Битва за Окинаву: пони, школьницы и танки.
245
просмотров
Окинава – небольшой остров, почти ровно на половине пути между Тайванем на юго-западе и Кюсю на севере. В 1945 году на Окинаве развернулись одни из самых упорных и ожесточённых боев за всю войну на Тихом океане. Почему именно там?

В конце сентября 1944 года в Сан-Франциско высшие чины армии и флота США решали, где и как нанести решающий удар по Японской империи. Адмирал флота Эрнест Кинг имел репутацию крутого мужика, бреющегося паяльной лампой. Он предлагал высадку на Тайване, которая бы сильно облегчила положение в Китае. Однако японская армия на Тайване была слишком сильна. Исходя из потерь на острове Сайпан – 17 000 убитых и раненных для уничтожения 32 000 окопавшихся японцев, Тайвань обошелся бы примерно в полтораста тысяч.

Генерал Дуглас МакАртур убеждал, что взятие филиппинского острова Лусон обойдётся куда дешевле. Филиппины много лет были вотчиной его отца – МакАртура-старшего. И потому вернуться на острова, сдержав данное местным жителям ещё в 1942 году обещание «I’ll be back» («Я вернусь»), было для МакАртура делом личной чести.

Дуглас МакАртур

Адмирал Честер Нимиц полагал, что отвоевание Филиппин откроет дорогу к прямому вторжению на основные японские острова. «Ступеньками» к ним должны были стать Иводзима и Окинава. Занятие этих островов отрезало бы Японию от источников нефти на Борнео (будущем Калимантане), Суматре и в Бирме. Не меньший плюс – они послужили бы отличными аэродромами для бомбардировщиков В-29, вовсю примеривавшихся к налётам на Японию.

Честер Нимиц

Окинава, крупнейший среди полусотни островов Рюкю, площадью около 1200 км2, вытянут дугой с юга на север. С удобными гаванями и площадками для аэродромов, Окинава была бы почти таким же удобным плацдармом для десанта в Японию, как Англия для высадки во Франции. Население Окинавы в 1945 году составляло примерно полмиллиона человек. Большая часть жителей была сосредоточена в южной трети острова – менее возвышенной, чем северная, но одновременно более удобной для обороны. Местность на юге изобиловала скалами, пещерами, оврагами и террасами – и всего одной двусторонней дорогой. Американцы описывали остров как «прекрасную сеть плохих дорог». Поэтому войска, взяв одну укреплённую позицию, тут же обнаруживали перед собой следующую.

Атака морской пехоты

Мягкий известняк скал и коралловые рифы можно было дробить даже вручную, выкладывая из них баррикады. Смоченные водой и высушенные на солнце, укрепления быстро достигали твёрдости бетона. Естественные пещеры углублялись и расширялись, чтобы в них могло спрятаться до нескольких сотен человек. Только на Пелелиу, печально известном уровнем потерь, американцы прежде сталкивались с настолько развитыми укреплениями. Но на Окинаве гарнизон был в двадцать раз больше и удерживал позиции в десять раз глубже. Благодаря тщательной маскировке человек мог стоять в нескольких шагах от пушки и не заметить её. Как будто всего этого было мало, в период дождей тропические ливни, без малого 30 см осадков в день, превращали остров в море грязи.

В начале 1945 года американские войска вторглись на Лусон. В середине февраля самолёты с авианосцев «стальным тайфуном» пронеслись над Токийским заливом. В конце марта пала Иводзима. Теперь взлетающие с неё истребители обеспечивали прикрытие В-29, а подбитые бомбардировщики могли сесть прямо на остров или хотя бы дотянуть до зоны патрулирования спасательных «Дамбо». Военный флот империи был буквально перемолот в битве за Филиппины, а гражданский методично топили подлодки – даже у берегов Японии. Еще 29 июня 1944 года подводной лодкой «Sturgeon» был потоплен транспорт «Тояма Мару» с более чем 5000 солдатами на борту.

Высадка американских войск

Однако японские военные всерьёз надеялись, что Окинава станет наковальней, где разобьётся американский флот. Япония со времён монголов не испытывала иноземных вторжений – поэтому не допускала даже мысли о поражении. Против монголов неожиданно помог тайфун, «священный ветер» – камикадзе. А в XX веке, отчаянно пытаясь встать наравне с ведущими промышленными державами мира, японцы за неимением под рукой тайфуна были готовы заменить недостаток техники и снарядов «снарядами» из людей – смертниками. Первые отряды смертников использовались ещё при осаде Порт-Артура. В конце 1944 года, проигрывая войну на море и в воздухе, японцы вновь обратились к смертникам-камикадзе как спасителям империи. По плану «Тен-Го» более четырёхсот самолётов, поддержанных сотнями морских камикадзе и остатками флота во главе с мощнейшим линкором «Ямато», наносят удары по флоту вторжения. Принципами камикадзе было: «Один самолёт – за один линкор. Одна лодка – за один корабль. Один человек – за десять врагов или за один танк».

Последний поход «Ямато»

На суше генерал-лейтенант Мицуру Усидзима на опыте прошлых боёв решил отказаться от обороны северной части острова – менее населённой. Даже аэродромы Йонтан и Кадена, обычно важнейшие пункты при боях за остров, не предполагалось защищать – их должны были вывести из строя местные ополченцы (в реальности сбежавшие).

Генерал-лейтенант Мицуру Усидзима, командующий японскими сухопутными силами в битве за Окинаву

Однако японская армия на островах уже страдала от недостатка свежих овощей. На Окинаве не хватало крестьян, а метрополия охотнее поставляла боеприпасы, чем продукты.

Бомбардировки американской авиации, длившиеся час за часом и день за днём, также не улучшали боевой дух солдат. Налёты были столь масштабными, что самолёты выстраивались в очередь, чтобы отбомбиться. Только 10 октября лётчики палубной авиации за почти полторы тысячи вылетов сбросили на Окинаву 5000 т бомб и ракет. И это было только начало.

18 марта 1945 года началась авиационная подготовка вторжения на Окинаву. В попытке поразить американские авианосцы адмирал Угаки бросил в бой 193 самолёта, из них 69 камикадзе. Более четырёх пятых из них были потеряны, ещё полсотни самолётов – повреждены уже на земле. Ценой громадных потерь японские пилоты смогли повредить четыре авианосца, два из которых, «Франклин» и «Уосп», вышли из строя.

Никогда прежде океан не пересекало полторы тысячи кораблей с полумиллионом человек на борту. Десант на Окинаву по тоннажу задействованных судов, их огневой мощи и числу десантников превзошёл даже высадку в Нормандии. Ветераны Гуадалканала, Таравы, Тиниана, Иводзимы готовились к новым боям. Семи дивизиям США, 183 000 человек, из которых 154 000 высаживалась на севере острова – противостояли 110 000 войск Усидзимы, значительная часть гарнизона была набрана только что.

Ночью 25 марта разведчики 77-й дивизии, известной как «старые ублюдки», высадились на островах Керама у Окинавы. Эти острова должны были послужить убежищем для повреждённых кораблей и базой дальнобойной артиллерии. 29 марта пехотинцы нашли первые намёки на то, какими будут дальнейшие бои – тела местных жителей, подорвавших себя гранатами. Японцы запугивали обитателей островов неизбежными пытками и зверствами, которые принесут американцы, не оставляя окинавцам выхода…

1 апреля началась высадка на Окинаву. На восемь миль северного берега приходилось десять линкоров, не считая крейсеров, эсминцев и меньших кораблей, авиации. На остров обрушились десятки тысяч снарядов, ракет, мин, стреляли даже 40-мм зенитки. Японцы никак не реагировали. Адмирал Келли Тернер радировал Нимицу: «Может быть, я спятил, но похоже, японцы вышли из войны, по крайней мере, здесь». Ответ гласил: «Удалите всё после слова «спятил». И действительно – мощнейший удар пришёлся по пустому месту.

Морской пехотинец верхом на пони

Пехотинцы быстро продвигались вглубь острова, за ними шли танки, бульдозеры проделывали проходы сквозь террасы. К вечеру ценой 28 убитых американцы захватили два аэродрома и обширный плацдарм в несколько миль шириной и глубиной. Не встречая сопротивления, солдаты радостно катались на местных пони, надеясь, что война здесь уже закончена.

Однако японцы ещё только собирались нанести контрудары. 6 апреля сотни камикадзе атаковали американский флот, заявив 30 кораблей потопленными и ещё 20 горящими. Не зная, что результаты налётов сильно преувеличены, японцы решили ввести в бой свой последний крупный корабль – суперлинкор «Ямато» водоизмещением в 72 000 т, с девятью 460-мм орудиями. Однако с устаревшей ПВО линкор и окружающие его эсминцы оказались беспомощными против волн палубных самолётов.

Завязшие в грязи танки

8 апреля сопротивление японцев на суше внезапно усилилось – американцы подошли к основным линиям обороны в теснинах, куда не сразу могли подойти танки. Оказалось, что одна лишь отвага морпехов без поддержки танков не может преодолеть огонь из замаскированных укреплений на обратных склонах. Первые атаки были отбиты. 320-мм японские ракеты в рост человека, весом более 300 кг, даже не разрываясь, вызывали настоящие оползни.

Японская 320-мм ракета

Однако попытки японцев просочиться ночью в тыл и навести панику привели только к большим потерям атакующих. Японцы оказались на незнакомой местности против пулемётов, осветительных и фугасных снарядов.

Тем временем американцы выгружали всё больше и больше людей, техники и припасов. Только за две недели апреля на Окинаве оказалось более полумиллиона тонн грузов. Что не успевал доставить флот, привозила авиация – например, 81-мм мины.

Огнемётный танк «Шерман» в бою

Каждая скала, каждая пещера бралась с упорными боями – гранатой и штыком, иногда морпехи даже кидались камнями. Наступающие танки подбивались 47-мм орудиями и пехотой с кумулятивными зарядами на шестах. Но оружие и отвага американцев постепенно ломали даже наиболее отчаянное сопротивление. Солдаты, спасая товарищей, накрывали гранаты собой. Истребители, израсходовав патроны, рубили самолёты камикадзе пропеллерами. Специальные группы танков и пехотинцев были весьма эффективны в зачистке пещер – танки расстреливали огневые точки в упор или выжигали их огнемётами, а пехота прикрывала машины.

Рядовой первого класса Гарольд Гонсальвес. 15 апреля 1945 года он накрыл собой гранату

Одной из самых трагических страниц в битве за Окинаву стала судьба местных жителей. 23 марта 1945 года 297 школьниц Окинавы, от 15 до 19 лет, были мобилизованы в японскую армию как медсёстры. Но с началом высадки пещеры, служившие госпиталями, оказались забиты тысячами раненых, большинство из которых не могло даже ходить, некоторые страдали от столбняка. Их раны были покрыты червями и вшами. При отступлении части раненых давали молоко с цианидом. 18 июня медсёстрам было приказано покинуть пещеры – и запрещено сдаваться. Девушкам оставалось надеяться выжить посреди яростных атак, бомбардировок и артобстрелов, без еды и воды – которые сберегались для армии. Более 200 школьниц вместе с сопровождавшими их учителями погибли. Немногие учителя уговорили своих воспитанниц сдаться. К остальным жителям Окинавы японская армия, где многие солдаты даже не знали местного языка, относилась не лучше.

Типичная оборонительная позиция

23 июня генерал Усидзима, осознав безвыходность положения, вместе с офицерами штаба совершил сэппуку. Всё было кончено.

В боях на Окинаве японская армия потеряла убитыми порядка 100 000 человек, 10 000 –сдалось в плен. Империя лишилась последнего крупного корабля, порядка 3000 самолётов. Погибло до трети мирного населения Окинавы. Армия, морская пехота и флот США потеряли менее 50 000 человек убитыми и ранеными, 763 самолёта. Ещё до атомных бомбардировок и вступления в войну СССР стало ясно – японцы, бросая безоружных школьниц против танков, уже не могли выиграть войну.

Окинава после боёв

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится