Сергей Королев: как самый секретный советский ученый прошел путь от заключенного до звезды ракетостроения.
89
просмотров
Имя Сергея Королёва известно всему миру. Этот человек не просто находился у истоков российской космонавтики. Он фактически открывал космическую эру мировой истории. Будучи по долгу службы "секретным гражданином", ему пришлось пройти через множество испытаний и препон. Королев был своеобразным: он терпеть не мог золото, не запускал ракеты по понедельникам и в чине главного ракетного конструктора страны собирался лично лететь в космос.

Будущее блестящего авиаконструктора

Будущее блестящего авиаконструктора Сергей Королёв с женой и дочерью.

Еще во время учебы в МВТУ им. Баумана руководителем диплома студента Королева был Туполев. Он пророчил будущему светиле ракетного дела успехи в авиастроении. В 17 лет Королёв спроектировал безмоторный самолет К-5. На втором его планере летчиком Арцеуловым был установлен всесоюзный рекорд по дальности парящего полета. В 1930-м королёвский планер СК-3 наделал еще больше шума. На предназначенном для фигур высшего пилотажа аппарате пилот Степанченок впервые в мире без буксировки на высоту выполнил три мертвые петли.

Кстати, лететь собирался сам Сергей Павлович. Ему помешал брюшной тиф. Несмотря на столь успешный опыт в авиации вскоре Королев переключился на реактивные двигатели и ракеты. В 1929 году он познакомился с работой Циолковского об исследовании мировых пространств реактивными приборами. Мысль о том, что осуществлять полеты можно не только на самолетах и планерах да еще и за атмосферные пределы, навсегда поглотила его.

Первые успехи, приговор и пожизненное отвращение к золоту

Первые успехи, приговор и пожизненное отвращение к золоту Сотрудники ГИРДа

В 1931-м при Осоавиахиме образовали небольшую Группу изучения реактивного движения (ГИРД). Сначала этой организации не придавалось особого значения. У ГИРД даже не было отдельного помещения – первые разработки велись буквально в подвале. Но главную роль сыграл тот факт, что коллектив состоял из истинных фанатиков-энтузиастов. Королёв пришел в ГИРД обычным инженером. На тот момент в распоряжении конструкторов были маломощные тестовые реактивные двигатели и небольшие аппараты. Но старт ракетному делу был дан. Спустя два года активной работы членов ГИРД их организация перешла под крыло военного ведомства и была объединена с газодинамической лабораторией в новый Реактивный научно-исследовательский институт. И работа пошла успешно, а Королёв сходу представил проект ракетного самолёта.

Но над конструкторами РНИИ сгущались тучи. В ходе пресловутых «чисток» были арестованы кураторы института маршал Тухачевский и руководитель Осоавиахима Эйдеман. Пришли и за Королёвым. Его обвиняли в пособничестве антисоветским троцкистам и намеренном затягивании лабораторно-конструкторских работ по главным оборонным объектам. Оба пункта считались расстрельными. Так что последовавший приговор в виде десяти лет заключения с поражением в политправах и конфискацией имущества по тем временам выглядел мягким.

1 июня 1939 года, через 8 месяцев пребывания в Новочеркасской пересыльной тюрьме 31-летнего "врага народа" отправили по этапу на Дальний Восток. На Колыме Королёв был занят на золотых приисках. Всю последующую жизнь после освобождения он терпеть не мог золотых изделий. В лагере Королёв чуть не умер. После диагностирования цинги врачи поставили на нем крест, оставив тихо погибать. Его спас доставленный в лагерь директор завода Усачев, на котором был построен роковой самолет разбившегося Чкалова. Новый узник добился того, чтоб Королёва перевели в медчасть, где его выходили небезразличные медсестры.

Научная работа в заключении и досрочное освобождение

Научная работа в заключении и досрочное освобождение Королёв-арестант.

За время пребывания в заключении об узнике хлопотали многие. Десятки обращений поступали от лица его матери Марии Николаевны, за Королёва просили прославленные пилоты Валентина Гризодубова и Михаил Громов. В какой-то момент вопрос спасения талантливого инженера согласовался на самом верху. Сталин предоставил Берии указание пересмотреть дела оборонных специалистов. К концу 1939 года Королёву приказали собираться в Москву. После прибытия на Лубянку бывшего лагерника вторично судили и приговорили к восьми годам заключения в московской спецтюрьме – так называемой «туполевской шарашке».

В ее стенах располагалось четыре проектных бюро, где разрабатывались новые самолеты. Королёва определили в КБ его бывшего преподавателя Туполева, который создавал пикирующий бомбардировщик Ту-2. Параллельно Сергей Павлович начинает разработки управляемой аэроторпеды, а также нового типа ракетного перехватчика. В условиях начавшейся войны в 1942-м Королёва переводят в другое бюро строго закрытого типа при Казанском авиазаводе, где шли работы с ракетными двигателями. В 1943-м он назначается главным конструктором в группе ракетных установок, а в июне 1944-го досрочно освобождается с полным снятием судимости. Еще один год в качестве вольнонаемного Королёв остается в Казани, заканчивая работу с ракетными ускорителями для военных самолетов.

Встреча со Сталиным и запуск ракеты

Встреча со Сталиным и запуск ракеты Первые советские космонавты и Королёв.

После освобождения начался славный путь Королёва-отца глобальной космической программы всемирного масштаба. В мае 1946-го Сталин принимает два важнейших Постановления Совмина СССР о создании в оборонной промышленности нового направления – ракетостроения, а также об открытии на базе подмосковных подразделений артиллерийского завода и НИИ-88. Последний фактически становится главным предприятием по созданию управляемых ракет на жидком топливе. А уже летом Сергей Королёв назначается Главным конструктором баллистических ракет дальнего действия и руководителем отдела в НИИ. Он сразу взялся за работу, отлаживая крылатые ракеты и производя пуски. В этот период создается первая отечественная ракета Р-1.

В апреле 1947 года Королёв готовился выступать с докладом по ракетной технике в кабинете Сталина. Здесь и произошла личная встреча конструктора с вождем. Вошедший Королёв попытался присесть поодаль, однако Иосиф Виссарионович настоял на соседстве за столом заседаний. Обратившись к Маленкову, Сталин произнес: «Подвинься, дай сесть Королёву». Доклад главного ракетного специалиста он выслушал предельно внимательно, задавал много компетентных вопросов и выразил максимальную заинтересованность в общем деле. По всему было видно, что Королёв понравился вождю. В этот день Сергей Павлович вышел из главного кабинета страны уже другим – узнаваемым и благонадежным человеком.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится