menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Анна Щетинина: капитан - легенда
0
2
0
2,196
просмотров
Еще несколько десятков лет назад женщина-моряк была редкостью. Это сейчас женщин допустили даже к командованию подводными лодками и авианосцами. А женщина-капитан морского судна в 30-х годах прошлого столетия было чем-то невероятным. В 1935 году первым таким капитаном стала Анна Ивановна Щетинина, женщина с удивительной и интересной судьбой.

Великая Октябрьская революция была переломным событием в судьбе всех женщин бывшей Российской Империи, да и всего мира. Впервые в России они получили избирательное право, право на образование и прочие возможности стать полноценными гражданами страны. Они активнейшим образом участвовали в революции, в строительстве нового мира, более справедливого и совершенного, как тогда казалось. К 1920 годам в СССР окончательно победила эмансипация, и женщины ринулись покорять все ранее недоступные сферы деятельности. В 1930-х с агитплакатов смотрели женщины-сталевары, женщины-трактористки, женщины-инженеры. Рано или поздно женщина должна была встать и за судовой штурвал, чтобы опровергнуть известную поговорку «Женщина на корабле - быть беде».

Анна Щетинина родилась 28 февраля 1908 года на железнодорожной станции Океанская, вблизи Владивостока, на берегу бухты Бражникова. Ее родители были из Кемеровской области, отец проработал во многих местах: стрелочником на железной дороге, лесником, рабочим на рыбных промыслах, плотником. Мать занималась воспитанием троих детей. Отец-лесник с детства научил Анну верховой езде, ходьбе на лыжах, стрельбе из ружья и револьвера.

Как рассказывала сама Анна, морем она буквально «заболела» в 16 лет, после непродолжительного путешествия на пароходе в устье Амура,где ее отец подрабатывал на рыболовном промысле.

Учиться в школу Анна пошла намного позже своих сверстников, только в 1919 году, до этого основам грамоты ее учил дома отец, но много занималась и «перепрыгнула» пару классов. В 1925 году, окончив в 17 лет восемь классов, она твердо решила связать свою жизнь с морем, поступив на судоводительское отделение Владивостокского водного техникума Наркомата Водного транспорта СССР. С этой целью она отправила директору «мореходки» весьма эмоциональное письмо и вскоре получила ответ с предложением явиться лично.

В беседе с Анной директор долго пытался убедить ее отказаться от столь «странного» намерения, красочно описывая все трудности морской штурманской службы, но девушка упорно стояла на своем.

Анну все-таки допустили к вступительным экзаменам, которые она успешно сдала и, несмотря на большой конкурс (на 40 мест было 200 претендентов), зачислена в техникум. Кроме учебы, приходилось и зарабатывать «на пропитание». В техникуме сформировалась полноценная рабочая бригада и девушке наравне со студентами-парнями трудилась грузчиком в порту, таская 50-килограмовые мешки с зерном или цементом. На работу выходили в десять вечера и работали до шести утра. А в 8 часов нужно было явиться на занятия! Пришлось ей побывать и уборщицей и санитаркой.

Анна Щетинина после окончания техникума

В июне 1926 года началась морская жизнь девушки - ее направили практикантом на пароход «Симферополь». Настоящей морской школой стала следующая плавательская практика на парусной шхуне - рыбоохранном судне Дальрыбы «Брюханов». В 1928 году работала матросом на пароходе-плавзаводе «Первый краболов». Весной 1929 года, после окончания Владивостокского морского техникума, была направлена в Акционерное Камчатское общество (АКО), где на разных судах всего за шесть лет прошла путь от матроса до старшего помощника капитана. Интересно отметить, что две девушки, обучавшиеся вместе с Анной, покинули техникум уже после первой плавпрактики, не выдержав трудностей работы в море.

Плавательного ценза не хватало, и начинать ей пришлось штурманским учеником на пароходе «Тунгус», затем матросом 1-го класса на теплоходе «Охотск». Выплавав, как говорят моряки, ценз, стала 3-м помощником капитана на краболове «Ламут». Третьим же была и на перегоне в 1931 году траулера «Топорок» из Бремерхафена, немецкого порта, где он был построен по советскому заказу. Маршрут во Владивосток пролегал вокруг Европы и Азии. После перегона она осталась на «Топорке», но в промысловый рейс на нем пошла уже старпомом. А затем снова была направлена на перегон 2-м помощником. Перегоняли траулер «Гага», построенный в итальянском городке Местре. Вернувшись, ходила старпомом уже на больших по тем временам пароходах «Эскимос» и «Орочон» в снабженческие экспедиции к западному побережью Камчатки.

Щетинина в начале своей штурманской карьеры

В 1935 году ее направили в Ленинград, в Ленрыбу, для участия в формировании экипажей для грузовых пароходов, закупленных в странах Западной Европы для рыбопромысловых организаций Дальнего Востока. Для них было закуплено 12 судов, из которых 4 - для АКО. В один из перегонных экипажей Анна Щетинина была включена старпомом, но совершенно неожиданно для нее назначена капитаном парохода «Чавыча». Так она стала первой в СССР, да и во всем мире, женщиной - капитаном океанского судна.

4. “Hohenfels” - будующая «Чавыча»

«Чавычу» (бывший «Хохенфельс», принадлежавший немецкой фирме Ганза) Анна Ивановна приняла в Гамбурге. Вместе с государственным флагом СССР над ней подняли и вымпел АКО.

В рейс вышли 15 июня 1935 года, вокруг Европы пришли в Одессу, где приняли на борт оборудование для строившегося на Камчатке судоремонтного завода и вокруг Азии, с заходом для бункеровки углем в Сингапур,12 сентября пришли в Петропавловск-Камчатский. Приход «Чавычи» - такого большого судна во флоте АКО еще не бывало - стал праздником для всего города, который старожилы помнят до сих пор.

Три рыбацких путины Анна Ивановна оставалась капитаном транспорта «Чавыча», который обеспечивал работу камчатских рыбаков и рыбозаводов: доставлял все необходимое, вывозил рыбопродукцию. Во время зимовок в Петропавловске, любознательная и любящая природу, она в свободное время путешествовала по Камчатке пешком и верхом - ездить на лошади научилась еще в детстве, когда отец работал лесником. А зимой на лыжи вставал весь экипаж.

В одном из рейсов 1936 года «Чавычу» затерло льдами в Охотском море, 11 суток потребовалось, чтобы выбраться из плена, но Щетинина сделала это блестяще: судно не получило практически никаких повреждений, а вот она получила всеобщее признание среди всех моряков, кто узнал об этой истории.

За работу в АКО летом 1936 года Анна Щетинина была награждена орденом Трудового Красного Знамени. Вместе с группой награжденных моряков Анна Ивановна прибыла в Москву весной 1937 года. После награждения на приеме у наркома Анастаса Ивановича Микояна Щетинина с гордостью сказала: «Я - рыбный капитан».

В 1938 году Щетинину назначают начальником рыбного порта Владивостока, который ещё и не существовал. Руководство решило, что 30-летняя Щетинина обладает всеми нужными навыками и знаниями, чтобы создать его практически с нуля. С заданием Анна Ивановна справилась с честью.

Капитан Щетинина за штурманским столом

В 1938 году Анна Щетинина поступила на учебу в Ленинградский институт инженеров водного транспорта (ЛИИВТ),где за два с половиной года окончила четыре курса.

Узнав в начале мая 1941 года, что Балтийское пароходство готовит перегон судов на Дальний Восток Севморпутем, она обратилась туда с просьбой назначить ее капитаном одного из них. Назначение получила на «Биру», которая находилась в Лиепае. Грунтоотвозная шаланда «Бира», однотипная с «Буреей», «Норой», «Олекмой» и «Селемджой», была построена в 1940 году по заказу советского правительства на судоверфи «Deutsche Werft AG» в Гамбурге. До войны они использовались в составе Балтехфлота, подчинявшегося управлению Спецгидростроя НКВД. Длина корпуса «Биры» была 60 метров, а ширина - 12 метров, она имели полное водоизмещение 1140 тонн и развивали скорость от 6 до 8 узлов.

17 июня «Бира», экипаж которой возглавила Анна Ивановна, вышла из Лиепаи в Ленинград. Караван перегоняемых судов должен был идти через Ладожское озеро, реку Свирь, Онежское озеро, Беломорско-Балтийский канал в Белое море и далее на Дальний Восток. Известие о нападении Германии на Советский Союз получили на переходе по Неве.

4 июля 1941 года шаланду мобилизовали, после чего переоборудовали в канонерскую лодку. 14 июля канонерка вошла в состав Балтийского флота. а 19 июля - в состав Ладожской военной флотилии. За свое мощное вооружение такие шаланды получили прозвище «ладожские линкоры». Анне Ивановне предложили работу в штабе, но она хотела быть в море.

Щетинина приняла пароход - бывший латвийский«Сауле», который совершал перевозки в восточной части Финского залива. Это было небольшое судно весьма почтенного возраста (построено еще в 1890 году). Направленный к Таллину, откуда шла эвакуация наших войск и мирного населения, «Сауле», стоявший на якоре у острова Гогланд, подвергся налету немецкой авиации, получил серьезные повреждения, были жертвы среди экипажа, погибшей посчитали было и саму Щетинину, вытащив из воды ее капитанский китель, сброшенный в воду при попадании авиабомбы в крыло мостика.

Пароход "Сауле"

После восьмидневного аварийного ремонта, наскоро сделанного экипажем так, чтобы судно хотя бы могло бы двигаться малым ходом, пароход дошел до Кронштадта, а затем и до Ленинграда. За это Анну Щетинину наградили орденом Красной Звезды, а позже и медалью «За оборону Ленинграда».

Торговые суда оказались заблокированными в Ленинграде и Анну Ивановну поставили во главе группы моряков, которых направляли на Дальний Восток. Через Ладожское озеро они переправлялись на канонерской лодке Ладожской военной флотилии, которая совсем недавно была грунтоотвозной шаландой «Селемджа».

Командиром БЧ-4 (боевой части связи) «Селемджи» был Николай Филиппович Качимов (1903-1950), муж Анны. Они поженились за год до окончания ею училища. Качимов работал радистом на рыболовных судах, впоследствии начальником Радиослужбы рыбной промышленности во Владивостоке. В 1938 был арестован и по статье 58 (контреволюционные преступления) содержался 11 месяцев под следствием во Владивостокской тюрьме, но был освобожден и реабилитирован. С 1939 по 1941 год работал в Радиоцентре Наркомрыбпрома в Москве. В 1941 вступил добровольцем в ВМФ, служил в Ладожской военной флотилии, за что и имел 4 правительственных награды. Был тяжело ранен.

Щетинина с мужем

В советское время супругам на судах загранплавания ходить вместе не разрешалось и они встречалиись только во время отпусков. Уже через много лет Анну однажды спросили, не жалеет ли она, что выбрала море. Она ответила: «Да. Женщина должна иметь семью». Умер Николай Касимов в 1950 году. Анна Ивановна замуж больше не вышла.

В это время во Владивостоке кроме судов дальневосточных судовладельцев сосредоточились и суда западных пароходств, которых начало войны застало в различных районах Мирового океана. Эти суда должны были обеспечивать как перевозки на Дальнем Востоке и в Арктике, так и из портов США и Канады в восточные порты СССР.

Во Владивостоке Щетинина получила под свое начало старый пароход «Карл Либкнехт» 1899 года постройки и 31 декабря 1941 года отправилась в первый рейс на ремонт в канадский Ванкувер. Корпус давал течи, постоянно выходило из строя рулевое устройство. Доплыть до Северной Америки и не утопить пароход - уже само по себе было непростой задачей. Полгода канадские судоремонтники приводили в порядок «Карлушу» и, по воспоминаниям коллег Щетининой, в итоге «приделали к старой трубе новый пароход» исключительно из уважения к женщине-капитану.

Алексей Андреевич Гринько, капитан флота АКО, ставший капитаном «Чавычи» и приведший ее в ремонт на тот же завод «Буррард драй док» немного позже, рассказал, что когда канадцы узнали, что первым капитаном «Чавычи» была Анна Ивановна, отношение к судну и его капитану стало еще лучше прежнего. Алексею Андреевичу показали на территории завода «палисадничек, обнесенный легкой оградкой, где леди капитан собственноручно посадила цветы, какие-то кустики и деревце. Показывали мне все это канадцы с чувством восхищения леди капитаном и гордостью, что им посчастливилось быть с нею знакомыми.» (А.Гринько, «Паруса ее жизни», газета “Рыбак Камчатки” №19 от 4.05.1988 г.).

Во время ремонта «Карла Либкнехта» леди капитан получила новое назначение - принять в американском порту Сиэтл передаваемый СССР пароход, получивший название «Родина». Судно оказалось старым и очень запущенным и экипажу потребовалось изрядно потрудиться, чтобы привезти его в порядок.

Служба на «Родине» оказалась недолгой и в феврале 1943 года Анну Ивановну направили в Лос-Анджелес на приемку очередного судна - на этот раз новенького парохода типа «Либерти», названного «Жан Жорес».

«Либерти» были первыми крупнотонажными цельносварными судами и потому поначалу страдали серьезным недостатком. В некоторых местах корпуса ( углы люков грузовых грузовых трюмов, ширстречный пояс и т.п.) возникали концентрации напряжений, что при изгибе корпуса при килевой качке, погрузке-выгрузке, вело к образованию трещин в нем и даже к перелому судна.

В декабре 1943 года «Жан Жорес» в Беринговом море участвовал в спасении однотипного «Валерия Чкалова», в корпусе которого во время шторма появилась трещина, а затем он переломился пополам.

А в следующем рейсе, следуя с грузом муки из США в советский порт, тоже в шторм в Аляскинском заливе, стал разламываться сам «Жан Жорес» - лопнула верхняя палуба в районе люка третьего грузового трюма. Выдержка капитана Щетининой и оперативные действия всего экипажа позволили судну добраться до Алеутских островов. С помощью прибывшей плавмастерской американского ВМФ за три дня треснувшую палубу укрепили настолько, что «Жан Жорес» смог доставить свой груз в Петропавловск. Переход проходил в сопровождении ледокола «Давыдов», возвращавшегося на родину после ремонта в США. Выгрузившись на Камчатке, пароход ушел на ремонт в Ванкувер.

В 1945 году награждена орденом Ленина и орденом Отечественной войны 2-й степени.

После окончания войны Щетинина весной 1946 года решила продолжить прерванное войной образование, но в связи с нехваткой кадров в Балтийском морском пароходстве ее назначили капитаном парохода «Днестр». Судно работало на линии Ленинград-порты Дании. Балтика была усеяна минами различных типов и плавать приходилось строго по протраленным фарватерам, что однако не гарантировало полную безопасность.

Затем ходила на грузовых пароходах типа «Либерти» «Псков» и «Аскольд», после них получила назначение на пассажирский пароход «Белоостров», работавший на Лондонской линии: Ленинград-Хельсинки-Стокгольм-Копенгаген-Лондон. На этом судне под ее началом собралась почти полностью женская штурманская команда, только старпомом был мужчина.

Но впереди Щетинину поджидала первая в ее капитанской карьере авария. На этот раз ей достался старенький пароход «Менделеев», где все навигационное оборудование ограничивалось магнитным компасом и радиопеленгатором. Во время рейса Ленинград-Ростов-на-Дону в Финском заливе в условиях плохой видимости и неработавших радиомаяках судно село на мель. И хотя вина Анны была довольно спорной, ее понизили в должности и направили капитаном на судно меньшего водоизмещения.

В 1949 году Анна Ивановна заочно закончила 5-й курс Ленинградского высшего мореходного училища, куда была переведена из ЛИИВТа после реорганизации системы морского образования. Для подготовки к государственным экзаменам решила поработать на берегу и ей предложили должность ассистента кафедры судовождения судоводительского факультета ЛВМУ, а после получения диплома инженера-судоводителя стала старшим преподавателем кафедры судовождения, а затем и деканом факультета, где так пригодился ее многолетний капитанский опыт.

Чтобы не терять связи с флотом, Щетинина использовала любую возможность сходить в море: перегоняла суда из Ленинграда на Север, построенные в ГДР - на Черное море; ходила на судах Балтийского пароходства.

В минуты отдыха

В 1956 году ей было присвоено ученое звание доцента, а в декабре 1957 года награждена медалью «За трудовую доблесть». В 1960 году предложили перейти на работу в родные края - во Владивостокское высшее инженерное морское училище. Прощание с Ленинградом было трогательным. Анна Ивановна вспоминала:

«Поезд отходил. Поплыли перед вагоном лица дорогих моих товарищей, с которыми много пережито и немало сделано... Последний ленинградский привет послали мне курсанты: они выстроились цепочкой вдоль всей платформы, и до крайней ее кромки я видела лица своих воспитанников ... В Ленинграде я оставила друзей, но увезла с собой дорогое - теплоту человеческих чувств.»

Во Владивостоке она заняла должность доцента кафедры управлении судном и его технической эксплуатации. В 1962-1963 годах Щетинина занимала также должность главного руководителя практики на учебно-производственном судне «Меридиан». Во время отпусков регулярно ходила в море на судах Дальневосточного морского пароходства.

Так, в 1965 году она шесть месяцев исполняла обязанности капитана на новейшем теплоходе «Орша». На нем она впервые побывала в Австралии, где ее приняли в члены престижного “Rotary Club”. А на «Охотске» совершила кругосветное плавание. 2 февраля 1977 года назначена капитаном-наставником службы безопасности мореплавания ДВМП.

Начиная с 1955 года она была автором, соавтором и редактором морских учебников и учебных пособий, многие из которых были неоднократно переизданы. Кроме того, она написала две автобиографические книги: «На морях и за морями» (опубликована в 1968 году, трижды переиздавалась), «По разным морским дорогам» (1994 г.) и ряд статей.

В 1978 году, когда Анне Ивановне исполнилось 70 лет, ей было присвоено звание Героя Социалистического труда. Тогда же горожане наградили ее званием «Почётный гражданин Владивостока». Лишь в 1983 году Анна Щетинина позволила себе уйти на заслуженную пенсию.

Большое участие Анна Щетинина принимала и в общественной жизни страны, неоднократно избиралась депутатом Советов депутатов трудящихся в Ленинграде и Владивостоке.

В 1963 году в составе советской делегации принимала участие во Всемирном конгрессе женщин в Москве. В 1964-1970 годах была председателем Приморского филиала Географического общества СССР, а в ноябре 1988 года избрана почетным членом Географического общества СССР. 22 июня 1973 года - организатор и председатель (до 1979 г.) клуба капитанов во Владивостоке. 7 октября 1994 года принята в члены Союза писателей России. С 5 февраля 1998 года - почетный член Дальневосточной ассоциации морских капитанов.

Щетинина и Терешкова на Всемирном конгрессе женщин в Москве

Перед самой смертью Щетинина стала также почетным членом Международной федерации ассоциаций морских капитанов, базирующейся в Лондоне.

Анна Ивановна умерла 25 сентября 1999 года во Владивостоке в возрасте 91 года. Имя первой женщины-капитана транспортного флота увековечено в нескольких дальневосточных географических названиях: её именем назвали небольшой мыс на полуострове Шкота в Амурском заливе прямо в черте города - неподалёку от Морского университета, где многие годы преподавала Анна Ивановна. В соответствии с правительственным указом небольшой, доселе безымянный, островок Курильской гряды получил имя «остров Щетининой». Ее именем названы школа и улица во Владивостоке.

Могила Щетининой во Владивостоке

Награды и звания

  • Герой Социалистического Труда (1978)
  • два ордена Ленина (1945, 1978)
  • два ордена Отечественной войны 2-й степени (29.9.1945; 23.12.1985)
  • орден Красной Звезды (1942)
  • орден Трудового Красного Знамени (1936)
  • медали
  • Почётный гражданин Владивостока (1978)
  • Почётный работник Морского флота
  • Почётный член Географического общества СССР (1988), Дальневосточной ассоциации морских капитанов (ДВАМК) (1998) и Международной федерации ассоциаций капитанов (МЕФАК, англ. IFSMA) (1998)
  • член Союза писателей России (1994)

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится