Тайна гибели Сигизмунда Леваневского: неудачливый герой советского Интербеллума.
81
просмотров
Двадцатые-тридцатые — эпоха лётчиков, «рок-звёзд» межвоенного периода. Храбрые покорители воздушного океана, живущие среди опасностей, пользовались всеобщим уважением. Но и среди них были те, кого преследовало постоянное и обидное невезение. Один из таких героических неудачников — полярный лётчик Сигизмунд Леваневский.

Многообещающий старт

Ранняя биография Леваневского типична для знаменитых советских авиаторов 30-х годов — Гражданская война (за красных), лётная школа, освоение Арктики.

Дела резко пошли в гору после провала кругосветного полёта Джеймса Маттерна летом 1933 года — американец потерпел крушение на бескрайних просторах Чукотки. Гостя успешно нашли и приютили чукчи. Но специфика местного быта в виде попустительского отношения к гигиене и мороженой моржатины на обед медленно, но верно доводили «гостя поневоле» до ручки.

Чукчи тревожно жаловались: «Маттерн ничего не ест, как бы не помер».
Словом, требовалось как можно быстрее отправить американца домой. Это и сделал Леваневский, прилетев на Анадырь и доставив Маттерна в город Ном на Аляске. Американец радовался как ребёнок, чуть ли не целовал землю и горячо благодарил Леваневского.

Скоро эту новость подхватили американские СМИ. Сигизмунд Леваневский приобрел в Америке репутацию настоящего героя — быть может, не такого крутого, как Линдберг или братья Райт, но тем не менее. Советский же Союз отчаянно нуждался в репутации. Особенно в Соединённых Штатах, откуда в то время черпались инженеры, технические решения и целые «заводы под ключ».

Внезапно образовавшиеся у Леваневского связи с Америкой не стал бы использовать только глупец. Карьера нашего героя резко пошла в гору.

Фото советских и американских лётчиков: Джимми Маттерн — в верхнем ряду справа, Сигизмунд Леваневский — в нижнем ряду в центре, г. Ном, штат Аляска

Герой авансом

Новая возможность отличиться представилась уже в следующем, 1934 году. Утонул затёртый льдами у берегов всё той же Чукотки пароход «Челюскин». На льду остались 104 человека, которых срочно требовалось вывозить.

К месту гибели парохода тут же бросилась орава лётчиков, в том числе и Леваневский. Пути его, правда, были, на первый взгляд, неисповедимы — его, лётчика Слепнева и уполномоченного правительственной комиссии Ушакова командировали в Америку. Совершив путешествие через Европу, Атлантику и Соединённые Штаты, группа добралась до Аляски, где их уже ждали два американских самолёта «Флитстер».

Все шло неплохо вплоть до того момента, как Леваневский разбил свой «Флитстер» — а заодно и голову — при неудачной посадке на Чукотке, не долетев при этом до челюскинцев. Но учреждённое по итогам спасательной операции звание Героя СССР он всё равно получил. Видимо, чтобы не портить в Штатах впечатление о человеке, хорошо наладившем с американцами контакт.

Американский лётчик Джо Кроссен, лётчик полярной авиации Маврикий Слепнёв, уполномоченный правительственной комиссии Георгий Ушаков, лётчик Сигизмунд Леваневский и радист аэродрома города Фербенкс на Аляске (слева направо), 1934

Конфликт с Туполевым

Отлично понимая, что гордое звание Героя досталось ему скорее за хорошие отношения с американцами, Леваневский стремился совершить нечто яркое, чтобы никто уже не мог сомневаться в его заслугах.

Такой возможностью стала попытка беспосадочного перелёта в США через Северный полюс на «рекордном» сверхдальнем самолёте АНТ-25. Леваневский стартовал 3 августа 1935 года, но в итоге вернулся обратно — в самолёте потекло масло.

По возвращении оказалось, что неисправность была пустяковой. О полёте, рассчитывая получить максимальный пропагандистский эффект, громко раструбили заранее.

Эффект в результате вышел «со знаком минус».

Всё это не могло не привести к конфликтам и взаимным обвинениям. В итоге Леваневский смело пошёл с козырей — прямо в кабинете Сталина во время публичного заседания назвал Туполева вредителем и отказался летать на самолётах его конструкции.

АНТ-25

Закрыв себе тем самым доступ к штурвалу АНТ‑25.

Леваневского отправили в Америку перегонять купленные для изучения самолёты. В 1936 году он совершил крупный, почти на 20 тысяч километров, перелёт из Лос-Анджелеса в Москву — не по прямой, а через полярные территории на Аляске и в СССР. Перелёт, конечно, не беспосадочный — что, как все понимали, не так впечатляюще, как проваленная в прошлом году попытка.

Поэтому наш герой стремился её повторить. Благо для этого нашёлся самолёт — четырёхмоторный красавец ДБ-А. Надо сказать, нашёлся вовремя — ведь в июне-июле 1937-го уже случились перелёты в Штаты через Северный полюс — на том самом АНТ-25, который так решительно отверг Леваневский.

В отличие от туполевской машины, созданной ради рекордов дальности, ДБ-А был бомбардировщиком. Это давало Леваневскому возможность стать первым, кто не просто совершил беспосадочный перелёт в Штаты через полюс, но ещё и доставил таким образом первый коммерческий груз.

Это были хорошие новости, но за ними последовали плохие. Главной проблемой стала «сырость» самолёта — если на АНТ-25 после неудачи 1935 года успели проверить каждую мелочь, то новый ДБ-А мог преподносить всё новые и новые сюрпризы.

Экипаж самолёта ДБ-А перед полётом (слева направо): Николай Галковский — радист, Николай Кастанаев — второй пилот, Сигизмунд Леваневский — командир, Григорий Побежимов — бортмеханик, Николай Годовиков — бортмеханик, Виктор Левченко — штурман

Возможно, именно эта «сырость» и стала причиной того, что, вылетев в Америку 12 августа 1937 года, экипаж Леваневского так и не вернулся. Его самолёт активно искали, теряя в процессе поисковых операций людей — в том числе и опытнейшего полярного лётчика Бабушкина, — но так и не нашли до сих пор. Найдут ли когда-нибудь — неизвестно.

Пропавший ДБ-А может лежать где угодно — например, на дне Северного Ледовитого океана.

Если это на самом деле так, то мы никогда не узнаем, что же стало причиной исчезновения Леваневского — техническая неисправность, потерянная ориентировка или человеческий фактор. Точно известно одно: отработать свой «аванс» одному из первых Героев Советского Союза так и не удалось. Но никто не может обвинить Леваневского в том, что он не пытался.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится