Мог ли генерал Юденич взять Петроград в 1919 году?
0
0
3,305
просмотров
В октябре 1919 г. белые подошли к «колыбели революции», сомнений в победе почти не оставалось. Юденич уже думал не о боях, а о том, как прокормить петроградцев.

Штаб белой Северо-Западной армии во главе с генералом Николаем Николаевичем Юденичем старался использовать все возможности для обеспечения 800 тыс. жителей Петрограда провиантом. Еду брали у американцев и собирались закупить у финнов и эстонцев. Что-то даже хранилось уже на огромных складах в Ревеле. В список продуктов входили мука, сало, молоко, колбасы, рис и другие крупы, зерно, картофель и овощи, сахар, — голодающие горожане должны были после освобождения от большевизма получить хотя бы сносное снабжение. Но Юденич так и не выиграл сражение за бывшую столицу империи. Долгие месяцы подготовки закончились катастрофической неудачей.

Н. Н. Юденич.

А начало ведь было обнадеживающим. Профессионал своего дела, энергичный и умелый организатор, честный боевой генерал, Н. Н. Юденич как никто другой подходил на роль лидера белых на Северо-Западе. Генерал, блестяще воевавший на Кавказе в Первую мировую, он прежде не знал поражений. После 1917 г. Юденич укрылся в Финляндии и был рад, получив от антибольшевистских политиков предложение возглавить белое движение в этом регионе. С его кандидатурой согласился и Верховный правитель белой России адмирал А. В. Колчак, назначив Юденича главнокомандующим Северо-Запада.

Н. Н. Юденич

Северо-Западная армия формировалась на территории Эстонии, в Пскове и Псковской губернии из добровольцев и отчасти военнопленных, все еще находившихся в Германии и завербованных белыми. Ее военной целью с самого начала был захват Петрограда, что должно было помочь армиям Колчака и Деникина, действующим против красных на Востоке и на Юге страны. Как и у них, у Юденича была простая программа: «изгнать большевиков из России. Политической программы у гвардии нет. Она не монархическая и не республиканская. […] Белая гвардия займется восстановлением порядка». Так что и здесь царило «непредрешенчество» — мол, сначала военная диктатура должна была изгнать красных, а потом Учредительное Собрание все решит. Единственное, что отстаивалось относительно твердо — право собственности. В остальном серьезных проектов в области внутренней политики не было. Кстати, хотя сам Юденич придерживался монархических убеждений, дух времени он уже почувствовал: в его армии «ваше благородие» и «превосходительство» солдаты не говорили. А офицер должен был обращаться к рядовому на «вы».

В СЗА все носили нашивку с трикоролором и белым крестом.

Если отсутствие политической программы еще можно было частично преодолеть, мотивируя людей на борьбу неприятием большевистской политики, то компенсировать недостаток материальных средств для создания армии было сложнее. Какую-то денежную помощь оказал Колчак, но этого было мало. После нескольких месяцев мобилизации и подготовки к походу на Петроград армия составила лишь 20 700 вооруженных бойцов. Там присутствовали все слои: офицеры, вчерашние гимназисты и студенты, чиновники, крестьяне и мещане… При этом можно было бы набрать еще людей (вне строя в армию было записано еще около 80 тыс.), но снаряжения и оружия не хватало. Ни сапог, ни шинелей, ни боеприпасов, ни винтовок в нужном количестве у СЗА не было. Часто пополнить запас снарядов и патронов можно было, лишь отбив их у красных, у которых этого было в избытке.

На передовой. Гражданская война.

Несмотря на небольшую численность армии, которой противостояли 7-я и 15-я красные армии и дополнительные советские формирования (всего до 60 тыс. человек в ходе боев за Петроград), надежды на успех у Юденича были. Предыдущие сражения показали, что красные сражаются не очень упорно. Сильно еще было революционное разложение солдат и недовольство политикой военного коммунизма. В РККА под голодающим Петроградом массовым было дезертирство, и мощный наступательный порыв мог сработать.

Поход на Петроград (или операция «Белый меч») начался 28 сентября 1919 г.: в этот день Юденич отдал приказ наступать. Хотя армия еще не была готова, нужно было торопиться: большевики пытались заключить мир с ненадежным союзником Юденича, Эстонией. План состоял в том, чтобы после тактического отвлекающего маневра наступать по самому короткому пути — Ямбург — Гатчина — Царское Село — Петроград. Планировалось достигнуть Петрограда за несколько дней и перерезать его железнодорожное сообщение с Москвой, чтобы красные долго еще не могли перебросить сюда свежие силы, а белые успели укрепиться. При этом Юденич рассчитывал на поддержку эстонских войск, английского флота и на восстание белого подполья в самом Петрограде по мере приближения его армии.

Белые в Псковской губернии, осень 1919.
Северозападники с английским танком.

Из всего этого вполне удалось выполнить только первую задачу. Профессиональный тактик Юденич смог нанести отвлекающий удар и заставить красных перебрасывать силы на Стругобельское направление с Нарвского. Когда хитрость принесла нужный результат, 11 октября началась основная часть операции. 7-я армия красных действительно поначалу рассыпалась под неожиданным ударом СЗА. Ее солдаты бросали оружие, переходили к белым целыми подразделениями или бежали куда глаза глядят… 12-го белые взяли Ямбург, а 16 октября — Лугу и Гатчину. Но несмотря на потрясающую стремительность, белые уже опаздывали и наступали медленнее, чем того требовал Юденич как из-за сопротивления красных, так и из-за проволочек при переправе через р. Лугу. Потом было еще несколько мелких упущений, которые не предусмотрел Юденич, что погубило его дело. На войне такие детали важны: в сумме мелкие ошибки сложатся в первое поражение генерала.

Операция «Белый меч».

Во-первых, важным фактором стало необузданное честолюбие отдельных офицеров. После взятия Гатчины в эйфории один из генералов (Ветренко) не выполнил приказание перерезать в Тосно железную дорогу на Москву, а вместо этого устремился вперед к Петрограду, чтобы не отдать честь его взятия другому командиру. Конечно, после этого красные перебросили в город подкрепления и создали значительный перевес в численности. Во-вторых, ЧК «почистила» город, и восстания белого подолья так и не произошло. В-третьих, в ответственный момент эстонские войска не оказали деятельной поддержки, ограничившись символическим участием. В-четвертых, быстрое наступление привело к тому, что по пути войска оставляли обозы и часть вооружения (например, половину танков), и теперь испытывали недостаток во всем, и именно тогда, когда бои стали особенно упорными. Плохое снабжение портило и состояние дисциплины: стали происходить грабежи («реквизиции») и невыполнение приказов.

Белый журналист Г. Кирдецов так описал обстановку в эти дни: «Все вдруг, по данным самого штаба главнокомандующего, оказывается неподготовленным, все разваливается, все приходит в хаос; целые части по два дня не получают хлеба, нет перевязочных средств, нет боевых припасов, нет грузовых автомобилей, нет даже танков (кроме одного), которые должны сломить последнее сопротивление Троцкого в районе между Царским Селом и Пулковской обсерваторией. Уже выпал первый снег под Петроградом, по утрам — захморозки, но солдаты спят на сырой земле и не имеют горячей пищи…» Все это до крайности снижало боеспособность северозападников. Ну и напоследок красные все же сумели мобилизоваться после растерянности первых дней наступления Юденича.

Л. Д. Троцкий в Петрограде, 1919.

Еще 16 октября в город приехал глава Реввоенсовета Л. Д. Троцкий. Он сделал все, чтобы силы обороны города в разы превзошли силы белых и численно, и в технике и орудиях, и в боеприпасах. Особенно важной была мобилизация рабочих-красногвардейцев, стойкость красноармейцев и отбившихся на Пулковских высотах. Вообще, здесь красные в полной мере демонстрировали свою непримиримость. Троцкий прямо заявлял, что ни перед чем не остановится, а невинные жертвы уличных боев (если потребуются), мертвые женщины и дети «будут на совести белых». Лишь бы сделать Петроград могилой СЗА. Свой литературный талант Троцкий проявлял в красочных воззваниях: «Прорвавшись в этот каменный город, белогвардейцы попадут в каменный лабиринт, где каждый дом будет для них либо загадкой, либо грозой, либо смертельной опасностью. Откуда им ждать удара? Из окна? С чердака? Из подвала? Из-за угла? Отовсюду». К счастью, уличных боев не последовало.

Советский плакат.

Были и белые, сомневавшиеся в целесообразности захвата Петрограда в принципе, считая, что его нельзя удержать (например, генералы А. П. Родзянко и П. А. Томилов). Но даже Троцкий не был уверен, что Петроград отстоит. Он говорил, что «главное не спасовать в первый момент», понимая, что все зависит от того, как забитое и отощавшее население встретит белых и насколько активно их поддержит. Тут могло быть все что угодно, особенно если Юденич вполне справился бы с задачей продовольственного обеспечения. Тогда число его армии могло бы вырасти в разы, и город бы он удержал. Тем более что красные были прикованы и к другим белым армиям. Так что да, поход на Петроград не был прожектом — СЗА была способна взять город и даже могла надеяться удержать его.

Стройка баррикад на улицах Петрограда, 1919.

Кроме того, чтобы верно оценить значение похода на Петроград, его нельзя рассматривать изолированно. Даже если бы мы точно знали, что белые в случае успеха операции не смогли бы долго удерживать город, сам факт захвата мог сыграть огромную роль, а поход не считался бы авантюрой. Дело в том, что происходило на других фронтах. В октябре 1919 г. войска белых на юге под командованием А. И. Деникина подбирались к Москве. Были захвачены им Воронеж, Орёл, Курск… Еще немного, и взял бы и Тулу. До Москвы оставалось немногим более 200 км. Сил не хватило, деникинцы увязли, а красные стали крепнуть. Но кто знает, может, если бы в этот ключевой момент гражданской войны Юденич захватил Петроград, это могло бы стать столь сильным деморализующим ударом по Красной армии, что рассыпался бы фронт на юге. И через пару недель Деникин уже правил бы Москвой и разрабатывал план окончательного очищение России от большевиков. Троцкий признавал, что «даже временный захват Петрограда […] имел бы крупнейшее моральное значение, и революционный пролетариат всего мира почувствовал падение Петрограда как тяжкий удар». Так же считал и Колчак, помогая Юденичу: «Занятие столицы нанесло бы большевикам тяжелый моральный урон».

Укрепления в центре Петрограда.

Но этого не произошло. Слишком много факторов сложились на красной чаше весов. Максимального успеха белые добились 20−21 октября, когда взяли Царское Село и подошли к Пулковским высотам. Некоторые разъезды могли видеть вдали купол Исаакиевского Собора. До города оставалось всего несколько километров. И здесь на несколько дней завязались самые жестокие бои. В это время прибывали красноармейцы из Москвы, Твери, Кронштадта… И в 20-х числах они перешли в контрнаступление. А в тыл белым наступала 15-я армия (вскоре взявшая Псков). Спасая северозападников от уничтожения, 3 ноября Юденич отдал приказ об оставлении Гатчины без боя. Потом последовало двухнедельное беспорядочное отступление к эстонской границе. «Потоптавшись» там, 9 декабря последние части СЗА покинули родину и ушла на западный берег Наровы в Эстонию. Игра Юденича «ва-банк» была проиграна. Его армия распалась. Несколько тысяч человек умерли в Эстонии от тифа. Еще несколько тысяч перешли к красным. В январе Юденич начал ликвидацию армии (и так уже разоруженной эстонцами). В это время на юге красные громили деникинцев. В марте Северо-Западная армия прекратила свое существование. Выжившие солдаты, офицеры и их семьи стали беженцами, изгнанниками, которым предстояло рассеяться по Европе.

Северозападники.

Беженскую участь разделил и командующий СЗА. Генерал от инфантерии Н. Н. Юденич, герой кавказских кампаний и Георгиевский кавалер, до конца своей жизни жил в Европе и умер в 1933 г. в Каннах.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится