Как большевики боролись с религией и как ЦК комсомола хотело сделать 7 января «днем свержения богов».
Согласно советской пропаганде, идеальному коммунистическому обществу будущего нужен был человек новой формации. Одной из его обязательных черт считался атеизм.

Чтобы перевоспитать страну, веками жившую с православной церковью, одного лишь марксистского тезиса «религия – опиум для народа» было уже недостаточно. Поэтому в 1920-е гг. агитпроп ставил самые разные эксперименты. Устанавливались новые праздники («комсомольское рождество», «день свержения богов»), газета «Безбожник» бомбардировала читателей издевательскими карикатурами, а в партии шла дискуссия между «умеренными» и «радикалами» по отношению к церкви.

В царской России приобщение к православию шло как через семью, так и через образование. Уроки Закона Божьего в школах начали отменять сразу же после революции, хотя этот процесс растянулся на несколько лет. В 1920-е гг. не просто запрещалось религиозное образование — на его место пришло антирелигиозное. По выражению заместителя наркома просвещения РСФСР Покровского «марксизм должен явиться на смену старого религиозного миросозерцания», а религию следовало считать «орудием эксплуатации» и «невежественным истолкованием материальных фактов». В одном из самых издаваемых романов советской литературы «Как закалялась сталь» главный герой (еще школьник Павел Корчагин) в первой же главе добавляет махорку в пасхальное тесто учителя Закона Божьего.

«Молодая гвардия» издавала «Антирелигиозный песенник»

В 1921 — 1922 гг. Поволжье охватил страшный голод. Под предлогом поиска средств для помощи нуждавшимся советская власть реквизировала церковные ценности. Успех той кампании подзадорил комсомольские организации. В издательстве ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» большим тиражом вышел «Антирелигиозный песенник». Также были изданы сценарии проведения новых праздников — комсомольских рождества и пасхи. Программа торжеств включала в себя факельные шествия, карнавалы ряженых и антирелигиозные спектакли. Внешне эти акции даже напоминали крестный ход и имели схожую с ним атрибутику. На одной из комсомольских вечеринок в Курске молодежь вывесила транспарант «До 1922 года Мария рожала Иисуса, а в 1923 году — комсомоленка».

«Кружок юных безбожников»

Вместе с комсомольцами в демонстрациях участвовали пионеры. Вожатый одного из первых пионеротрядов Москвы В. Зорин вспоминал: «Мы выступали с небольшими пьесками на антирелигиозные темы, разучивали стихи Демьяна Бедного, бичующие церковников, показывали на темы этих стихов сценки в лицах, участвовали в молодежных антирелигиозных карнавалах». В пионеротрядах создавались «кружки юных безбожников», а в клубах — «уголки безбожников». Пропаганда считала пионеров главными агитаторами в своих собственных семьях. Антирелигиозная политика отразилась и на любимой детьми елке. Сначала религиозные рождественские елки заменили революционные «красные» елки, а затем, в конце 1920-х гг., запретили и их. В 1935-м елку вернули, но уже исключительно в качестве новогоднего атрибута.

В январе 1923 года бюро ЦК комсомола предложило сделать 7 января «днем свержения богов», но в Центральном Комитете от этой идеи отказались. А в Ленинградском губкоме партии родился замысел заменить Троицу праздником окончания весеннего сева. В то же время, как следовало из опросов рабочих в годы нэпа, многие горожане ходили в церковь по праздникам, не придавая этому религиозного значения (потому что «хор хорошо поет» или из-за банального безделья).

В 1919-м в Советской России появился первый журнал, полностью посвященный религиозной политике власти — «Революция и церковь». Его главным редактором стал П. А. Красиков — автор декрета об отделении церкви от государства. Однако это издание было узконаправленным, успеха не имело и через несколько лет было закрыто.

ЦК комсомола предложило сделать 7 января «днем свержения богов»

Также выходило два «Безбожника» — газета и журнал. По советским меркам умеренная газета стала массовым изданием — она являлась печатным органом добровольной общественной организации «Союз воинствующих безбожников». Более радикальным был одноименный журнал (позже — «Безбожник у станка»), издававшийся Московским комитетом партии. На его страницах появлялись оскорбительные антирелигиозные карикатуры, похабные стихи и скабрезные частушки. Церковь обвинялась в поддержке мирового империализма и спайке с кулаками. После сворачивания нэпа давление на религию было усилено, «умеренные» издания исчезли, а пропаганда стала централизованной. Газета «Безбожник» просуществовала до 1941 года. В 1943-м Сталин, нуждавшийся в поддержке церкви во время войны, восстановил институт патриаршества.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится