menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Жан-Батист Савен: правда и ложь о последнем рыцаре Наполеона
506
просмотров
Герой-гусар, участник множества военных кампаний, дуэлянт, человек искусства и долгожитель. Всё это об одном и том же человеке — Жан-Батисте Савене. Но всё ли из этого правда? Подлинная истори обрусевшего француза — в нашем материале.

Гусарский эпос

В конце XIX века Российская империя и Французская республика стали союзниками. Опасения по поводу растущей мощи Германии сблизили два государства. Политический и военный альянс незамедлительно отразился в повседневной жизни. Во Франции надолго вошло в моду всё русское. В России не отставали, ища различные способы объединить две дружественные нации. Поэтому история обрусевшего французского ветерана, о котором заговорили в это время, стала очень популярной.

Николай Савин, он же Жан-Батист Савен, получил всемирную известность как последний француз, сражавшийся под знамёнами императора Наполеона I.

Вот, что писал о французе Валентин Пикуль: «Он начинал боевую жизнь, когда в России молодо запевал Гаврила Державин, а теперь готовился вступить в литературу Максим Горький. Конечно, я ожидал встретить в Саратове беспомощную развалину, дышащую на ладан, а застал крепкого и бодрого старца, никогда не болевшего, не знающего, что такое очки. Мне было известно, что Савин проделал в конце XVIII века походы в Египет и Палестину, сражался в Испании, был при кровавых штурмах Акры и Сарагосы, сидел в тюрьмах испанской инквизиции, наконец, двинулся на Россию…»

Примерно такой была история ветерана, которую знали в то время.

Савен, на склоне лет ставший объектом самого пристального внимания прессы, охотно рассказывал о своём прошлом. Он поведал, что родился в Руане в 1768 году, а во время революционных войн в 1798 году записался в гусары. Прошёл с Бонапартом от Египта до Аустерлица и Бородина. Получил офицерский чин и орден Почётного легиона, видел пожар Москвы, а при переправе через Березину был пленён казаками.

Николай Савин

В плену Савен прижился, выучил язык, принял русское подданство и уехал в Саратов. Там он прожил долгую жизнь и скончался в возрасте 126 лет. Под конец его жизни французское правительство, поражённое неожиданно объявившимся долгожителем-ветераном, назначило ему пенсию и вручило медаль Святой Елены. Этим знаком отличия награждали солдат, воевавших под знамёнами Наполеона.

Прожив 126 лет, этот француз оказался самым долгоживущим человеком в истории.

Фантазии Николая Савина

Увы, большая часть из того, что можно прочитать о Савене в популярной литературе, — миф, придуманный им самим и превращённый печатью в сенсацию. В заблуждение ввели даже французское правительство.

Подлинная история Жан-Батиста Савена не столь наполнена приключениями, но ничуть не менее интересна.

Как же раскрылась правда?

Современные историки обратили внимание, что 2-й гусарский полк, в который записал себя лейтенант Савен, никогда не был в русском походе. Шамборанские гусары в это время служили в Испании, сражаясь с англичанами, и на европейском театре военных действий оказались лишь к лейпцигской Битве народов, когда Савен уже был в русском плену.

Русский исследователь Виктор Тотфалушин и француз Ив Готье изучили документы и раскрыли тайну Савена. Выяснилось, что первые сомнения в его личности возникли ещё при его жизни. Полковник русской армии Отто фон Фрейман, интересовавшийся военной историей, писал ветерану:

«К сожалению, в результате поисков, предпринятых в Службе великого канцлера и Военном министерстве, выяснилось, что Вашего имени нет в списках кавалеров ордена Почётного легиона; отсутствует оно и в списках 2-го гусарского полка».

Но тогда, на волне увлечения русско-французским альянсом, на такие мелочи предпочли не обращать внимания.

Уже в наши дни при составлении списков военнопленных 1812 года выяснилось: в военных бумагах Савен упомянут как простой пехотинец, который после пленения русскими был отправлен на жительство в Хвалынск под Саратовом.

Новый свет на судьбу француза пролили документы 1834 года. В то время, вспомнив о своём происхождении, Савен решил вернуться на Родину.

События войны с Наполеоном современники тогда или хорошо помнили, или непосредственно участвовали в них. Поэтому приходилось быть честным.

Савен рассказал, что служил унтер-офицером 24-го лёгкого полка, состоявшего в дивизии генерала Ледрю, 3-го корпуса маршала Нея. Оказавшись в плену, он отправился в Саратовскую губернию и поэтому никогда не вращался в кругах русской знати, не служил учителем фехтования, не был в тыловом Ярославле. И следовательно, не кутил там с местным дворянством — о чём француз любил рассказывать уже стариком.

Доброволец из Руана

Будучи простолюдином, в России он оказался приписан к городскому сословию и вёл добродетельную жизнь учителя рисования. Эти данные подтверждаются бумагами 1836 года, когда французское правительство запросило в России сведения о пленных Великой армии, принявших русское подданство.

Несмотря на желание Савена вернуться, французское правительство тогда ему отказало. Солдат Наполеона остался в России.

Жизнь в провинции была довольно скучной. Постепенно уходили из жизни свидетели блестящей эпохи начала века — и тогда Николай Савин начал понемногу фантазировать, расцвечивая своё прошлое. Так появился блестящий офицер-дуэлянт Жан-Батист Савен, служивший в гусарах и прошедший все кампании Наполеона от битвы у пирамид до Березины.

На самом деле Пьер (а не Жан-Батист) Савен родился в Руане в 1792 году в семье бывшего чиновника, владельца небольшого магазина.

То есть прожил он не 126, а «всего лишь» 102 года.

Более чем достойный возраст, особенно если вспомнить, что до конца своих дней он сохранял удивительное здоровье и бодрость, свойственные многим ветеранам того времени.

На службу Пьер поступил не в 1798 году, а лишь в 1812, когда Наполеон перед походом в Россию набирал новых конскриптов в Великую армию. Савен принадлежал к мелким буржуа — общественному слою, который считался главной опорой Наполеона. Видимо, Пьер отличался некоторым честолюбием — рассчитывая на быструю карьеру, записался в армию добровольцем. И не без оснований — во времена Наполеона именно армия была самым быстрым способом продвинуться наверх, если у тебя не было ни больших денег, ни знатного имени.

Ожидания оправдывались — грамотный и ловкий юноша быстро стал унтер-офицером и наверняка получил бы офицерские эполеты уже в 1813 году, когда Великая армия отчаянно нуждалась в людях. Но всё изменил русский плен.

Придумывая себе новую биографию, Пьер взял имя Жан-Батист, которое принадлежало его племяннику. В качестве года рождения назвал 1768, когда родился его отец, и придумал себе славное прошлое.

К сожалению, тут Савена подвела память, и он не учёл места, где проходил службу выбранный им гусарский полк. Не сыграло на руку легенде и то, что во Франции хранят имена всех награждённых орденом Почётного легиона.

Но в конце XIX века на это не обращали внимания — приличному человеку верили на слово. Поэтому в преклонных летах Савен расхаживал по Саратову в офицерском сюртуке с красной ленточкой кавалера ордена Почётного легиона.

Как писал Ив Готье: «…послужной список Савена сильно нафантазирован, равно как и вся его биография в целом. Бывший французский военнопленный не столько вспоминал своё прошлое, сколько создавал о нём фабулу. Её было нетрудно разоблачить, но массовому сознанию легенда была дороже правды, оно не только прощало ложь, но и активно распространяло её».

Уже в наши дни в Саратове при участии французского посла была открыта мемориальная доска в память о знаменитом военнопленном. На ней судьба Николая Савина обрисована уже более осторожно и куда меньше напоминает сюжет из романа Александра Дюма.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится