини мог похвастать тем, что оказывал сопротивление экспансии Гитлера. В 1934 году действия дуче свели на нет первую попытку аншлюса Австрии.

Формальным автором документа, подписанного в Мюнхене, был именно Муссолини. Формальным, потому что этот документ был фактически разработан немцами и передан итальянскому лидеру накануне конференции. Что интересно, все серьёзные исследователи «Мюнхена» склоняются к мнению о том, что ни Чемберлен, ни Даладье так и не узнали, кто именно был автором «варианта Муссолини». Основным отличием Мюнхенского соглашения от предложений англичан и французов от 21 сентября 1938 года было условие, что немецкие войска займут все спорные территории до проведения плебисцита, а Чехословакия решит проблему польского и венгерского национальных меньшинств аналогично немецкому.

И наконец, что касается «чешской делегации», которую якобы не допустили к обсуждению условий соглашения. На самом деле никакой чешской делегации, наделённой полномочиями что-либо обсуждать или подписывать, в Мюнхене попросту не было.

Не было её потому, что интересы Чехословакии представляли Великобритания и Франция, которым были де-факто делегированы полномочия чешским правительством.

Отсутствие официальных чехословацких представителей в Мюнхене имело те же причины, по которым договариваться с Гитлером в Берхерсгарден летал Чемберлен, а не Бенеш. Эта самая пресловутая «чешская делегация» состояла из чешского посла в Германии и прикомандированного к нему сотрудника МИД. После подписания соглашения их ознакомили с документом — чтобы они по своим каналам связи передали текст в Прагу.

Результат мюнхенских соглашений

В советской историографии цель Мюнхенского соглашения была определена достаточно очевидно: подталкивание нацистской агрессии на Восток, против СССР, усиление Гитлера, передача Германии чешского промышленного потенциала и вооружений.

На самом деле достаточно просто посмотреть на карту, чтобы понять: территориальные приобретения в Судетах ни на йоту не приближали Германию к СССР чисто по географическим причинам. Впрочем, даже захватив всю Чехословакию, немцы не получали бы общей границы с Советским Союзом.

Чехословакия действительно обладала довольно мощной тяжёлой военной промышленностью, но располагалась она не в Судетах. В частности, предприятия концерна «Шкода» находились в городах Плезень и Прага, которые оставались в Чехословакии. Согласно статистическим данным, Чехословакия сохранила 4/5 своего машиностроения, причём основные потери промышленности пришлись на переданную полякам Тешинскую область.

Вооружение чехословацкой армии не передавалось немцам, а вывозилось с передаваемых Германии территорий. Главным приобретением Гитлера в результате реализации Мюнхенского соглашения были, безусловно, людские ресурсы, влившиеся в немецкую экономику.

Мюнхенский сговор: хитрый план или стечение обстоятельств?

Мюнхенский сговор: хитрый план или стечение обстоятельств? «Я привёз мир этому поколению»

В упрощённой версии описания Мюнхенского сговора англичане и французы единым нерушимым фронтом осуществляют давление на Чехословакию, вынуждая принять немецкие условия, а единственным противником этих действий выступает знатный оппозиционер Уинстон Черчилль.

Разумеется, это было совсем не так: среди высшего руководства Великобритании и Франции хватало политиков, которые считали неправильным идти на уступки Гитлеру. Эдуард Даладье до последнего момента рассматривал вариант возможного отказа Чехословакии. В правительстве Чемберлена против уступок Гитлеру высказывались глава МИД Галифакс и лорд-председатель Совета Хэйлшем.

Первый лорд Адмиралтейства А. Купер в знак протеста против подписания Мюнхенского соглашения ушёл в отставку.
Истинным проводником в жизнь для Мюнхенского соглашения стал премьер-министр Великобритании Чемберлен. Он искренне считал, что заключение соглашения с Гитлером приведёт к установлению мира в Европе, поскольку условия «Мюнхена» ликвидировали последний серьёзный источник напряжённости в регионе. При личной встрече Гитлер заверил Чемберлена, что Судеты являются последним территориальным требованием Германии в Европе, таким образом завершается процесс ревизии несправедливых условий Версальского договора.

По прилёте в Лондон Чемберлен демонстрировал прессе не Мюнхенский договор, а заключённое соглашение об отказе от войны между Великобританией и Германией, подписанное Гитлером под давлением английского премьера.

Знаменитая фраза, произнесённая в Чемберленом: «Я привёз мир этому поколению» — была сказана им совершенно чистосердечно и уверенно. Он считал Мюнхенское соглашение своим высшим достижением на политическом поприще.

Пройдёт немного времени, и ему самому придётся перечеркнуть все свои усилия, объявив войну Германии.

Конец «Мюнхена»

Конец «Мюнхена» Гитлер в Праге

Четырнадцатого марта 1939 года Чемберлен выступал по радио перед избирателями. В частности, он заявил, что Мюнхенские соглашения являются гарантией стабильности в Европе. На следующее утро ему доложили о вторжении Германии на территорию Чехословакии.

Поскольку сэр Невилл был истинным британским джентльменом, мы так и не узнаем, какими именно эпитетами он наградил в душе фюрера германской нации.

Действия Германии были прямым нарушением соглашений. Чехия превратилась в протекторат Богемия и Моравия, Словакия стала формально независимым, но по факту марионеточным немецким государством. После вторжения Гитлер заявил своим приближённым: «Через две недели об этом никто и не вспомнит».

Он крупно ошибался. Именно с этого момента политика Великобритании (и следующая за ней политика Франции) сделала крутой поворот, который менее чем через полгода привёл к началу Второй мировой войны.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится