Ашанти против Британской империи.
1
0
0
1,087
просмотров
Противостояние Британской империи с самым высокоорганизованным государством Чёрной Африки — Ашантийской конфедерацией — затянулось почти на столетие. Первые столкновения не принесли больших успехов европейским колонизаторам, что во многом объяснялось нездоровым климатом этих мест. Но и без этого англичанам не раз приходилось укрываться за стенами форта Кейп-Кост, спасаясь от нашествия разъярённых воинов-ашанти.

Золотой берег

Берега Гвинейского залива покрыты густыми труднопроходимыми тропическими лесами. Климат здесь жаркий и влажный, сезон дождей продолжается несколько месяцев и превращает землю в непроходимые топи. Такой климат способствует распространению эпидемических заболеваний — малярии, жёлтой лихорадки и сонной болезни, убивавших в своё время троих из четверых европейцев, прибывавших в регион. Но несмотря на славу этих земель как «могилы белого человека», в Европе всегда хватало авантюристов, отправлявшихся в эти опасные края, чтобы разбогатеть. Особенно привлекал их участок побережья, где можно было выменять у африканцев золото — потому он и был назван Золотым берегом.

Карта побережья Гвинейского залива, XVIII век

Первыми в этих краях в 1482 году обосновались португальцы из экспедиции Диогу де Азамбужа. Среди них были прославившиеся в будущем мореплаватели Бартоломеу Диаш и Христофор Колумб. Европейцы основали форт Сан-Жоржи-да-Мина, позднее ставший известным как Эльмина. Вслед за португальцами пришли голландцы, шведы, британцы, датчане и бранденбуржцы с пруссаками. Они не раз воевали между собой, захватывали форты друг друга. В обмен на мушкеты, ножи, бусы, зеркала и ром европейцы получали у местных жителей золото и рабов.

К началу XIX века на Золотом берегу остались владения только трёх стран. На востоке, в Аккре, находились датчане, в центре, в Кейп-Косте — британцы, а чуть западнее, в Эльмине — голландцы. И теперь им приходилось вести торговые дела не с разрозненными африканскими вождествами, а с единым государством.

Государство ашанти

Ашантийская конфедерация (Асанте Нкабом) возникла в конце XVII века, когда несколько аканских племён, проживавших в южных районах современной Ганы, объединились в военный союз. Само слово «ашанти» происходит от фразы «оса нте», что означает «[соединившиеся] ради войны». Союз возглавил удачливый полководец Осей Туту. В XVIII веке ашанти, ведя непрерывные войны, расширили свою территорию практически до границ современной Ганы, стяжав славу непобедимых воинов.

Карта Ашантийской конфедерации

Хотя британские авторы XIX века нередко описывали государство ашанти как империю и абсолютную монархию, на самом деле Ашантийская конфедерация была типичным раннеклассовым образованием, в котором власть верховного правителя существенно ограничивалась родоплеменной знатью и традициями.

Конфедерация обладала сложной структурой, объединяя от восьми до двенадцати ашантийских вождеств (оманов) и зависимые вождества — протектораты (амансин) и данников (амантеасе). Всеми ими продолжали управлять собственные вожди.

Во главе конфедерации стоял царь (асантехене), который правил совместно с царицей-матерью и советом старейшин, в который входили вожди оманов (оманхене), родственники царя и главные военные командиры (ашафохене). Централизующую роль играл развитый бюрократический аппарат. Со временем чиновничья знать (асомфо) обретала всё большее влияние.

В столице государства ашанти — городе Кумаси — в начале XIX века проживало 25 000 человек. Посещавших его европейских торговцев и путешественников впечатляли величественный каменный царский дворец, большие двухэтажные дома, украшенные замысловатыми рельефами, главные улицы, на которых специально были высажены деревья для создания тени и которые подметались несколько раз в день.

Праздник ямса — главный праздник ашанти. Из книги британского путешественника начала XIX века

Население государства ашанти делилось на знать, свободных общинников и многочисленных рабов, входивших в пять различных категорий. Рабство во многом носило патриархальный характер. Единство ашанти обеспечивала развитая традиционная религия. Её неотъемлемой частью были кровавые человеческие жертвоприношения, зачастую сопровождавшиеся ритуальным каннибализмом вроде поедания сердец. В жертву могли принести кого угодно — от простого раба до брата царя.

Главной силой ашанти была самая высокоорганизованная в Чёрной Африке армия. Она состояла из отдельных отрядов вождеств, которые возглавляли знатные офицеры. Кодекс чести воина обязывал их в случае угрозы пленения покончить с собой.

Ашантийский воин, начало XIX века

К началу XIX века луки и копья остались в прошлом. Пехотинцы-ашанти были вооружены длинными гладкоствольными мушкетами европейского происхождения, которые прозвали «датскими ружьями», поскольку впервые ашанти получили их от датчан из Аккры. Не имея традиции выплавки пуль, стреляли ашанти всем, что под руку подвернётся — вплоть до гвоздей и ракушек. Мечи остались церемониальным оружием офицеров и особых отрядов военной полиции — «меченосцев», следивших за порядком на марше и на поле боя. Ашанти сражались в плотном строю, нередко выстроившись в две-три шеренги, и вели ружейный огонь залпами. В бою они использовали распространённую среди африканских народов тактику: центр сдерживал врага, а фланги окружали его.

Основой экономической мощи государства ашанти был контроль над богатейшими золотыми рудниками. Ещё средневековые арабские путешественники называли древнюю Гану «землёй золота», а в наши дни именно золото обеспечивает львиную долю экспортных доходов этого государства.

Первая война и поражение

Впервые англичане столкнулись с ашанти в самом начале XIX века, когда оказались вовлечены в события, связанные с попыткой ашанти подчинить родственное прибрежное племя фанти. В 1806 году пара вождей и до 2 000 беженцев фанти, потерпев поражение от ашанти, бежали под защиту дюжины пушек британского форта Кейп-Кост. Их преследователи попытались с ходу взять форт, но были встречены британским огнём из пушек и мушкетов.

Британский форт Кейп-Кост, XVIII век

На следующий день командир форта полковник Торрейн вступил в переговоры с царём ашанти Осей Бану. В итоге полковник, несмотря на недовольство своих подчинённых, выдал беглых вождей, а беженцев разделил с царём по-братски: каждый получил по тысяче человек и продал их в рабство. Удовлетворённый таким исходом Осей Бану заявил, что британцы — его друзья.

В 1811 и 1814 годах ашанти успешно воевали против фанти, и британцы не вмешивались в их дела. Управлявшая поселениями на Золотом берегу Африканская компания торговцев старалась поддерживать с ашанти мир. Но в 1821 году британский парламент упразднил компанию и забрал все её активы в казну. Управление Золотым берегом было поручено британскому губернатору Сьерра-Леоне.

Вскоре после того, как в марте 1822 года губернатор Чарльз Маккарти прибыл в Кейп-Кост, случился небольшой инцидент. В приграничной деревне африканский сержант колониальных сил повздорил с торговцем-ашанти и оскорбил его царя, что было тягчайшим преступлением. Через некоторое время отряд ашанти вторгся на британскую территорию, похитил этого сержанта и увёл на свою территорию, где тот и был казнён. Взбешённый губернатор Маккарти распорядился покарать ашанти, но африканский проводник завёл спешно собранный отряд в засаду. Британцы отступили, потеряв десять человек убитыми и 39 ранеными.

Ашанти пытались урегулировать конфликт переговорами, но губернатор Маккарти отвергал все мирные предложения царя Осей Бану. Он запретил торговать с ашанти ружьями и порохом, а сам собирал силы. В его распоряжении имелось три роты 2-го Вест-Индского полка — подразделения, набиравшегося из бывших рабов на Карибских островах, с британскими офицерами и сержантами. Из Британии губернатору прислали три роты пехоты (правда, подавляющее их большинство умерло от болезней ещё до столкновения с ашанти), а из Капской колонии прибыли европейские ветераны Королевского африканского корпуса, которых набралась целая рота. Кроме того, британские офицеры и сержанты готовили ополчение местных фанти. К концу 1823 года силы Маккарти достигли 2 500 бойцов, и 8 января 1824 года, разделившись на две колонны, они пересекли пограничную реку Пра. С губернатором оставалось около 500 бойцов — британские офицеры, сержанты, волонтёры, моряки и две сотни ополченцев-фанти.

Офицер армии ашанти, рисунок XIX века

Утром 21 января недалеко от деревни Бонсасо на самом краю земель ашанти отряд губернатора Маккарти столкнулся с 10-тысячным войском во главе со знаменитым ашантийским полководцем Аманкватией II. Услышав шум движущейся через лес вражеской армии, губернатор приказал своему оркестру играть «Боже, храни Короля!». Ашанти в ответ били в барабаны и трубили в рога, сделанные из слоновых бивней.

Бой продлился чуть более часа. Пока британцы стреляли, ашанти не могли переправиться через разделявший их поток шириной в два десятка метров. Затем у британцев кончились пули, носильщики, несшие боеприпасы, при звуках боя побросали поклажу и разбежались, а в нескольких всё же доставленных ящиках оказались не пули, а сухари. Ашанти переправились через реку и, хотя британцы отчаянно сражались штыками, ножами и прикладами, в итоге перебили противника. Губернатор Маккарти застрелился. Его помощник майор Риккетс и несколько десятков рядовых смогли спастись бегством, один офицер и пара рядовых попали в плен, а остальные девять офицеров и 178 рядовых были убиты.

Так губернатор Маккарти стал первым, но далеко не последним европейским командиром, недооценившим противника и сложившим голову в Африке. Причём голову он сложил в буквальном смысле: его череп стал трофеем правителей ашанти. Вопреки распространённой легенде, царь Осей Бану умер не в один день с губернатором Маккарти, а чуть раньше, так и не узнав о победе при Бонсасо.

Победа и договор

Спустя три месяца новый царь ашанти Осей Яв с 30-тысячным войском появился под стенами Кейп-Коста, который всё это время спешно укреплял новый губернатор Нил Кемпбелл. Выполнить своё обещание — сбросить камни форта в море — Осей Яв не смог. Первый штурм англичане отбили огнём пушек и мушкетов. От новой попытки Осей Яв отказался, когда британское ядро угодило в царский паланкин, и вскоре войско ашанти отступило из-за вспыхнувшей эпидемии оспы.

Новый поход на юг Осей Яв предпринял в 1826 году. В этот раз войско ашанти направилось к датскому форту Аккра, так как датчане присоединились к британскому эмбарго на продажу оружия. Командовавшему британцами подполковнику Пурдону удалось собрать 11 000 человек: африканское ополчение во главе с 60 британскими офицерами и сержантами, среди которых был и спасшийся при Бонсасо майор Риккетс, 60 королевских морпехов, несколько рот 2-го Вест-Индского полка, а также войска вождей некоторых племён Золотого берега, выступивших против ашанти.

Битва под Катамансо, иллюстрация XIX века

Силы Пурдона заняли позиции у деревни Катамансо, в 20 км к северу от Аккры, на обширной открытой равнине. В центре 6-километрового строя расположились британцы с пушками и ракетами Конгрива. На флангах стояли контингенты союзных африканцев.

Утром 7 августа 1826 года ашанти дисциплинированными рядами двинулись по открытой местности на позиции британцев. Пушечные ядра выбили сотни воинов ещё до того, как они смогли приблизиться к противнику на дистанцию мушкетного выстрела. Тем не менее ашанти сохраняли строй и в итоге смогли прорваться к британским рядам, вступив с врагом в отчаянную рукопашную.

После двух часов боя подполковник Пурдон приказал применить «секретное оружие» — ракеты Конгрива. Конечно, это оружие отличалось крайней неточностью и непредсказуемостью траектории, однако по такой громадной цели, как масса войска ашанти, промахнуться было сложно даже им. Главную же роль сыграл психологический эффект. Решив, что британцы призвали против них с небес молнию, ашанти обратились в бегство. От полного разгрома их спасло только то, что преследовавшие их африканцы, да и командовавшие ими британские офицеры, увлеклись грабежом царского лагеря. Благодаря вкладу ракет Конгрива в исход битвы у Катамансо они вплоть до конца XIX столетия — а с 1860-х годов и ракеты Хэйла — неизменно применялись во всех войнах с африканскими туземцами в надежде произвести должный психологический эффект.

На этом первая война англичан с ашанти завершилась, хотя мир был подписан только в 1831 году. Границей признавалась река Пра. Ашанти отказывались от власти над фанти и пятью другими племенами побережья, переходившими под британский протекторат, и соглашались выплатить в качестве компенсации 4 000 унций золота.

Река Пра, ставшая на полвека границей между британскими владениями и государством ашанти

Долгий мир и «война Пайна»

Мир между ашанти и британцами продлился несколько десятилетий, хотя напряжённость в отношениях никуда не делась. Когда в 1837 году голландцы стали вербовать воинов ашанти для службы в «своей» Ост-Индии (в современной Индонезии), платя царю ашанти за это ружьями и порохом, британцы быстро вмешались и заставили соседей свернуть этот проект. В 1848 году новый британский губернатор Уильям Виньетт посетил Кумаси, и тогдашний царь ашанти Кваку Дуа пожаловался ему на британских газетчиков, которые создавали его племени образ кровожадных дикарей, охочих до человеческих жертвоприношений, с которыми невозможны никакие соглашения.

Шаткий мир окончательно рухнул в 1862 году. Знатный ашанти Квеси Гьяна был обвинён в том, что утаил от царя большой золотой самородок. Вместо того, чтобы предстать перед царским судом, на котором ему была гарантирована смерть, он бежал под защиту британцев. Губернатор Золотого берега Ричард Пайн отказался выдать беглеца.

В 1863 году 60-тысячное войско ашанти несколько месяцев разоряло побережье, а британцы тем временем заперлись в Кейп-Косте. И даже после этого губернатор Пайн отказался выдать беглеца, заявив, что война продолжится, «пока царство ашанти не покорится британской власти». Так как Лондон отказался прислать на помощь пару пехотных полков, губернатор в 1864 году направил все наличные силы колонии — 600 солдат 1-го Вест-Индского полка под командованием капитана Александера Браво — на пограничную реку Пра, чтобы предотвратить новое вторжение ашанти.

Солдаты 1-го Вест-Индского полка, XIX век

Они продержались там три месяца. В разгар сезона дождей военных косили малярия, жёлтая лихорадка и дизентерия. В июне 1864 года потрёпанные остатки британских сил были вынуждены отступить в Кейп-Кост. Солдаты так ослабли, что не смогли забрать с собой две 12-фунтовые пушки с боеприпасами и утопили их в реке, чтобы они не достались врагу. Узнав об этом, мудрый царь Кваку Дуа произнёс: «Белые люди принесли пушки в буш, но буш оказался сильнее пушек».

Неудачу губернатора современники восприняли как оглушительный провал и тяжкий удар по британскому престижу в Африке. От нового нашествия ашанти Золотой берег спасла только смерть престарелого монарха, за которой последовало несколько лет междоусобиц. Но «война Пайна» сыграла злую шутку с ашанти, считавшими, что британцы не решатся послать свои войска на Золотой берег. В 1873 году африканцы убедились в своей ошибке.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится