Надежда Дурова.
0
0
0
1,518
просмотров
Случается порой, что реальные биографии людей превосходят собой сюжеты самых ярких авантюрных романов. Иногда это является следствием непредсказуемых жизненных коллизий, в которые попадает человек помимо своей воли, а иногда он становится сам творцом своей уникальной судьбы, не желая двигаться по раз и навсегда установленной колее. Именно к таким людям относилась первая женщина-офицер русской армии Надежда Андреевна Дурова.
фото: Надежда Дурова

Родилась будущая «кавалерист-девица» 17 сентября 1783 года в Киеве. Здесь сразу же требуется уточнение: в своих «Записках» она указывает 1789 год, но это неправда. Дело в том, что во время службы в казачьем полку Надежда специально уменьшила свой возраст на шесть лет, чтобы выдать себя за совсем молодого юношу и тем объяснить отсутствие растительности на лице.

Судьбе было угодно, чтобы с первых дней своей жизни Надежда Дурова оказалась в кипучей военной среде. Её отец Андрей Васильевич был гусарским ротмистром, и семья вела скитальческую полковую жизнь. Её мать, Надежда Ивановна, являлась дочерью зажиточного полтавского помещика и, отличаясь эксцентричным и необузданным нравом, вышла замуж вопреки воле родителей, или, как тогда говорили, «увозом».

Этот её нрав сыграл в жизни дочери весьма неприглядную роль. Мечтая о рождении сына, мать возненавидела свою новорождённую девочку и однажды, когда той едва исполнился год, раздражённая её плачем, выбросила ребёнка из окна мчащейся кареты. Спасли Надю гусары, ехавшие следом и заметившие в дорожной пыли окровавленного ребёнка.

Чтобы избежать повторения случившегося, отец был вынужден отдать дочку на воспитание постороннему, но безгранично доброму и отзывчивому человеку — гусару Астахову, у которого Надя прожила до пятилетнего возраста. Впоследствии в своих воспоминаниях Дурова пишет, что в те годы гусарское седло заменяло ей колыбель, а игрушками и забавами были лошади, оружие и бравая военная музыка. Эти первые детские впечатления окажут решающую роль в формировании характера будущей кавалерист-девицы.

В 1789 году Андрей Иванович вышел в отставку и выхлопотал себе место городничего в городе Сарапуле Вятской губернии. Девочка вновь оказалась в своей семье на попечении матери, которая, занявшись её воспитанием, тщетно пыталась привить дочери любовь к рукоделию и домашнему хозяйству. Наде было абсолютно чуждо всё то, что занимало в те годы её сверстниц — в маленькой девочке жила душа гусара. Когда дочь подросла, отец подарил ей великолепного черкасского коня по кличке Алкид, который со временем стал её боевым другом и не раз спасал в тяжёлую минуту.

фото: Надежда Дурова в молодости

Сразу же по достижении совершеннолетия Надежда Дурова была выдана замуж. Трудно сказать, чем в большей степени руководствовались её родители: желанием устроить судьбу дочери или стремлением поскорее сбыть с рук этого «гусара в юбке». Под венец она пошла с тихим и мало примечательным человеком — Василием Степановичем Черновым, служившим в том же городе судебным заседателем.

Через год Надежда родила сына, но никаких нежных чувств к нему не испытывала, как, впрочем, и к своему супругу. В нелюбви к ребёнку она явила себя полным продолжением собственной матери. Разумеется, этот брачный союз был обречён с самого начала, и вскоре Надежда ушла от мужа, оставив ему лишь воспоминания о несостоявшейся любви да маленького сына.

На короткое время Дурова возвращается в родной дом, но там встречает лишь гнев матери, возмущённой её разрывом с мужем. Ей становится невыносимо душно в этой серой и безликой жизни, которую вели уездные обыватели. Но вскоре судьба делает ей подарок в лице казачьего есаула, с которым Надежда навсегда покидает опостылевший дом. Переодевшись в мужской костюм и подрезав волосы, она уносится на своем Алкиде вслед за молодым любовником, изображая для окружающих его денщика.

Именно в этот период Надежда Дурова, как было сказано выше, умышленно занижает свой возраст: казаки по уставу обязаны были носить бороды, и уклоняться от этого можно было лишь некоторое время, ссылаясь на юные годы. Но, чтобы избежать разоблачения, пришлось, наконец, оставить есаула и искать места в кавалерийском уланском полку, где бороды не носили. Туда она и поступила на службу под вымышленным именем Александра Васильевича Соколова — дворянина и сына помещика.

Шёл 1806 год, и русская армия участвовала в битвах с Наполеоном, вошедших в историю как Война четвёртой коалиции. Это было преддверие грядущей Отечественной войны. Надежда Андреевна Дурова участвовала наравне с мужчинами в целом ряде крупнейших сражений тех времен и везде проявляла исключительный героизм. За спасение раненого офицера её наградили солдатским Георгиевским крестом и вскоре произвели в унтер-офицеры. На протяжении всего этого периода никто из окружающих даже не подозревал, что за имиджем лихого вояки скрывается молодая и хрупкая женщина.

Но, как известно, шила в мешке не утаить. Столь долго хранимый Надеждой Андреевной секрет вскоре стал известен командованию. Выдало её собственное письмо, написанное отцу накануне одного из сражений. Не зная, суждено ли остаться в живых, Надежда просила у него прощения за все причинённые ему и матери переживания. До этого Андрей Иванович не знал, где находится его дочь, но теперь, располагая точной информацией, обратился к командованию армии с просьбой вернуть беглянку домой.

Из штаба немедленно последовал приказ, и командир полка, где служила Надежда Дурова, срочным порядком отправил её в Петербург, лишив оружия и приставив к ней надёжную охрану. Можно только догадываться, какова была реакция сослуживцев, узнавших, кем на самом деле оказался их, хоть и безусый, но лихой и отважный унтер-офицер...

Тем временем слух о необыкновенном вояке дошёл до государя-императора Александра I, и когда Надежда Андреевна прибыла в столицу, он незамедлительно принял её во дворце. Услышав рассказ о том, что довелось пережить молодой женщине, участвовавшей наравне с мужчинами в боевых действиях, а главное, уяснив, что в армию её привела не любовная интрижка, а желание служить Родине, государь разрешил Надежде Андреевне и далее оставаться в боевых частях и личным приказом произвёл её в чин подпоручика.

Более того, чтобы впредь родня не создавала ей проблемы, государь направил её служить в Мариупольский гусарский полк под вымышленным именем Александра Андреевича Александрова. Более того, ей было дано право в случае необходимости обращаться с прошениями непосредственно на высочайшее имя. Подобной привилегией в то время пользовались лишь самые достойные люди.

Таким образом Надежда Дурова — кавалерист-девица и первая в России женщина-офицер, оказалась среди мариупольских гусар. Но вскоре с ней произошла история, достойная изысканного водевиля. Дело в том, что в новоиспечённого подпоручика без памяти влюбилась дочь полкового командира. Разумеется, она не имела понятия о том, кем на самом деле является её обожаемый Александр Андреевич. Отец — боевой полковник и благороднейший человек — искренне одобрил выбор дочери и всем сердцем желал ей счастья с молодым и таким приятным офицером.

Ситуация сложилась весьма пикантная. Девица сохла от любви и лила слёзы, а папаша нервничал, не понимая, отчего подпоручик не идёт просить у него руки дочери. Пришлось Надежде Андреевне оставить столь радушно принявший её гусарский полк и продолжить службу в уланском эскадроне — тоже, разумеется, под вымышленным именем, придуманным для неё лично государем-императором.

В 1809 году Дурова отправляется в Сарапул, где её отец по-прежнему служил городничим. В его доме она прожила два года и незадолго до начала наполеоновского вторжения вновь отправилась на службу в Литовский уланский полк. Уже через год Надежда Андреевна командовала полуэскадроном. Во главе своих отчаянных улан она принимала участие в большинстве крупнейших битв Отечественной войны 1812 года. Сражалась под Смоленском и Колоцким монастырём, а при Бородино защищала знаменитые Семёновские флеши — стратегически важную систему, состоявшую из трёх оборонительных сооружений. Здесь ей довелось воевать бок о бок с Багратионом.

Вскоре Дурова была ранена и для лечения отбыла к отцу в Сарапул. После выздоровления она вновь вернулась в армию и служила ординарцем у Кутузова, причём Михаил Илларионович был одним из немногих, знавших, кто она на самом деле. Когда русская армия в 1813 году продолжала военные действия за пределами России, Надежда Андреевна продолжала оставаться в строю, и в боях за освобождение Германии от наполеоновских войск отличилась при осаде крепости Модлина и взятии Гамбурга.

После победного окончания войны эта удивительная женщина ещё несколько лет прослужив царю и Отечеству, вышла в отставку в звании штабс-ротмистра. Чин Надежды Дуровой позволял ей получать пожизненную пенсию и обеспечивал вполне безбедное существование. Поселилась она в Сарапуле у отца, но периодически жила и в Елабуге, где у неё был свой дом. Годы, проведённые в армии, наложили на Надежду Андреевну свой отпечаток, чем, наверное, и объясняются многие странности, которые отмечали все бывшие рядом с нею в тот период.

Из воспоминаний современников известно, что вплоть до конца жизни она ходила в мужском платье и все документы подписывала исключительно именем Александрова Александра Андреевича. От окружающих же требовала обращения к себе только в мужском роде. Складывалось впечатление, что лично для неё та женщина, которой она когда-то была, умерла, и остался лишь созданный ею самой имидж с выдуманным именем.

Иной раз дело доходило до крайностей. Например, когда однажды её сын, Иван Васильевич Чернов (тот самый, которого она когда-то оставила, уходя от мужа), прислал ей письмо с просьбой благословить его на вступление в брак, она, увидев обращение к ней «маменька», сожгла письмо, даже не прочитав. Лишь только после того, как сын написал ещё раз, обращаясь к ней как к Александру Андреевичу, он получил, наконец, материнское благословение.

Выйдя на покой после ратных трудов, Надежда Андреевна занималась литературной деятельностью. В 1836 году на страницах «Современника» появились её воспоминания, послужившие впоследствии основой для прославленных «Записок», которые вышли из печати в том же году под названием «Кавалерист-девица». Высокую оценку её писательскому таланту дал А. С. Пушкин, с которым Дурова познакомилась через своего родного брата Василия, лично знавшего великого поэта. В окончательном варианте её воспоминания увидели свет в 1839 году и имели шумный успех, что побудило автора продолжить своё творчество.

Но, несмотря ни на что, на склоне своих дней Дурова была очень одинока. Наиболее близкими ей существами в те годы были многочисленные кошки и собаки, которых Надежда Андреевна подбирала, где только могла. Умерла она в 1866 году в Елабуге, дожив до восьмидесяти двух лет. Чувствуя приближение смерти, она не изменила своих привычек и завещала отпевать себя под мужским именем — раба Божьего Александра. Однако приходской батюшка не мог нарушить церковный устав и отказался исполнить эту последнюю волю. Отпели Надежду Андреевну обычным порядком, но при погребении отдали ей воинские почести.

фото: Фотография Н. А. Дуровой (около 1860—1865 годов)

Появившись на свет во времена Екатерины II, она была современницей пяти властителей императорского трона России и закончила свой путь в царствование Александра II, дожив до отмены крепостного права. Так ушла из жизни - но не из народной памяти - Надежда Дурова, биография которой охватила целую эпоху истории нашей Родины.

Благодарные потомки Надежды Дуровой постарались увековечить её имя. В 1901 году императорским указом Николая II был установлен памятник на могиле прославленной кавалерист-девицы. В траурной эпитафии были высечены слова, рассказывающие о её боевом пути, о том, до какого чина дослужилась Надежда Дурова, и выражалась благодарность этой героической женщине. В 1962 году на одной из аллей городского парка жители города установили также бюст своей знаменитой соотечественнице.

Уже в постсоветское время, в 1993 году, памятник Надежде Дуровой был открыт на Троицкой площади Елабуги. Его авторами стали скульптор Ф. Ф. Лях и архитектор С. Л. Бурицкий. Не остались в стороне и российские литераторы. В 2013 году на торжествах по случаю 230-летия со дня её рождения в стенах Елабужского государственного музея-заповедника звучали стихи, посвящённые Надежде Дуровой, написанные многими известными поэтами прошлых лет и нашими современниками.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится