Генри Эвери: история пирата.
3,208
просмотров
В небольшой английской деревушке Ньютон Феррерс графства Девоншир 23 августа 1659 года появился на свет младенец, которому судьбой было уготовано стать одним из самых известных и удачливых морских разбойников XVII века. Звали его Генри Эвери. По количеству награбленного он если и уступал кому-то из прославленных джентльменов удачи, то, несомненно, лучше многих из них сумел распорядиться собственной судьбой, избежав наказания за содеянные преступления.
Гравюра восемнадцатого века. Генри Эвери, сопровождаемый рабом.

Служба в британском флоте

Будущий пират родился в семье капитана британского флота, и неудивительно, что с раннего детства он грезил морем. Едва достигнув подходящего возраста, Генри устроился юнгой на один из торговых судов, совершавших регулярные рейсы в Вест-Индию, и, проведя на его борту несколько лет, превратился в заправского моряка. Собственное упорство, а также связи отца (ну куда же в этом мире без них) помогли ему в 1694 году получить должность первого помощника капитана большого 30-пушечного фрегата «Карл II».

Так начался его морской разбой, с той лишь оговоркой, что грабить в море ему позволялось не всех подряд, а только суда, идущие под французским флагом. Дело в том, что Англия тогда была союзницей Испании в её войне с Францией, и поэтому британские капитаны, отправив на дно очередное французское судно, могли присваивать себе всё, что удавалось найти на его борту. Разумеется, вернувшись к родным берегам, они должны были поделиться награбленным с казной.

Капитан пиратского фрегата

Вмести с прочими судами королевского флота на пиратский промысел регулярно выходил и фрегат «Карл II», где помощником капитана был Генри Эвери. Продолжалось это до тех пор, пока на нём не вспыхнул бунт, причиной которого стала многомесячная задержка выплаты жалования команде корабля.

Моряки, чьи претензии сводились к тому, что грабили они, а добыча досталась капитану и королевской казне, потребовали сменить на мачте британский стяг на «весёлого Роджера» (пиратский чёрный флаг с черепом и костями) и бесповоротно стать на путь пиратства, не делая различий между встречными судами.

Капитан фрегата (надо отдать ему должное) оказался верен присяге и отказался подчиниться бунтовщикам. Тогда новоявленные пираты оставили его и ещё нескольких упорствовавших в шлюпке посреди океана, а сами, захватив корабль и написав на его борту новое название ─ «Fancy» (Воображение), отправились ловить удачу. Решением команды место смещённого капитана занял его бывший помощник Генри Эвери.

Знакомство с Томасом Тью

Начало новой карьеры сложилось для него весьма удачно. Направляясь в Индийский океан, где были все шансы повстречать в море богатые индийские и арабские суда, Эвери и его головорезы захватили три английских торговых корабля и ещё два голландских, тоже, кстати, промышлявших пиратством. Свои трофеи он не стал топить, а, посулив командам хороший барыш, составил из них небольшую, но мобильную и боеспособную эскадру, паруса которой вскоре раздували ветры Индийского океана.

Сделав остановку на Мадагаскаре, Генри Эвери встретился с другим знаменитым пиратом XVII века Томасом Тью. Этот разбойник уже давно промышлял в местных водах, имея под своим командованием два быстроходных шлюпа. Вмести они провели на острове около трёх месяцев, после чего Тью предложил своему новому приятелю отправиться всей эскадрой к Аравийскому побережью, так как, по имевшимся у него сведениям, там вскоре должен появиться караван судов, доставляющий в Мекку индийских паломников.

Дерзкий налёт

Томас Тью и Генри Эвери вывели в море свою объединённую эскадру, состоявшую вначале из шести судов, но затем уменьшенную до четырёх ввиду того, что два из них оказались недостаточно быстроходными. Тихоходы потопили, а экипажи расформировали по остальным кораблям. В результате мобильность остальной части эскадры была значительно повышена, и через несколько дней пути пираты достигли намеченной акватории.

Несмотря на то что караван, доставлявший в Мекку индийских паломников, состоял из 25 транспортных судов, он стал лёгкой добычей 4 прекрасно вооружённых пиратских кораблей, экипажи которых состояли сплошь из отъявленных головорезов. В начале операции разбойниками было взято на абордаж второе по величине судно, входившее в состав каравана ─ «Фат-Махмамади», а уже на следующий день его судьбу разделило и самое большое, оно называлось «Ганг-и-Савай». На его борту находились богатые паломники из Империи Великих Моголов ─ государства, существовавшего в те времена на территории нынешней Индии и Пакистана.

Захвату индийского флагмана способствовало то, что Fancy практически не уступал ему в размерах, и борта обоих кораблей находились на одном уровне. Благодаря этому пиратам не пришлось даже забрасывать верёвки, а достаточно было воспользоваться лишь небольшими мостками. Как ни старались индийцы отбить атаку противника, они не смогли противостоять мощному натиску врага и вскоре сдались.

Добыча, превзошедшая все ожидания

Как стало известно впоследствии, пираты Генри Эвери, Томас Тью и члены их команды захватили неслыханные по тем временам богатства. В их руки попало огромное количество золотых и серебряных изделий, а также целые сундуки, набитые драгоценностями. Кроме того, они завладели 9,5 тыс. индийских рупий, что по тому курсу составляло около 605 тыс. фунтов ─ сумму, близкую к годовому бюджету Англии.

В довершение всего добычей пиратов стала находившаяся на судне дочь Великого Магола ─ Фатима, которую сопровождал в Мекку многочисленный штат служанок. Неизвестно, была ли эта девица красавицей, но Эвери официально женился на ней, став зятем императора ─ прямого потомка Тимура, тем самым ещё больше подняв собственный престиж. О том, какая судьба постигла её служанок на борту пиратского судна, можно лишь догадываться.

Неуловимый морской разбойник

С этого времени за Генри Эвери началась охота в международном масштабе. Правительство Англии объявило о беспрецедентной по тем временам награде за его поимку ─ 550 фунтов стерлингов. Ещё более щедрым оказался правитель Империи Великих Моголов, оценивший голову своего новоявленного зятя почти в два раза дороже. Однако все попытки захватить его, живого или мёртвого, оборачивались неудачей.

От превосходящих его сил пират всегда благополучно ускользал, а тех, с кем мог справиться, безжалостно отправлял на дно. Последняя встреча с посланной на его поимку английской эскадрой состоялась вблизи Кейптауна, во время перехода в Карибское море. Завидев на горизонте паруса многочисленных кораблей, морской разбойник счёл за благо не испытывать судьбу, а, воспользовавшись быстроходностью своих судов, оторваться от погони и скрыться.

Завершение пиратской карьеры

Видимо, сознавая, что рано или поздно его, как всех прочих джентльменов удачи, ждёт в лучшем случае виселица (в те времена к способам казни подходили творчески), Эвери решил, что называется, «завязать», то есть навсегда порвать с доходным, но смертельно опасным преступным ремеслом.

Сделав короткую остановку на малообитаемом острове Вознесения, он направил свою эскадру к Багамам. Там пираты продали свои корабли, получили причитавшуюся им долю и после этого разошлись куда глаза глядели. Завершил свою карьеру и один из самых удачливых пиратов 17 века ─ Генри Эвери.

Жизнь под чужим именем

В компании 70 человек ─ бывших моряков с его эскадры - Эвери переселился в США, и на вывезенные с собой средства открыл бизнес. История знает немало примеров того, как вчерашние бандиты становились видными бизнесменами и даже политиками, но увы, в данном случае всё сложилось не столь благополучно. Привычный к лихим абордажным схваткам Генри Эвери не смог найти своей ниши в деловом мире и вскоре обанкротился.

Принято считать, что, потерпев фиаско за океаном, он купил поддельные документы и возвратился в Британию. Что же касается его дальнейшей судьбы, то она навсегда осталась тайной. Неизвестно даже, где находится могила Генри Эвери. Причина заключается в том, что свою дальнейшую жизнь он вёл под вымышленным именем, которое и должно быть высечено на его надгробной плите.

Неразгаданная тайна клада

Однако если обстоятельства, связанные с заключительным периодом жизни пирата, вызывают у большинства людей лишь праздное любопытство, то иного отношения заслуживает вопрос, связанный с местонахождением сокровищ Генри Эвери, а они, по мнению исследователей, должны быть где-то спрятаны. Считается, что те богатства, которые были добыты им в результате ограбления каравана индийских паломников, даже за вычетом доли остальных пиратов, представляли собой такой большой объём золота, серебра и всевозможных драгоценностей, что не могли быть незаметно вывезены.

На протяжении последующих веков за ними не раз устраивалась настоящая охота. Больше всего внимание кладоискателей привлекал остров Вознесения, на котором, как говорилось выше, Эвери останавливался по пути на Карибы. Этот участок суши, возвышающийся посреди моря, был буквально перекопан метр за метром, но безуспешно. Искали на Карибских островах, но также ничего не нашли.

Тайна клада, не разгаданная и по сей день, будоражит воображение. В начале XVIII века она вдохновила выдающегося английского писателя Даниеля Дефо на создание образа капитана Сингльтона, а в наши дни легла в основу сюжета популярной компьютерной игры «Анчартед 4: Могила Генри Эвери». Каждое время по-своему отражает события прошедших веков.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится