Сражение под Елисаветполем: персидский гамбит генерала Паскевича.
72
просмотров
Русско-персидская война и Елисаветпольское сражение - первая победа в царствование Николая I.

Николай I, шах Али и Закавказье

В начале царствования императора Николая I положение русского правительства было не самым устойчивым — сказывались последствия выступления декабристов. По крайней мере в этом были уверены англичане, заинтересованные в ослаблении России и русского влияния в отдельных регионах, главным из которых считалось Закавказье. Ограничить русскую экспансию могли только слаженные действия региональных держав и кавказских племён, поддерживаемых британским оружием, деньгами и бесконечными обещаниями, на которые всегда так щедры были англичане.

Русско-персидская война 1826−28 гг.

На этот раз объектом влияния был избран персидский шах, у которого, впрочем, хватало старых счетов с русскими — во время последней русско-иранской войны 1804−1813 годов персам пришлось признать за Россией обширные территории на Кавказе — Дагестан, несколько грузинских княжеств, Абхазию и целый ряд ханств на территории современного Азербайджана. Кроме того, соглашение предусматривало отмену высоких торговых пошлин для русских купцов, что мешало протекционистской политике Тегерана. Дальнейшее усиление России грозило расчленением Ирана или отторжением собственно иранских территорий, что не отвечало ничьим интересам в регионе. Потому было решено воспользоваться кажущейся смутой в центре России, напасть первыми, и, захватив стратегическую инициативу, отсечь слабые русские гарнизоны и спровоцировать восстания по всему Кавказскому хребту.

Русско-персидская война

19 июля 1826 года персидские войска вторглись в Карабах, сбивая русские сторожи, имея своей целью движение на Тифлис и овладение всей русской Грузией и Азербайджаном. Несмотря на то, что в распоряжении командующего Кавказскими отдельным корпусом Алексея Ермолова — героя Отечественной войны и «проконсула Кавказа» было около 35 000 человек, персидскому вторжению могли противостоять только слабые силы, расквартированные в приграничных крепостях и Елисаветполе (совр. Гянджа) — опоре русского влияния в Карабахе и Азербайджане.

Аббас-Мирза на персидской миниатюре.

Только благодаря мужеству и опыту малочисленных русских отрядов удалось сорвать намерения персидского командующего — наследного принца Аббас-Мирзы по быстрому захвату Закавказья. Так уже в самом начале войны отряд полковника Реута (1 700 человек), запершись в крепости Шуша более 40 дней отбивал все атаки главных сил неприятеля. На предложения о почётной капитуляции русские отвечали решительным отказом, несмотря на острую нехватку провианта и припасов. Героическая оборона крепости затормозила темпы наступления персидских войск и позволила взять под контроль ситуацию в регионе.

Дело в том, что Тегеран небезосновательно надеялся при захвате Закавказья на поддержку местной знати, той её части, что была лишена привилегий и влияния после прихода русских. Едва открылись боевые действия, как проперсидская партия подняла восстание в Елизаветполе и, пользуясь отсутствием русского гарнизона, захватила город. Прочие бывшие княжества Азербайджана также отпали от России, лишь в Дагестане удалось сохранить порядок. Дело принимало серьёзный оборот.

Первое крупное полевое сражение войны произошло на дороге на Елисаветполь в самом начале осени 1826 года. К городу направился отряд генерал-майора Мадатова (около 2 000 человек), целью которого было занятие Елисаветполя и помощь осаждённым в Шуше, однако по пути он был встречен 15-тысячным иранским авангардом под командованием Мамед-Мирзы. Персы расположились на удобной позиции у реки Шамхорки — выгнувшись дугой на две версты по фронту, откуда противник мог вести концентрический огонь по наступающим русским войскам. Несмотря на отличную позицию, которую заняли персы, Мадатов избрал наступательную манеру действий — едва войска подошли к реке, был дан приказ к атаке и войска ударили в штыки — персы не выдержали и бежали, несмотря на численное превосходство. Бегство обернулось бойней — русская кавалерия преследовала неприятеля на протяжении более 30 километров, совершенно рассеяв его силы.

Персидские полки нового строя — сарбазы.

На следующий день 4 сентября 1826 года отряд Мадатова вошел в Елисаветполь, что окончательно поставило крест на планах Аббаса-Мирзы — едва тот заслышал о результатах Шамхорской битвы, как тут же снял осаду Шуши, героический гарнизон которой до последнего дня энергично отбивал все атаки противника, и двинулся на Елисаветполь, рассчитывая разгромить Мадатова и отбить город до подхода Ермолова, однако оказавшись у стен Елисаветполя персидскому командующему пришлось вступить в бой с главными силами Кавказского корпуса под командованием генерала Паскевича.

Генерал Паскевич — полудержавный властелин Николая I

Иван Федорович Паскевич был, пожалуй, главным сподвижником императора Николая по части военных дел — в течение всего царствования императора он всё выше и выше поднимался по служебной лестнице, достигнув вершин славы и почёта. Происходил из семьи запорожских казаков, отец будущего фельдмаршала дослужился до коллежского советника (соответствовал армейскому полковнику) и определил сына Ивана в Пажеский корпус в столице. Далее следует типичная для талантливого юноши карьера — чин в гвардии, участие в Наполеоновских и турецкой войнах, к 1812 году генерал-майор Паскевич уже командир дивизии, хотя ему едва исполнилось 30 лет! Умелое командование и личная отвага способствовали его дальнейшему продвижению — до самого конца царствования Александра I Паскевич, несмотря на неоднозначное отношение к аракчеевской политике, только растёт в чинах.

Генерал Паскевич — портрет кисти Д. Доу 1823−25 гг.

С воцарением Николая I Паскевич постепенно выдвигается в число первых лиц государства, облеченных наибольшим доверием императора. Этому немало способствовали удачные действия тогда уже генерала от инфантерии Ивана Федоровича Паскевича в Закавказье. Не доверяя Ермолову, Николай Павлович отправил Паскевича в качестве доверенного лица, что предопределило скорое удаление Грозы Кавказа из действующей армии. Прибыв в Кавказский корпус генерал дал смотр войскам и остался совершенно недоволен их строевой выучкой, дисциплиной и выправкой — думается, что в такой характеристике сказывалась неприязнь Паскевича к кавказскому губернатору, передавшаяся от нового императора, и отсутствие специфического кавказского опыта, где стройность линий или начищенность пуговиц имели третьестепенное значение. В предстоящем сражении генерал скептически оценивал шансы русских войск, сомневаясь стоит ли вообще вступать в бой с главными силами персов. И всё-таки он рискнул, поддавшись на уговоры ветеранов кавказских войн, ручавшихся за вверенные войска.

Сражение под Елисаветполем

У города русские сосредоточили большую часть своих полевых сил — около 8 тысяч человек регулярной пехоты и конницы и казаков при 22 орудиях. Силы персов оцениваются в 35−60 тысяч человек (первая цифра, вероятно, ближе к истине) в том числе пехоты европейского образца сабразов — детища самого Аббас-Мирзы — с современной артиллерией. План Аббас-Мирзы был прост — воспользоваться численным превосходством, сковать неприятельские силы в центре, а флангами охватить противника и ударить по нему с тыла. Догадываясь о планах персов Паскевич глубоко эшелонировал русский строй, создав несколько атакующих линий и сильный резерв. Русская армия походила на большое каре, а глубокий овраг перед фронтом должен был задержать наступление неприятеля.

На первых порах Аббас-Мирза сосредоточил свою атаку на левом фланге русских войск. Казаки и татары были быстро рассеяны превосходящим числом противником, однако небольшой овраг спас две роты грузинских гренадёр от угрозы быть раздавленными всей массой неприятеля — конница замешкалась и попала под прицельный огонь пехотинцев и артиллеристов. Вскоре от нападавших не осталось и следа: они бежали, обнажив фланг персидских регулярных войск. Паскевич видя, что ситуация здесь складывается в пользу русских, тут же ввёл в дело конницу резерва — нижегородских драгун. Кавалеристы с яростью обрушились на остатки конницы и персидских сабразов, охватили их с фланга и рассеяли всё правое крыло врага. Посланный на помощь драгунам батальон Херсонского полка даже не успел принять участия в деле — таким решительным и страшным был удар русских всадников.

Офицер и нижний чин драгунского полка 1820-е.

Не менее жарким был бой в центре, где два батальона русских пехотинцев и батарея в 12 орудий противостояли главным силам персидской армии — 18 батальонам пехоты сабраза при поддержке конницы и артиллерии. Несмотря на численное превосходство противника русские умело пользовались местностью, подвергнув неприятеля опустошающему картечному огню. Едва среди персов стало заметно замешательство, как русская пехота ринулась в штыки. После скоротечного боя неприятель начал отступать, а драгуны-нижегородцы, врезавшиеся во фланг сабразам, заставили неприятеля бежать с поля боя. Исход сражения был решён, несмотря на тяжёлое положение на правом фланге. Противник был рассеян, а Аббас-Мирза с остатками войск бежал за Аракс, оставив на поле боя более двух тысяч человек. В плен взято 1100 человек.

Битва под Елисаветполем поставила крест на планах Тегерана по захвату русского Закавказья и стала первой значительной победой русского оружия в царствование Николая I. Паскевичу была пожалована шпана с бриллиантами и дарственной надписью «За поражение персиян при Елисаветполе», князь Мадатов получил чин генерал-лейтенанта. Потери русских войск составили не более 400 человек, согласно донесению Паскевича.

Схема Елисаветпольской битвы, составленная самим Паскевичем.

После сражения активные боевые действия закончились — Аббас-Мирза ушёл в Персию зализывать раны, а Паскевич принялся устанавливать контроль над отпавшими территориями. Исход войны теперь зависел от кампании следующего 1827 года, но стратегическая ситуация была совсем иная, чем год назад. Русские перехватили инициативу в войне и в Петербурге планировали перенести боевые действия на территорию Персии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится