Тарбаган: как живет монгольский сурок
128
просмотров
Зверек, когда-то ставший причиной смертоносных эпидемий, сейчас сам находится на грани вымирания

На степных просторах Монголии и граничащих с ней российских территориях — северо-востоке Алтая, Тыве, юге Бурятии и Забайкальского края обитает монгольский сурок, или тарбаган. Этот безобидный с виду зверек когда-то был распространителем смертельной болезни и служил объектом охоты. Сейчас же он нуждается в охране.

Веселый засоня

Тарбаганов невозможно представить в таежных ландшафтах. Их дом — холмистая степь, предгорные сочные луга. Здесь они чувствуют себя вольготно, ведь в степи любого хищника можно увидеть издали, а вокруг растет немало вкусных трав, которые составляют основу рациона тарбагана. На такой диете сурки к осени накапливают толстый слой жира.

Живут тарбаганы в глубоких норах, соединенных между собой сложной системой ходов и имеющих спальные камеры, а также уборные. Найти нору тарбагана в степи можно по возвышающемуся над ней холмику — бутану. Это не просто надземная часть жилища, а наблюдательный пункт, с которого сурок осматривает окрестности.

Почуяв опасность, тарбаган издает пронзительный свист, подхватываемый сородичами. После этого сигнала зверки в мгновение ока исчезают под землей.

    «А там, усевшись на бутан,

    Лукавый хитрый тарбаган

    Проезжих свистом окликает»

Федор Бальдауф

поэт

Действительно, тарбаган кажется хитрым. Он просыпается рано утром, выглядывает из норы, проверяя, нет ли кого-нибудь поблизости. Затем выходит наружу и кормится травами. Подобраться к нему незамеченным — весьма сложная задача.

Как правило, тарбаганья семья состоит из взрослого самца, самки и нескольких детенышей, которые, повзрослев, отселяются в собственные норы. Интересно, что после брачного периода, который начинается в марте, самка занимает свою летнюю нору и живет отдельно от самца.

Все лето тарбаганы без устали питаются. К осени зверьки становятся вялыми, закупоривают норы землей и камнями, а с наступлением холодов впадают в спячку.

Во время зимнего сна их дыхание замедляется до 3-6 вдохов в минуту, температура тела падает до 5 °C. В это время они расходуют накопленные за лето жировые запасы. Испытание спячкой проходят не все: больные и не набравшие нужного количества жира животные погибают. С наступлением весны тарбаганы пробуждаются, чтобы повторить жизненный цикл.

Преобразователь степей

Сложно найти в степи более искусного инженера и строителя, чем тарбаган. Норы он устраивает в каменистых почвах — строительные работы в подобной среде требуют огромной физической силы и упорства. Остается только поражаться, как небольшое животное длиной около 60 сантиметров, вытаскивает на поверхность крупные тяжелые камни и сооружает бутан высотой до 1 метра и свыше 2 метров в окружности.

Строительная деятельность тарбаганов играет важную роль в жизни степей. Устраивая гнездо, зверек вытаскивает кубометры земли, поднимая на поверхность слой почвы, богатый солями кальция, и способствуя дренажу. На бутанах растут пырей, крапива, перекати-поле.

Заброшенные тарбаганьи норы служат убежищами для лисиц-корсаков, хорьков, барсуков и волков. В рыхлой земле бутана устраивают свои норки пищухи. Кроме того, здесь с охотой селятся ежи, огари, монгольские жабы, мухи, пауки и другие животные. Таким образом, сурки решают жилищный вопрос для множества обитателей степи.

Если тарбаганы по какой-либо причине исчезают, то степь беднеет. Бутаны постепенно сравниваются с землей. Пырей и крапива уступают место другим травам. Обычные постояльцы и квартиранты тарбаганов уходят в поисках более подходящих для жилья мест. Даже овсянки, чеканы и коньки реже посещают уголки, оставленные сурками, ибо в норах даже в самую жаркую погоду всегда можно отыскать насекомых и прочую мелкую живность.

Корсак

Как видно, тарбаганы своим трудом изменяют степь. Но они невольно могут нанести огромный ущерб людям, так как являются главными разносчиками бубонной чумы, некогда погубившей десятки миллионов человек.

Охотничьи легенды и были

На монгольских сурков традиционно охотились ради их мяса, жира, использовавшегося как целебное средство в тибетской и китайской медицине, и шкурки, заменявшей сибирякам дорогие меха.

Охотники, рисковавшие заразиться чумой, слагали о безобидном зверке легенды. Согласной одной из них, когда-то в незапамятные времена на свете жил богатый, злобный и властный человек по имени Тарбаган, который преследовал и унижал людей. Однажды за обиженных вступился стрелок Бабажан, и Тарбаган вызвал его на дуэль.

«Если тебе придется стрелять первым и ты попадешь в меня, то я обращусь в животное и большую часть жизни буду жить под землей, а люди станут питаться моим мясом. Но горе тебе, если я буду стрелять первым или ты промахнешься! Я убью тебя, так как стрелы мои отравлены страшным ядом, украду солнце и пусть все люди погибнут», — сказал Тарбаган.

Как нетрудно догадаться, право первого выстрела досталось Бабажану, который поразил Тарбагана стрелой в палец. Злодей обернулся сурком, пообещав перед этим насылать болезни на тех, кто посмеет потревожить его. С тех пор у сурков только четыре пальца (на самом деле, пятый палец у них просто недоразвит) и они действительно способны заражать людей чумой.

По другой легенде, Тарбаганом звали меткого, хитрого, но заносчивого стрелка, который вызвал на состязание бога. За свою дерзость он был превращен в подземное существо.

Возбудителем чумы являются не сами тарбаганы, а бактерии Yersinia pestis, которые разносят сурки и другие грызуны. На фото: бактерии Yersinia pestis под электронным микроскопом

В охотничьих преданиях есть доля правды, поскольку охота на тарбагана не только была сопряжена с опасностью заразиться чумой, но и требовала смекалки и терпения. Самой популярной была охота с собакой — пес отвлекал сурка, а тем временем охотник подкрадывался к бутану.

Когда не было собаки, охотнику, приходилось подбираться к тарбагану, отвлекая его палкой с флажком из конского волоса или надевая на себя шапочку из шкурки сурка. По свидетельству знаменитого писателя Александра Александровича Черкасова, иногда подобные костюмы становились причиной несчастий: охотники убивали своих товарищей, принимая их за тарбаганов.

Тарбаганы и люди

Долгое время взаимоотношения людей и сурков ограничивались охотничьим промыслом. Это привело к тому, что к середине XX века сурки были практически истреблены на обширной территории. Тем не менее случалось, что люди приручали тарбаганов. Например, зоолог Александр Александрович Насимович во время путешествия по Даурии забрал детеныша тарбагана.

«Сурчонок всем понравился, и его решили оставить. В соседней молочной ферме раздобыли молока и дали Муське, как окрестили с первых дней приемыша. Муська не умела пить из блюдечка, и тогда попробовали давать молоко с пальца. Палец окунали в молоко, и Муська его сосала, быстро приноровившись к такой соске. Через неделю она научилась пить с ложки, а немного позже — из блюдечка»

Александр Насимович

Через месяц зверек откликался на свою кличку, охотно шел к людям на руки. Любимым развлечением Муськи было лазанье под одеялами и сложенной одеждой. Она с удовольствием ела кашу, хлеб, крупяную похлебку и сахар, а на ночлег, следуя инстинкту, устраивалась в сапог. К осени зверек вырыл собственную нору и начал самостоятельную жизнь.

Памятник тарбаганам в Краснокаменске (Забайкальский край)

Насимович показал пример доброго отношения к монгольским суркам. Впрочем, это не остановило их истребления. Сейчас тарбаган занесен в Красную книгу. В Краснокаменске, Ангарске, Улан-Баторе и других городах ему поставлены памятники. Теперь люди все чаще наблюдают за тарбаганами не через прицел ружья, а через объектив фотоаппарата, и численность тарбаганов постепенно восстанавливается, давая надежду на сохранение этого вида в природе.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится