Сталин и кровавая батумская демонстрация
71
просмотров
В самом начале 20-го века партия направила Иосифа Джугашвили в небольшой черноморский городок Батум для того, чтобы он устроил там забастовки рабочих.

В начале 1902 года на заводе нефтепромышленника Александра Манташева в Батуми проходит одна из первых в истории города забастовок рабочих. Возглавляет её молодой Иосиф Джугашвили по прозвищу Сосо — будущий лидер Советского Союза приехал в черноморский город из Тифлиса специально, чтобы возглавить социалистические ячейки местных пролетариев.

Батум как главный город для экспорта нефти

В конце 19-го и начале 20-го века хорошо известный своей туристической привлекательностью город Батуми был больше известен под своим турецким названием — Батум. В то время от сегодняшнего шика не было и следа: в городе, который несколько веков находился в руках Османской империи, постоянно жило несколько тысяч человек. Хлипкие деревянные дома с черепичными крышами в будущей столице Аджарии были разбросаны как попало, улицы, чаще всего представлявшие из себя узкие коридоры, были покрыты мусором.

Порт Батуми, Лев Лагорио, картина 1881 года.

Британский историк Джеймс Брайс, побывавший в Батуми за несколько лет до прихода русских войск, даже назвал его «сонным городком на Чёрном море». Брайс также отмечал среди недостатков этой местности расположенные поблизости болота и «нездоровый климат»: в Батуми часто идут затяжные дожди, а с Чёрного моря дует сильный ветер.

После подписание Сан-Стефанского мирного договора, который завершил русско-турецкую войну 18771878 годов, Батум отошёл к Российской империи, город начал постепенно преображаться. Во-первых, европейские страны вынудили Россию дать ему статус «порто-франко», или «свободного порта»: это означало, что торговать там можно без каких-либо пошлин. Во-вторых, руководство Российской империи в начале 1880-х годов затеяло два больших проекта: строительство трубопровода Баку — Батуми и железной дороги из Батуми через Тифлис в Баку. С этого момента Батуми стал главным нефтяным портом России — в город, рассчитывая на неплохие заработки, потянулись многочисленные рабочие.

Социалистическая ячейка

Джугашвили приехал в Батуми ещё в конце 1901 года: судя по всему, ему пришлось покинуть Тифлис из-за угрозы ареста — там его уже знали как активного социалиста, который то и дело проводил занятия в рабочих кружках. К тому моменту в черноморском городе уже работали крупные предприятия: кроме завода Манташева функционировали ещё как минимум два — завод братьев Нобель и завод французских Ротшильдов.

Приехав в Батуми, Джугашвили развернул там активную деятельность: уже через несколько месяцев он смог возглавить стачечное движение — работники завода Манташева, на который устроился Сосо, вместе с ним вышли требовать для себя увеличения заработной платы. В итоге стачка закончилась полной победой рабочих: им удалось добиться даже того, чтобы администрация предприятия оплатила им все забастовочные дни. Тогда же сотрудники завода смогли сместить прежнего директора и получили нового руководителя.

Грузинские ополченцы во время Русско-Турецкой войны в 1877−78 годах.

На волне успеха Сталин основал в Батуми типографию, которая печатала агитационный социалистические материалы. При этом совсем скоро, уже в конце февраля 1902 года, у Джугашвили появилась возможность возглавить новую ячейку «передовых рабочих» — теперь со своими требованиями к руководству обратились сотрудники завода Ротшильда. Проблема заключалась в том, что руководство предприятия приняло решение о сокращении сразу 400 рабочих — это притом, что на всём заводе их было меньше тысячи.

Уже на следующий день после этого объявления все работники под руководством Сосо попросту прекратили что-либо делать — производство моментально встало. Как свидетельствуют документы из местного жандармского управления, участникам стачки несколько раз предлагали встретиться для переговоров, однако они наотрез отказывались. Только лишь спустя неделю их удалось собрать: на встречу пришло меньше половины от общего числа сотрудников. Пришедший на встречу губернатор проигнорировал требования рабочих и потребовал от них срочно возобновить работу.

«На следующий день вечером товарищ Сосо созвал на кладбище Соук-Су собрание. Товарищ Сосо напомнил рабочим свои слова о том, что разговоры с губернатором ни к чему хорошему не приведут. Он вновь стал разъяснять нам о связи между капиталистами и правительством и говорил о том, что должны делать мы, рабочие, в борьбе с нашими угнетателями», — вспоминал впоследствии один из участников стачки Теофил Гогоберидзе.

Огонь по рабочим

Уже через несколько дней полицейские нагрянули домой к лидерам забастовки на заводе Ротшильда, всего им удалось задержать около 30 человек. Тогда несколько сотен их соратников пришли к батумской тюрьме с простым требованием: либо освободить зачинщиков, либо арестовать всех протестующих сразу. Недолго думая, жандармы задержали около 400 человек: поскольку в тюрьму они бы не поместились, их отправили в казарму пересыльного пункта. По решению администрации их должны были небольшими группами высылать на родину — далеко не все рабочие были грузинами по происхождению.

Как ни странно, Сталина в числе задержанных не оказалось. Вечером того же дня он созвал собрание батумских социал-демократов и предложил рабочим всех батумских предприятий следующим утром выйти на улицы с требованием отпустить задержанных.

Фотографии Джугашвили из жандармского управления.

«Кое-кто из присутствующих на собрании высказали опасение, что такая демонстрация может повлечь за собой жертвы, и рекомендовали повести примирительную политику. Однако большинство собрания, следуя за товарищем Сталиным, отвергло это предложение», — вспоминал один из присутствовавших на встрече рабочих.

Утром 9 марта жители Батуми услышали гул на главных улицах города: несколько тысяч рабочих (по некоторым оценкам, до шести тысяч — невиданное количество для Батуми), танцуя лезгинку и распевая песни, двинулись к пересыльному пункту, где в заточении томились другие рабочие. Впрочем, приблизившись к казарме, протестующие не решились на резкие действия, в очередной раз просто потребовав освободить заключённых. Реакция не заставила себя долго ждать: представители властей отказали рабочим и предложили им разойтись, а затем вызвали роту Кавказского стрелкового батальона.

По всей вероятности, расчёт состоял в том, что, увидев вооружённых солдат, рабочие тут же разбегутся, однако события начали разворачиваться совсем иначе: с криком «Долой войска» протестующие раскромсали ограду из досок и, вооружившись обломками, бросились наперерез военным. В это самое время арестованные рабочие, которые находились внутри пересыльного пункта, воспользовались неразберихой, высыпали на улицу и нанесли удар с тыла — в солдат полетел град камней.

Иосиф Джугашвили, 1902 год.

Поначалу рота тактически отступала, защищаясь штыками, однако положение военных усугублялось с каждой минутой — первые ряды рабочих подошли настолько близко, что стали буквально выхватывать оружие у солдат. В командира рота угодил брошенный кем-то камень, после чего он отдал приказ выстрелить в воздух, однако никакого серьёзного эффекта это не возымело — толпа стала наступать только сильнее. Командир роты отдал приказ стрелять на поражение.

«Раздались выстрелы, и первые ряды наступавших, как скошенная трава, повалились на землю. После этого толпа мгновенно отрезвилась и побежала назад», — говорится в рапорте начальника жандармского управления.

После этого солдаты выдвинулись в сторону завода Ротшильда: руководство города посчитало, что разъярённые рабочие могут сжечь производство. На участке возле пересыльного пункта осталось лежать двенадцать тел, ещё трое рабочих скончались впоследствии от полученных ранений. Травмы также получили двое полицейских.

Забастовка рабочих на заводе Ротшильда продолжилась, однако ко многим из них после кровавой акции пришли жандармы — выяснять, кто был зачинщиком протестов. Полицейские рассказали рабочим, что завод из-за их действий может закрыться полностью: это убедило некоторых выдать лидеров стачечного движения, в том числе и Джугашвили. В тот же вечер Сосо арестовали, но он не унимался и в тюрьме: известно, что в апреле 1903 года Иосифа Джугашвили пришлось перевести из Батуми в Кутаиси за организацию революционной работы. На новом месте Сосо уже организовал бунт заключённых, которые потребовали для себя лучших условий содержания: их требования, кстати, по большей части признали справедливыми и выполнили, но руководителя мятежа решили наказать, вернув в батумскую тюрьму.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится