От Уильяма Кидда до Генри Моргана: топ легендарных пиратов
629
просмотров
Ах, пираты! Коварный Джон Сильвер, неотразимый Джек Воробей, романтичный капитан Блад… Всё это — литературные герои, которых породила эпоха пиратства. А кто же в реальности наводил ужас на мирные корабли?

Сегодня ты ловишь удачу и во всех кабаках пьют за твоё здоровье. Завтра уже тебя ловит королевское судно — а послезавтра о тебе никто и не вспоминает. Взобраться на грот-мачту истории пирату, кажется, немыслимо: он, как правило, не герой, не первооткрыватель, и — вопреки всем романтическим представлениям — жизнь его обычно довольно грязна и скучна. Однако некоторым из них удалось сохранить своё имя в веках.

1. Генри Морган

Согласно одной из версий, предприимчивого валлийца, решившего отправиться в Новый Свет, продали в рабство на Барбадосе в качестве, так сказать, транспортной оплаты. Возможно, это лишь романтическая выдумка: в Уэльсе семья Моргана не бедствовала. Правда, несколько лет оттрубить на плантациях в качестве платы за проезд — это была обычная практика в Новом Свете. Так что и ничего невероятного в этом тоже нет. Так или иначе, после освобождения Моргану хватило удачи и сметливости накопить на покупку небольшого корабля, с чего и началась его пиратская одиссея.

Кроме ума и хватки, у Моргана к тому моменту имелся ещё дядюшка, служивший на хорошем посту при губернаторе Ямайки. Что, надо думать, помогло карьере.

Вскоре он был уже не капитаном одного судна, а адмиралом — предводителем пиратской флотилии, грабившей корабли. От захвата судов Морган перешёл к захвату городов и отнюдь не был рыцарски милосерден к мирному населению. Пытки, захваты заложников…

Пираты Моргана захватывают испанскую Панаму

Фактически он стал капером: не то чтобы официально Морган работал на английскую корону, но… Между Англией и Испанией никогда не было прочного мира, и Британии было только на руку, что некие свободные люди убивают испанцев и разоряют их.

Очень отдалённый прототип частной военной компании. Очень отдалённый.

Морган захватил Маракайбо, взяв сказочную добычу, а позднее и Панаму. Хроники утверждают, что там он взял в плен некую красавицу, которая отвечала отказами на все его предложения, и, ко всеобщему удивлению, Морган не взял её силой, а отпустил на свободу.

С Панамой связана ещё одна грязная история. Когда город уже был разорён и пришло время возвращаться домой с добычей, Морган попросту надул почти всю команду и смотал удочки. То, действительно ли он нагрел товарищей по промыслу и на какие суммы, стало предметом долгих споров историков. Но сказочные богатства, добытые в Панаме, скоро ему понадобились.

Вернувшись с победой и добычей, Морган попал в настоящий переплёт. Англия и Испания подписали договор, и Морган оказался не героем, сражающимся с извечным врагом Британии, а преступником. Генри отправили в Лондон. Три года длился судебный процесс, во время которого Морган стал звездой английской столицы, и в результате решение было вынесено в его пользу. Более того: пирата назначили вице-губернатором Ямайки.

Морган вообще любил ходить по краю. Перед Панамой он разорил Пуэрто-Бельо, хотя уже знал, что отношения англичан и испанцев налаживаются. Проблемы он решил с помощью безумно лживого рапорта, где уверял, что оставил город в том же виде, в каком захватил, а местные дамы будто бы отказывались уезжать в Панаму — дескать, их галантные пленители лучше будут блюсти их честь, чем идальго в Панаме. Для придания веса этим реляциям Морган приложил такую гору золота, что за его звоном крики испанских дипломатов терялись. Ну а когда его флотилия ушла к Панаме, уже был заключён твёрдый договор между Испанией и Англией, но Морган предпочёл сделать вид, будто бы вести из Европы его не догнали. К тому же, по смутным данным, Морган несколько «урезал» долю, причитающуюся королю. Но в Лондоне перед судом флибустьер пролил такой золотой дождь на всех, кто мог принять участие в его судьбе, что посылать такого славного парня на виселицу ни у кого рука не поднялась.

Генри Морган

Разумеется, старые товарищи Моргана обрадовались этому. А вот жители Ямайки не очень. Флибустьеров Морган преследовал не так чтобы очень, и вскоре Ямайка практически превратилась в пиратскую столицу. В общем, сэр Генри Морган пробыл на своей должности недолго, после чего был отстранён, очень огорчился, спился и умер от цирроза.

2. Пьер Легран

Похождения этой полулегендарной личности описаны в книге «Морская летопись». Этого отчаянного нормандца называли Пьер Великий (жил он в том же веке, что и наш Пётр Великий, только несколько позже). Ходил себе Пьер по южным морям на небольшом паруснике, выискивал испанские суда сравнимых боевых качеств, пока однажды на его пути не встретился ОН. Золотой галеон. Отставший от двух других испанский галеон, вёзший груз золота из Санта-Крус.

— А вот неплохо бы его захватить, — задумчиво сказал Пьер.

— Капитан, тебе водички? — заботливо предложил боцман. — Это ж ГАЛЕОН, капитан.

Галеон, надо понимать, являл собой крупный корабль (уж точно побольше Пьерова парусничка), вооружённый артиллерией до самых зубов. Такой один раз плюнет — и ни Пьера, ни команды, ни корабля, только тишь да водная гладь.

— Смотрите, — воодушевлённо обратился к команде Пьер, отмахнувшись от боцмана. — Нас сто человек. Перед нами плывёт испанский галеон, на котором человек четыреста. Дело — пустяк: подобраться к нему, взять на абордаж, ну а с четырёхкратным перевесом испанцев мы уж как-нибудь справимся. Да?

— Да, капитан! — ответили пираты. Видимо, Пьер был очень харизматичным.

Чтобы энтузиазм не спадал, Пьер велел прорубить дыру в днище своего парусника перед тем, как команда полезет на борт галеона.

Вопреки логике и здравому смыслу, галеон этот Пьер захватил, после чего сказочно разбогател.

Ну, своя логика в действиях Леграна была — но немного киношная. Пираты первым делом бросились в каюту капитана и к пороховому погребу, после чего Легран обратился к испанцам, помавая факелом, и толкнул речь в духе бессмертного «Я дурак, бросай оружие!»

Пьер Легран захватывает капитана галеона

Уже позднее Пьер Великий десантировался на Маврикий и захватил в плен тамошнего губернатора и его дочь Аниту. Губернатора он за выкуп отпустил, а Анита решила остаться на корабле и раскрыть капитану тайну, которую хранила от бабушки: карту старинного пиратского клада. Увы, согласно легенде, нашли они только один сундук, а бо́льшая часть сокровища до сих пор не найдена, хотя любители перекопали всю Гору Открытия, где она якобы и находится.

Пьер Легран

Закончил свои дни Легран в родной Нормандии вполне богатым и респектабельным человеком.

3. Уильям Кидд

«Моё имя — Уильям Кидд, ставьте парус, ставьте парус. Рядом чёрт со мной стоит, абордажный нож блестит, ставьте парус, ставьте парус».

Эта зловещая песенка посвящена шотландцу, который переехал в Новый Свет и стал там английским капером. Не то чтобы он был самым успешным или самым жестоким пиратом, но литераторы обратили на него своё немилосердное внимание и при помощи безжалостного пера сделали Уилли одним из самых известных представителей своей профессии.

Его описывают как самого кровавого из капитанов, когда-либо бороздивших архипелаг Карибских островов. Доказательств этому, однако, нет: скорее всего, Кидд, как честный английский капер, крошил в капусту французов, с которыми Англия не дружила. Иногда, правда, не только французов — что и довело его до печального конца. Однажды Кидду случилось захватить индийский корабль с армянскими купцами и английским капитаном; эта маленькая неприятность привела к тому, что Адмиралтейство разослало приказ о его поимке.

В реальности Кидд не просто не самый страшный пират в мире. Это один из самых неудачливых пиратов в мире, пират-лузер. Громких побед не одержал, да и финал получился бесславный.

Капитан Кидд в порту Нью-Йорка, картина Жана Ферриса

Кончил свою жизнь Кидд на верёвке после суда, честь по чести. Однако среди пиратов распространился слух, что шотландец успел где-то спрятать свои несметные сокровища, и с тех пор поиск золота Кидда превратился в бесконечный квест для кладоискателей. На самом деле золото звенело только в карманах стрекулистов, рисовавших и за хорошую цену продававших фальшивые карты расположения клада.

4. Грейс О’Мэлли

Ну и куда же без прекрасных дам! (Впрочем, тут стоило бы упомянуть и Мэри Рид, и Чжэн Ши, и многих других — но тогда наш список стал бы бесконечным).

Грейс жила несколько раньше описанных нами джентльменов, а полем её деятельности были не Карибы, а Британские острова. Отважная ирландка (которую на самом деле звали Грайне, прозвище она носила Грануаль, а Грейс её называли англичане) была дочерью вождя клана О’Мэлли и вышла замуж за наследника другого вождя — в общем, со всех сторон аристократка. У мужа было три корабля, а Грейс особо не заморачивалась ведическими рассуждениями о месте женщины у плиты. Да и вся Ирландия ими тогда не заморачивалась.

Подошла Грейс как-то к мужу и сказала:

— Давай я твоими кораблями командовать буду!

— Милая, но ты ведь, — сглотнув, ответил муж её, Домналл Воинственный, в этот момент о своей воинственности забывший. — Ты же понимаешь, это не конница всё же, женщина на корабле — к несчастью.

Грейс тут же схватила кухонный нож и отрезала волосы.

— А так?

Ну так муж уже поспорить не мог.

На трёх его кораблях Грейс разоряла британские побережья долгие годы. Домналл от такой жизни вскоре запечалился и умер. Грейс погрустила о нём какое-то время, а потом у неё началась череда романов.

От романов часто рождались дети — порой прямо на палубе.

— Капитан, а может, ну его, этот английский корабль, не будем его атаковать? — говорили иногда матросы.

— Слабаки! — кричала Грейс. — Рожать сложнее, чем сражаться, я проверяла.

Грейс О’Мэлли на приёме у королевы Елизаветы I

Подвёл Грейс тот единственный случай, когда она выступила на стороне короны. Испанская Непобедимая армада двинулась на Британские острова, и отчаянная ирландка не осталась в стороне. Но даже успехи в бою с испанцами не помогли ей в борьбе против английских чиновников, медленно терзавших родину О’Мэлли. Ирландцы, кстати, тоже не оценили подвига Грейс: сочтя, что сражаться на стороне англичан — непростительное преступление, они разграбили и разорили её земли.

Вскоре Грейс умерла. По одной из легенд, хоронил её испанский идальго, с которым у О’Мэлли был роман в молодости.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится