«Доброе слово – и Кошке приятно»! Герой матрос Кошка.
0
1
0
2,617
просмотров
Отечественная история сохранила имена многих героев обороны Севастополя, отличившихся в период Крымской войны 1853-1856 гг. Однако среди офицеров и адмиралов, особое место занимает простой русский матрос Пётр Маркович Кошка, образ которого фигурирует во многих художественных произведениях, рассказывающих об этой славной эпопее.

Флотский парень из украинской деревни

Будущий герой Севастополя родился 10 января 1828 года в селе Ометинцы, находившемся на территории нынешней Винницкой области Украины. Его родители были крепостными крестьянами. Что же касается национальности Матроса Кошки, то по этому вопросу у историков нет единого мнения, однако многие из них полагают, что он был русским.

По достижении уставного возраста Пётр был назначен в рекруты и, отбывая воинскую повинность, служил матросом на Черноморском флоте. В составе экипажа линейного корабля «Ягудиил», он с первых дней Крымской войны участвовал в боевых действиях. Когда же в 1854 году началась почти двухлетняя блокада Севастополя, матрос Кошка, в числе других членов экипажа был командирован на берег, где присоединился к защитникам крепости.

Сражаясь на батарее, которой командовал лейтенант А.М. Перекомский, Пётр Маркович отличался незаурядной храбростью и находчивостью. Особенно ярко эти качества он проявлял в разведке и при захвате пленных. Известно, что в качестве добровольца он 18 раз участвовал в вылазках на территорию, захваченную неприятелем, и не раз в одиночку выполнял поставленные задачи. О его героизме, граничащем с безрассудством, ходили легенды.

Кошмар оккупантов

Матросу Петру Кошке часто приходилось выполнять различные диверсионные задания на оккупированной врагом территории. Никто не мог сравниться с ним в умении бесшумно «снять» часового или добыть «языка». Рассказывали, например, что как-то во время боевых операций, он с одним лишь ножом в руках сумел взять в плен трёх вражеских солдат. В другой раз, подобравшись вплотную к неприятельским окопам, выкопал из земли, и под шквальным огнём утащил на себе тело убитого врагами, и кощунственно зарытого по пояс в землю, русского сапёра.

И уж совершенно невероятной кажется история о том, как однажды матрос Кошка, проник в стан французов и, похитив из их кухонного котла говяжью ногу, доставил её своим голодным товарищам. Был также случай, когда он увёл вражеского коня, и сделал это лишь для того, чтобы продав, пожертвовать вырученные деньги на памятник другому герою Севастополя – матросу Игнатию Шевченко.

Заслуженная слава

Командование оценило героизм Петра Марковича и, в начале 1855 года он был удостоен «Знака отличия Военного ордена» – награды, установленной для нижних чинов и соответствовавшей ордену Святого Георгия, то есть, Георгиевскому кресту. Тогда же матрос Кошка был произведён в унтер-офицеры и стал квартирмейстером. В течение 1855 года он был дважды ранен, но оба раза возвращался в строй благодаря искусству знаменитого русского хирурга Н.И. Пирогова, также находившегося в рядах защитников Севастополя.

Отвага, проявленная при выполнении боевых заданий, ещё во время войны сделала простого российского моряка Петра Марковича Кошку знаменитым на всю страну. В качестве кавалера высшей награды, вручавшейся нижним чинам, он был представлен великим князьям Михаилу Николаевичу и Николаю Николаевичу в феврале 1855 года.

Вместе с ними на позиции прибыл художник В.Ф. Тимм, создавший галерею портретов героев Севастополя, в числе которых был и Пётр Маркович. Литографии с его изображением быстро разошлись по России, а все крупнейшие газеты печатали биографию народного героя и рассказы о его подвигах. Позже его образ был представлен на страницах произведений Льва Толстого, а в советское время, писателя С. Сергеева-Ценского.

Вскоре прославленного моряка пожаловала золотым нательным крестом, сама императрица Александра Фёдоровна – супруга государя Николая I. Несмотря на то, что это был всего лишь подарок и к тому же сугубо религиозного характера, Кошка носил его на груди поверх мундира, как награду.

Недолгая мирная жизнь

В 1856 году, когда война была завершена, вышел указ нового императора Александра II, согласно которому каждый месяц проведённый защитниками в осаждённом городе, засчитывался им за год стажа. В результате Пётр Маркович получил право на увольнение в запас, чем и не преминул воспользоваться. В конце года он покинул армию и отбыл на жительство в своё родное село, однако по закону Кошке ещё 15 лет предстояло числиться в запасе.

Вернувшись к мирной жизни, вчерашний моряк занялся обычным деревенским трудом и вскоре женился на местной крестьянке, которая через время родила ему сына. Местные власти, наслышанные о героическом прошлом своего селянина, часто поручали ему охрану обозов, направлявшихся в порты Одессы, Николаева и Херсона. Это была весьма ответственная задача, поскольку лихой народ на российских трактах никогда не переводился.

На Балтийском флоте

Однако в 1863 году судьбе было угодно вновь отправить георгиевского кавалера на боевой корабль. На этот раз поводом послужило восстание охватившее Царство Польское, находившееся под юрисдикцией российского императора. Поскольку к тому времени Пётр Маркович ещё числился в запасе, то его вновь призвали на флот, но уже не Черноморский, а Балтийский.

Находясь вблизи столицы, он многократно принимал участие в парадах Георгиевских кавалеров и приёмах, устраиваемых для них в Зимнем дворце. Когда в 1869 году подошёл срок увольнения в отставку (на этот раз «вчистую»), Кошка отказался от этой возможности, и оставался в составе флотского экипажа ещё 4 года, после чего уже окончательно вернулся в своё село.

Возвращение к гражданской жизни

Надо заметить, что в те времена ветеранов чествовали не только помпезными речами, но и обеспечивали (даже нижним чинам) достойную жизнь после увольнения из армии. Те же из них, кто за время службы был награждён орденами и медалями, получали дополнительные надбавки. Так Пётр Маркович, получивший кроме Георгиевского креста, о котором рассказывалось выше, ещё несколько наград установленных для нижних чинов, но имевших при этом весьма высокое достоинство, после выхода в отставку получал пенсию в два раза превосходившую его прежнее жалованье унтер-офицера.

Однако, несмотря на материальный достаток, бывший матрос Кошка не желал сидеть сложа руки. Вскоре после возвращения в родную деревню, он выхлопотал себе казённую должность объездчика в местном лесничестве. В связи с этим к его пенсии, которая и без того была немалой, прибавился должностной оклад, а также на время службы он получил в своё распоряжение выстроенный за казённый счёт дом с прилегавшим к нему участком.

Конец жизни, ставший началом бессмертия

Ушёл из жизни Пётр Маркович рано, когда ему едва исполнилось 54 года, но, сделал он это именно так, как и подобает герою. Зимой 1882 года он бросился в полынью, спасая двух провалившихся в неё девочек. В результате жизнь детей была вне опасности, а сам он от переохлаждения заболел и, пролежав несколько дней без сознания, скончался 25 февраля. Похоронили его на деревенском кладбище, впоследствии ликвидированном. Могила героя не сохранилась.

Уйдя из жизни, прославленный Георгиевский кавалер стал символом беззаветного служения отчизне. Памятник матросу Кошке был установлен в Севастополе, при обороне которого, он покрыл себя немеркнущей славой. Также его именем была названа улица, прилегающая к Мамаеву кургану. Кроме того, бюсты героя украшают Аллеи Славы и музейные комплексы различных городов страны.

Как уже упоминалось выше, образ героя вдохновлял многих известных российских писателей, посвящавших ему как небольшие рассказы, так и крупные литературные произведения. Пожалуй, наиболее полно он представлен в книге «Матрос Кошка», написанной историком и писателем К.К. Голохвостовым и вышедшей из печати в 1895 году, но переизданной в наше время.

О добром слове

В заключение хочется привести одну историю, лишний раз иллюстрирующую самообладание и находчивость, присущую П. М. Кошке, а заодно, раскрывающую истинный смысл одного хорошо известного всем крылатого выражения. Рассказывают, что однажды во время посещения адмиралом В.А. Корниловым боевых позиций, к его ногам упала, вражеская граната. Находившийся рядом Пётр Маркович не растерялся и, подхватив её, бросил в котёл с кипящей кашей, отчего фитиль погас, и взрыв не последовал. Адмирал сердечно поблагодарил находчивого матроса, после чего тот ответил ему фразой, ставшей крылатой: «Доброе слово – и Кошке приятно».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится