Охранное отделение царской России.
1,314
просмотров
Первое охранное отделение, которое занималось охраной порядка и спокойствия в городе на Неве, было открыто в 1866 году в связи с участившимися покушениями на государя Александра II. Второе охранное отделение понадобилось не так скоро, оно появилось в Москве в 1880 году под эгидой московского полицмейстера. Но идея эта принадлежала министру внутренних дел М. Т. Лорис-Меликову. Третье охранное отделение было открыто в Варшаве в 1900-м (в то время Польша была частью Российской империи).

Деятельность

В России разрасталось революционное движение, потому поле деятельности было широким, и работа самых первых охранных отделений была более чем успешной. Терроризм набирал обороты, учащались покушения на видных деятелей страны, и время от времени они были тоже успешными. По губерниям жандармские управления работали слабо, и власти все более задумывались о том, чтобы политический сыск усовершенствовать, сделать его гибким и организованным. Во всех крупных городах постоянно происходили нежелательные выступления учащейся молодежи, рабочих, достаточно часто случались и крестьянские бунты.

Поэтому число так называемых розыскных пунктов увеличивалось, в каждом большом городе было открыто свое охранное отделение. Российской империи их понадобилось много. Уже в 1902 году начали работу сыскные учреждения в Екатеринославе, Вильно, Киеве, Казани, Саратове, Одессе, Харькове, Тифлисе, Симферополе, Перми, Нижнем Новгороде. Именно они осуществляли политический сыск, вели наружное наблюдение, руководили секретной агентурой и вербовали новых агентов. Министром внутренних дел В. К. Плеве было создано Положение о начальниках таких отделений, где вышеописанные обязанности были конкретно прописаны.

"Свод правил"

В том же 1902-м была циркулярно разослана и специальная "методичка" - "Свод правил", откуда начальники отделений почерпнули сведения о главных задачах, которые должно выполнять каждое охранное отделение Российской империи, и довели эту информацию до каждого подчиненного. Быстрыми темпами строились сети секретной агентуры, занимающейся политическими делами, налаживалось и филерское наблюдение, вербовалась агентура внутренняя. Охранное отделение в царской России подбирало сотрудников по многим критериям.

Жандармы это были непростые. Их обязали великолепно знать все об истории революционного движения, назубок выучить фамилии лидеров каждой оппозиционной по отношению к правительству партии, следить за нелегальной литературой, которую революционеры налаживали, несмотря ни на что. Начальник охранного отделения отвечал за все вышеперечисленное. А жандармам вменялось воспитание в этом плане и своих агентов, чтобы у всех секретных сотрудников развивалось сознательное отношение к делу. Начальники подчинялись Департаменту полиции непосредственно, где и получали все общие направления деятельности, и даже личным составом охранного отделения жандармов распоряжался именно департамент.

Организация агентурной сети

Сеть новых отделений открылась по инициативе, которую проявил большой энтузиаст своего дела, начальник Московского охранного отделения с 1896 года С. В. Зубатов. Однако он в 1903-м вышел в отставку, и в полном объеме его планы так и не реализовались. Карьеризм, господствовавший в этой структуре, усилил соперничество среди губернских жандармских управленцев.

Несмотря на то что департамент постоянно призывал охранные отделения к обмену сведениями и взаимопомощью, дело это почти не двигалось. Каждый начальник в своем городе был "царь и бог". Именно поэтому и возникали конфликтные ситуации, которые не шли впрок общему делу. И все-таки ежегодно открывалось далеко не одно охранное отделение, создание жандармских органов все ширилось, и к концу 1907 года в стране их функционировало уже двадцать семь.

Новые правила

В том же 1907-м действующее Положение относительно царского охранного отделения значительно дополнил и утвердил Столыпин. В документ вошли новые пункты, касающиеся взаимоотношений и обмена информацией внутри структуры.

Политические и жандармские органы при получении сведений, которые относятся к сфере деятельности охранных отделений, должны были передавать их для разработки дел, арестов, обысков, выемок и прочего, что не могло быть произведено без начальника охранного отделения.

Охранные пункты

Но и из "охранки" должны были поступать сведения в жандармское управление, чтобы там могли сопоставлять обстоятельства, полученные в процессе дознаний. Однако двадцати семи отделений явно не хватало, чтобы контролировать буквально закипающую общественность, а потому уже в 1907-м начали открываться повсеместно малые охранные пункты.

Создавались они не в центрах, а в тех местностях, где подрастали боевые настроения среди населения. Практически во всех городах в течение следующих двух лет такие пункты были учреждены. Первыми открылись они в Пензе, Хабаровске, Владикавказе, Гомеле, Житомире, Екатеринодаре, Полтаве, Костроме, Курске, а потом еще в десятках городов.

Задачи

Перед районными охранными отделениями стояли многочисленные и порой трудновыполнимые задачи. Помимо организации внутренней агентуры, которая должна была "разрабатывать" местные партийные организации, помимо розыска на территории района проводились бесчисленные офицерские совещания, отрывавшие людей от основного дела - непосредственно розыска и слежки. Количество написанных ими бумаг было огромным, поскольку информация рассылалась повсюду.

В высшие учреждения розыска периодически досконально докладывалось о каждом движении местных революционеров, а также полагалось (теперь уже согласно служебным циркулярам) всемерно помогать таким же учреждениям соседних районов. Плюс был в том, что агентурных материалов стало во много раз больше, и это помогало ведению следствия, поскольку каждый следователь мог ими пользоваться. В необходимых случаях даже секретные агенты становились известными более широкому кругу людей.

Успехи и сложности

Первоначально с открытием охранных пунктов дела пошли лучше: один за другим разгонялись или бывали разгромленными партийные организации, комитеты, аресты следовали тоже один за другим. Коммунисты, социалисты и либералы потянулись за границы страны, откуда продолжали руководить движением, будучи уже недосягаемыми. Такие успехи розыскной работы высоко подняли престиж жандармерии, поэтому и создалась иллюзия полного разгрома всех революционных организаций.

Районные охранные отделения постоянно и все чаще вмешивались в действия полицейских властей, то есть политический сыск испортил отношения с работниками жандармских управлений. Департамент высылал свои циркуляры о совместных усилиях периодически, но это не помогало. Постепенно ручеек взаимного информирования иссякал. Более того, районные охранные пункты не жаловали своих вышестоящих губернских коллег.

Ликвидация

После 1909 года в районных отделениях работа ослабла. Возможно, это случилось еще и потому, что и в деятельности нелегальных организаций наступило некоторое затишье. Ведающий полицией товарищ министра В. Ф. Джунковский решил, что существование охранных отделений перестало быть целесообразным. Часть их была объединена с губернскими управлениями, часть просто упразднена. Обоснованием этому Департамент полиции считал государственную пользу.

В 1913 году вышел совершенно секретный и срочный циркуляр, согласно которому ликвидировались Бакинское, Екатеринославское, Киевское, Нижегородское, Петроковское, Тифлисское, Херсонское, Ярославское, Донское, Севастопольское охранные отделения. Таким образом, все, кроме трех столичных, открывшихся самыми первыми, были закрыты. Как исключение вплоть до 1917 года действовало Восточно-Сибирское и Туркестанское отделение. Но при отсутствии соединительной сети таких же структурных звеньев толку от них было мало.

Петербургское охранное отделение

Затрагивая работу петербургской "охранки", нельзя не коснуться биографии главного действующего лица этого заведения (на снимке). Сохранилась переписка Департамента полиции, и уже в записях 1902 года можно найти строки, где исключительно высоко оценивается усердие и старание ротмистра А. В. Герасимова. К тому времени он уже три года отслужил в жандармском управлении, был и проверяющим работу других отделений, где тоже всемерно помогал коллегам и советами, и делом.

Сначала Герасимова поощрили назначением в Харьковское охранное отделение в 1902-м. Руководил он настолько хорошо, что вне всяких правил уже в 1903-м был произведен в подполковники, а в 1905-м занял должность начальника Петербургского охранного отделения. За дело взялся, как всегда, активно, прежде всего наведя порядок в собственном учреждении. Смутьянов в Петербурге сильно поубавилось, когда лично Герасимов нашел подпольные мастерские, где изготавливались разрывные снаряды.

Дальнейший путь

Революционеры тоже оценили нового "держиморду" по достоинству - на него готовилось несколько покушений. Но Герасимов был опытен и умен - не вышло. В 1905-м он снова "вне всяких правил" получил звание полковника, в 1906-м - орден Св. Владимира, а в 1907-м стал генерал-майором. Еще через год его благодарит лично государь, в 1909-м Герасимов получает еще один орден. Карьера не шла, а летела по лестнице, пропуская ступени десятками.

За это время Герасимов сделал охранное отделение самым крупным и самым результативным в стране. Амбиций ему было не занимать. До его прихода никогда начальник охранного отделения не докладывал министру самостоятельно. Первым (и последним) был Герасимов. За четыре года учреждение под его руководством изменилось в корне и только в лучшую сторону. Поэтому в 1909-м Герасимов был переведен с повышением - в Министерство внутренних дел. Генерал для особых поручений - так стала звучать его новая должность. Закончил службу он в 1914-м в чине генерал-лейтенанта.

Петроградское охранное отделение

Когда началась война с Германией, все немецкое перестало звучать для русского человека красиво. Город потому и переименовали - был Петербург, стал Петроград. В 1915 году начальником охранного отделения в столице был назначен генерал-майор К. И. Глобачев, написавший впоследствии интереснейшие мемуары.

Самый крупный орган политического сыска в стране на тот момент насчитывал более шести сотен служащих. В структуре были регистрационный и центральный отделы, охранная команда и собственно отделение. Последнее было организовано следующим образом: агентурная и следственная части, наружное наблюдение, архив и канцелярия. Стараниями Герасимова здесь все еще царил необыкновенный порядок.

Обязанности

В агентурной части, которая являлась базой всего учреждения, были сосредоточены все материалы из агентурных источников. Работали здесь опытные жандармские офицеры и чиновники, и у каждого была собственная, порученная только ему часть агентурного освещения. Например, несколько человек занимались деятельностью большевиков, еще несколько - меньшевиков, другие - социалистами-революционерами и народными социалистами, кто-то - общественными движениями, кто-то - анархистами.

Был специальный офицер, который наблюдал общее рабочее движение. И каждый из них имел собственных секретных сотрудников и собственные источники сведений. Только он мог видеться с агентами на конспиративных квартирах и только он оберегал их от провала. Полученные сведения всегда тщательно проверялись перекрестной агентурой и наружным наблюдением, а затем разрабатывались: выяснялись лица, адреса, явки, связи и тому подобное. Как только организация была обследована достаточно, она ликвидировалась. Затем материал обысков доставлялся в агентурную часть охранного отделения, упорядочивался и передавался следователям.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится