Рейд полковника Карягина: как 493 русских солдат остановили многотысячное войско персов
338
просмотров
Персидский шах не захотел смиряться с потерей Карабахского царства, которое после заключения в 1805-м Кюрекчайского договора отошло России. Фетх Али-шах вознамерился наказать перешедших под российское подданство и вернуть земли обратно, воспользовавшись отвлечением русских на войну с Францией. Противостоять персидской армии, по разным оценкам численностью от 20 до 40 тысяч человек, выступили 493 солдата из отряда полковника Карягина.

Расстановка сил в 1805 году и коварный марш-бросок

Расстановка сил в 1805 году и коварный марш-бросок Опора Карягина Петр Котляревский.

На исходе весны 1805 года карабахский хан перешел из-под власти персов в подданство России. Вопреки договорным обязательствам, персидский Фетх Али-шах отправил восстанавливать «справедливость» многотысячное войско под предводительством наследного принца Аббас-Мирзы. Перед персами стояла задача проучить вассалов за измену и вернуть шаху территорию нынешнего Азербайджана.

Противник форсировал реку Аракс через Худаферинскую переправу, обороняемую батальоном 17-го егерского полка Лисаневича. Последний, не выдержав напора наступления, отходил в Шушу. Главнокомандующий российскими войсками по Закавказью князь Павел Цицианов на тот момент имел в распоряжении от силы восемь тысяч солдат, рассредоточенных на значительных территориях. Нужно было охранять грузинские земли от нападок дагестанцев-лезгин, иранских вассалов, а также контролировать присоединенные Гянджинское и Карабахское ханства. Причем надежды на подкрепление равнялись нулю – свободных войск на фоне войны с Наполеоном просто не было.

Отчаянное решение князя Цицианова и бравый полковник Карягин

Отчаянное решение князя Цицианова и бравый полковник Карягин Значительно уступающий врагу по численности отряд отвоевал две крепости.

В условиях минимальных возможностей князь Цицианов решает отправить навстречу неприятелям отряд полковника Карягина. 54-летний потомственный офицер Павел Михайлович начинал военную карьеру на Смоленщине рядовым монетной роты. С 1783 года служил на Кавказе, воевал в Грузии в составе Белорусского егерского батальона. Отвоевывал у турок Анапу в 1791-м, в 1796 году участвовал в Персидском походе, а в 1804-м взобрался с личным составом на азербайджанскую крепость Гянджа.

Опыта и храбрости командиру было не занимать. Находящийся в Шуше 17-го егерский полк Лисаневича насчитывал шесть рот егерей, тридцать казаков и три орудия. После отражения нескольких персидских атак майор получил приказ соединиться с карягинским отрядом. Но в силу тяжелейших обстоятельств сделать это Лисаневич не смог.

3 недели персидских атак и предложения сдаться

3 недели персидских атак и предложения сдаться Ударом пушки убит инициатор живого моста рядовой Сидоров.

24 июня после первого крупного боя с персидской кавалерией отряд Карягина разбил лагерь у реки Аскаран. Вдали маячили шатры авангарда персидской армады, за которыми скрывались бесконечные полчища врага. К вечеру русский лагерь подвергся атакам, не прекращавшимся до глубокой ночи. А персидский военачальник приказал установить по высотному периметру фальконетные батареи.

Бомбардировка не заставила себя ждать, и егери несли потери с самого рассвета. По свидетельству одного из солдат, положение русских было незавидным и только ухудшалось. Истощала силы невыносимая жара, солдаты мучились от жажды, а вражеские батареи не умолкали. В перерывах между атаками персы предлагали полковнику Карягину сдаться и сложить оружие, но он всякий раз отвечал отказом.

Следующей ночью группа поручика Клюпина и подпоручика Туманова совершила диверсионную вылазку в поисках водного источника. В реку были сброшены фальконеты, частично убита прислуга. В русском отряде оставалось 350 человек, до половины из которых – раненые. 26 июня полковник Карягин рапортовал князю Цицианову об успешном сдерживании стократно превосходящего противника и неустрашимости собственных подчиненных. На третий день горячих боёв, когда число погибших доходило до двух сотен, отряд Карягина сумел прорвать персидское кольцо и занять беспечно брошенную персами крепость Шахбулаг. Но припасы русских кончались, а к стенам приблизились как минимум 20 тысяч персидских вояк.

Тайный отход, «живой мост» и удивительная победа русских

Тайный отход, «живой мост» и удивительная победа русских Памятник рядовому Сидорову.

Положение карягинцев было критическим. Не желавший сдаваться и даже отступать командир принимает невероятное решение пробираться к крепости Мухрат. С наступлением темноты 7 июля оставшаяся боевая группа (чуть более 150 человек) отправилась в путь. По пути следования егерей попался глубокий овраг, крутые склоны которого не могли преодолеть тяжелые орудия. Тогда смекалистый рядовой Гаврила Сидоров решительно прыгнул на самое дно рва, его примеру последовали еще с десяток сослуживцев. Бравые русские солдаты таким образом проложили живой мост в самом прямом смысле слова.

Первое орудие без труда преодолело препятствие, второе же сорвалось, убив Сидорова ударом в висок. Героя похоронили тут же, и продолжили марш. Позже этот эпизод запечатлеет на своей картине «Живой мост» российско-немецкий художник Франц Рубо. Когда русские подошли к крепости, их обнаружили персы. Мощной атакой враг всеми силами пытался отрезать отряд Карягина от укрепления и занять объект собственной кавалерией. Но оставшиеся в живых русские бились настолько отчаянно, что отразили и это нападение. Изможденные и обессиленные, карягинцы заняли крепость Мухрат.

9 июля князь Цицианов получил от Карягина рапорт. Около 2500 тысяч солдат, собранных к тому моменту главнокомандующим, с десятью орудиями вышли навстречу бравому отряду. Уже 15 июля у реки Тертара княжеское подкрепление отбросило персов и расположилось лагерем под Мардагишти. Когда эта новость дошла до Карягина, он без раздумий оставил крепость и выступил на соединение со своими. Общими усилиями персы на этом участке были разгромлены, а остальные отступили восвояси.

Столь удивительным маршем бесстрашный полковник не позволил персидской армии продвинуться вглубь государства. За эту операцию Павел Михайлович Карягин удостоен золотой шпаги с гравировкой "За храбрость". Все выжившие офицеры и солдаты его отряда получили высокие награды и солидное жалованье, а погибшему инициатору живого моста Гавриле Сидорову установили в полковой штаб-квартире памятник.

Что удивительно, были и перебежчики. Существовал целый русский батальон в Персии, где казаки принимали ислам и сражались за шаха.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится