На страже русских царей и государей Московских
223
просмотров
Кто охранял русских царей после того, как исчезла средневековая дружина, а петровская лейб-гвардия ещё не появилась? Рассказываем о забытых царских телохранителях XVI и XVII столетий.

К началу XVI века создание централизованного русского государства заставило Великих князей Московских позаботиться о создании верной стражи, которой можно было поручить жизнь государя большой державы и членов его семьи. В то время быть правителем считалось весьма опасным делом. Императоров, королей, герцогов и князей то и дело пытались извести самыми хитроумными способами, начиная от наёмных убийц и заканчивая военными мятежами. Поэтому отряды королевских телохранителей существовали по всей Европе.

Традиции и новаторство

В русских княжествах, одним из которых было Московское, со времён Древней Руси существовало княжеское войско, состоявшее из старшей и младшей дружины. В старшую входили бояре — вольные землевладельцы, имевшие право выбирать, какому князю служить. В младшей несли службу простые воины.

Все они составляли княжеский двор, из них черпались кадры для назначений государевых людей.

По мере укрепления власти Великого князя Московского старинные феодальные порядки стали тяготить правителя. Зависимость от боярской военной силы стала восприниматься как досадная неприятность, от которой следует как можно скорее избавиться. Ведь довольно странно поручать собственную безопасность людям, которые имеют право в любой момент взять и уехать на службу к другому князю. И ладно бы на Русь. Так нет — хоть в Литву поезжай. Правители Москвы, с одной стороны, стали отказывать боярам в праве выезда, считая это изменой, а с другой — решили создать подчинённый только великому князю полк, который бы полностью зависел от его милости.

Государев полк

Так при Иване IV в 1549 году появился Царёв и Великого князя полк, сформированный во Владимире из не привыкших «качать права» детей боярских.

В следующем году, после неудачного военного похода на Казань, Иван Васильевич приказал создать «избранную тысячу» в составе 1078 лучших воинов, которым были дарованы поместья близ Москвы. Государев полк не только стал лейб-гвардией московского царя, но и превратился в элитную воинскую часть, принявшую участие во множестве сражений. Важность полка подчёркивал тот факт, что при следующем царе, Фёдоре Иоанновиче, его командиром стал будущий преемник на московском троне — Борис Годунов.

Входить в Государев полк было большой честью. Мало того, что это неплохо вознаграждалось — московские дворяне жили куда богаче, чем провинциальные, — но так перед служивым открывалась и перспектива неплохой карьеры. Попавшись на глаза царю и проявив сообразительность, можно было в скором времени получить хороший чин в армии или государственном аппарате.

На службе

Следующее столетие не зря прозвали «бунташным». Потребность в верной и хорошо обученной военной силе возрастала по мере того, как в Москве разгорались пожары восстаний и мятежей. Так что во второй половине XVII века в Государевом полку числилось уже более 2600 дворян. Реальная военная сила была куда большей: каждый дворянин выводил в строй челядинцев — вооружённых и обученных военному делу слуг.

Последним делом, в котором участвовал Государев полк, был Азовский поход 1696 года. После него Пётр I задумал и начал постепенно реализовывать масштабную военную реформу русской армии. Так на смену старой гвардии пришла новая — петровские Преображенский и Семёновский полки, которым ещё предстояло проявить себя и добиться привилегии считаться самыми приближёнными к царю.

В Азовском походе участвовали 37 конных рот во главе с воеводой князем Львовым. Многие воины отличились в боях, и в награду Пётр приказал им отправляться в Европу — обучаться военному, артиллерийскому и морскому делу.

Взятие турецкой крепости Азова войсками Петра I, 1696 год

Государевы дворяне и «стремянные» стрельцы

Государев полк всегда был одет и вооружён в соответствии с русской традицией и очень походил на знаменитых французских мушкетёров короля. Он был конным, но все воины обучались пехотному бою и были вооружены огнестрельным оружием. Кафтаны и шапки гвардейцев были красного цвета, в качестве холодного оружия использовались сабли, которые часто богато украшались драгоценными металлами и камнями, а также тяжёлые кончары по польскому образцу, пригодные для таранного колющего удара, эффективного против бронированной конницы.

По воспоминаниям современников, парадные выезды Государева полка отличались необыкновенной роскошью — всё сияло от дорогих тканей, золотой парчи, шитья и жемчуга.

К лучшим из лучших относился и Стремянной стрелецкий полк — отборные московские стрельцы, считавшиеся чем-то вроде «младшей гвардии». Это уже была обычная пехота, которой поручалась караульная служба в Кремле. На войне и во время выездов царя за пределы Москвы Стремянной полк буквально «следовал за царским стременем», охраняя особу монарха.

Со времён Ивана Грозного и до Петра I полк носил кафтаны «червчатого» — то есть ярко-малинового — цвета с голубой подкладкой. Вооружение «кремлевских» стрельцов было таким же, как и у обычных полков: фитильное ружьё, сабля или тяжёлая западноевропейская шпага, бердыш, а иногда короткая пика.

Царские оруженосцы

Но эти части отвечали, если можно так выразиться, за «внешний периметр охраны».

Куда ближе к царю стояли другие люди — рынды. Эта придворная должность произошла от царских оруженосцев, которые назначались из молодых придворных и должны были сопровождать сначала великих князей, а затем царей во время военных кампаний, отвечали за их оружие и доспехи, стояли на карауле у государева шатра. В походе несколько конных рынд всегда сопровождали царя, находились в непосредственной близости и отвечали за его жизнь. Во время торжественных церемоний четверо рынд обязательно стояли у трона.Форма одежды оруженосцев была белого цвета, через плечи носились две массивные золотые цепи — символ их ранга. На голову надевали высокую горлатную шапку, как у бояр, но не соболью, а из белого песца. Вооружались рынды церемониальными топориками, которые назывались «посольскими», а иногда средневековыми мечами. Во время траура по членам царской семьи рынды меняли нарядные белые одежды на траурные, сделанные из цветного сукна тёмных тонов.

«Царь Иван Грозный в окружении личной охраны», художник — А. Шумейко

Новая гвардия — «потешные»

В 1683 году юный царь Пётр решил заняться воинскими потехами. Тогда для него и придворных царских спальников были изготовлены кафтаны зелёного цвета, куплено оружие, флейты и барабаны. А осенью следующего года близ села Преображенского под Москвой начали строить потешную крепость Пресбург. Так началась история следующего поколения русской гвардии — Преображенского полка.

В 1687 году число «потешных» стало так велико, что из них сформировали второй полк, который назвали Семёновским, — по имени другого села, где обитали царские конюхи и сокольничие, ставшие солдатами новой воинской части. Уже в то время пополнение преображенцев и семёновцев осуществлялось за счёт людей, отобранных из Государева полка, так что связь новой и старой гвардии оказалась очень тесной.

Когда в 1697 году Пётр отправился в долгое европейское турне вместе с Великим посольством, он сформировал собственный конвой, то есть команду телохранителей, уже исключительно из преображенцев, которым полностью доверял.

Следующей вехой в истории царских телохранителей стал 1700 год, когда незадолго до Нарвской битвы, Преображенский и Семёновский полки получили наименование лейб‑гвардии.

С этого началась совсем другая история.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится