Быть итальянским кондотьером
682
просмотров
С конца XIII века Апеннинский полуостров стал местом притяжения отрядов наёмников, рекрутируемых в политических целях тем или иным правителем или городской республикой. XIV столетие в истории Италии можно считать «веком наёмников» — настолько большую роль они играли в социальной и политической жизни региона. Предъявляемые к профессиональным военным требования, их обязанности и вознаграждение фиксировались в кондоттах — специальных документах, регламентировавших условия службы.

Начало:

Наемничество в средневековой Италии: кому война, а кому мать родна.

Выдающиеся итальянские кондотьеры XIV века и их Великие компании.

Кондотта и кондотьеры

Служба наёмников начиналась с заключения контракта, который назывался кондотта (condotta). В зависимости от ситуации условия кондотты предусматривали различную продолжительность службы, численность отряда и уровень оплаты. По своей форме итальянская кондотта была сходна с английскими и французскими контрактами найма солдат в годы Столетней войны (индентура, lettre de retenue). Основным отличием итальянской кондотты было то, что из-за сложности политической карты региона в качестве нанимаемых обычно выступали иностранные профессионалы в военном ремесле. Кроме того, итальянский контракт был более сложным по содержанию, предусматривая множество самых разных обстоятельств.

Кондотта между Флорентийской республикой и Джоном Хоквудом, 1380-е годы.

Майкл Маллет определяет кондотту как «контракт, подписываемый кондотьером и его нанимателем, предусматривавший поставку определённого числа солдат на определённый период времени в обмен на оплату, преимущественно наличными». Этот термин использовался не только в военной сфере, хотя широкой публике он известен именно применительно к найму солдат. Учитывая, что контракт заключали все солдаты того или иного подразделения, любого подобного наёмника можно называть кондотьером. Однако, как замечает Маллет, обычно этот «титул» носили капитаны — командиры отрядов, причём кавалерийских. Пехотных командиров в Италии чаще называли «коннетаблями» (conestabili).

С появлением сложносоставных «великих компаний» наёмников во второй половине XIV века кондотту стали заключать по следующей схеме:

  • наниматель — с предводителем компании;
  • предводитель (кондотьер) — с командирами подразделений;
  • командиры — с простыми солдатами.

Например, в 1425–1448 годах Микелетто Аттендоло заключал кондотты с 512 солдатами, сам на протяжении этого времени менял «хозяев» и выступал практически самостоятельным субъектом итальянской политики. В это время с наиболее прославленными капитанами могли заключать особый вид кондотты — conducta ad provisionem. В этом случае число солдат в отряде оставлялось на усмотрение командующего.

Кондотьер Микелетто Аттендоло (1370–1463). Выходец из крестьян, член знаменитой семьи кондотьеров Аттендоло–Сфорца.

Многие кондотьеры имели знатное происхождение, будучи выходцами из обедневших знатных семейств. В некоторых случаях, преимущественно во второй половине XV — начале XVI века, представители высшей знати, включая некоторых владетельных князей — Малатеста из Римини, Монтефельтро из Урбино, Гонзага из Мантуи, Эсте из Феррары и другие — стали зарабатывать военной профессией. Одним из следствий этого стало смешение двух видов договоров: контракта военной службы (кондотты) и соглашения о политическом покровительстве (aderenza или accomandigia). Подписывая второй документ, правители итальянских городских синьорий и княжеств расширяли своё влияние, ставя под контроль отдельные знатные семейства. Взамен правители обязались оказывать тем покровительство, защищая от возможной агрессии.

Порядок заключения контракта

Заключение кондотты осуществлялось в два этапа. Формальному подписанию предшествовала церемония, в ходе которой условия контракта зачитывались вслух. Это делалось для того, чтобы неграмотные или малограмотные солдаты, которых было большинство, ознакомились с условиями соглашения. Безусловно, зачитывался документ на понятном для них языке, тогда как сама кондотта в XIII–XIV веках обычно составлялась на официальном языке делопроизводства — латыни. Церемония ознакомления с условиями договора включала торжественную клятву солдат: они клали одну ладонь на Евангелие, воздевая вверх палец другой руки, пока чиновник зачитывал кондотту.

После этого те, кто был в состоянии, оставлял под контрактом свои подписи или иные знаки. Командиры обычно прикладывали к документу печати. При заключении кондотты с маркизом Монферратским приложили свои печати капитан Белой компании Альберт Штерц и 19 его капралов, включая прославившегося впоследствии Джона Хоквуда. На другой кондотте, с Флоренцией, стояло уже 24 печати. Часто при подписании документа командиры получали аванс, который тратили на найм солдат и который следовало потом вернуть.

Заключение кондотты.

Иногда считается, что кондотта касалась только кавалерии. В действительности же наниматели всегда включали в условия контракта лучников, арбалетчиков и пехотинцев. Количество и тип нанимаемых солдат всегда строго определялись. Конницу набирали по отдельным кавалеристам или боевым единицам, подобным барбуте (включавшей рыцаря и оруженосца), лансу (рыцарь, оруженосец и паж) или же баннеру (20–25 рыцарей). Барбута была характерна для немцев, ланс — для англичан. Именно ланс как единица кавалерии получил распространение в Италии в XIV столетии. Баннер во второй половине XIV века обычно не использовался.

Срок службы

Одним из основных условий в любой кондотте был срок службы, который разделялся на два этапа. Во-первых, это ferma — собственно оплачиваемый срок воинской службы. Во-вторых, это di rispetto — срок, на который наниматель мог при желании продлить службу наёмников.

В XIV столетии кондотты обычно заключались на относительно краткий срок — от двух до трёх месяцев, реже до шести. Это объясняется тем, что наниматели стремились оплачивать работу солдат только в период военной кампании и избавлялись от них сразу же после выполнения поставленных задач. Известны исключения. К примеру, кондотта Белой компании с маркизом Монферратским была подписана на восемь месяцев. Примечательным отклонением от обычного порядка было соглашение сиенских кондотьеров братьев Орландо, Якопо и Наддо Малавольти, а также Берточчо Толомеи, заключённое в 1394 году с Флорентийской республикой: им позволялось «служить столь долго, сколько они пожелают».

Военный лагерь. Деталь фрески Симоне Мартини «Гвидориччо да Фольяно». Палаццо Пубблико, Сиена.

В любом случае, продолжительность кондотты зависела от множества обстоятельств: особенностей отношений города-государства с соседями, личности кондотьеров и т.д. Некоторые исследователи оценивают деятельность Джона Хоквуда в конце XIV века как поворотный пункт в истории наёмничества в Италии, что проявилось, в том числе, в распространении долгосрочных контрактов. В XV столетии они заключались обычно на шесть месяцев ferma и столько же in rispetto. В свою очередь, увеличение среднего срока службы наёмников способствовало укреплению организационной структуры крупных «вольных компаний», а значит, и увеличению их политической роли.

Относительная краткосрочность кондотты не всегда означала недолговременность военной службы «вольной компании». Если наниматель был удовлетворён работой наёмников и испытывал в них потребность, он мог вновь и вновь продлять действие контракта. Миланские Висконти продлевали службу немецкого кондотьера Михаэля Кольма десять лет подряд, с 1347 по 1356 год. Флорентийцы продлевали службу Генриха Паера 16 лет, с 1364 по 1379 год, а папы службу Углина фон Шёнекка — 23 года, с 1354 по 1376 год. Это касается и простых солдат: из 512 контрактников Аттендоло более сотни служили в его компании более десяти лет.

Оплата

Сумма и условия выплат наёмникам составляли один из важнейших пунктов кондотты. При этом «зарплаты» капитана компании, младших командиров и простых солдат значительно различались. Заработок капитана зависел в первую очередь от размеров его отряда. Иногда наниматели применяли точную формулу: например, 1 флорин в месяц за барбуту или ланс. Иногда расчёты были менее упорядоченными: 30 флоринов Готтфриду Роэру за 20 «лошадей», 27,4 флорина Яну де Болиху также за 20 «лошадей», 70 флоринов Генриху Паеру за 70 лансов и т.д. Прославленные командиры наёмников вроде Ландау или Хоквуда получали больше своих менее известных «коллег». Например, в 1390 году Джон Хоквуд, будучи на службе у Флоренции, зарабатывал в месяц по 500 флоринов.

На уровень оплаты влияла конъюнктура на рынке оказания военных услуг. Это касалось и простых солдат. В середине 1370-х годов, во время Войны восьми святых, заработок ланса во Флоренции достиг своего пика — 22 флорина в месяц. В последнем десятилетии XIV столетия заработки солдат упали приблизительно до полутора флоринов. Отдельному кавалеристу платили примерно 6 флоринов. Младшим командирам при этом к обычному заработку кавалериста полагались доплаты. Эта система стимулировала кавалеристов к поиску возможностей для привлечения других наёмников и собственному продвижению.

Что касается пехотинцев, то их оплата была значительно ниже. Арбалетчик на флорентийской службе в 1390 году получал 4 флорина в месяц, что примерно равнялось заработку квалифицированного рабочего-строителя. Пехотинцы без специальных умений получали в 2,5 раза меньше.

Не всегда оплата наёмника осуществлялась в монетах. Иногда часть заработка выдавалась дорогостоящими товарами, например, шёлком и другими тканями. Как правило, кондотта предусматривала выплату определённой части заработка наёмника авансом (prestanza). Эти деньги позволяли кондотьеру улучшить экипировку своих солдат и служили своего рода гарантией верности нанимателю. Обычно аванс составлял от четверти до трети суммы контракта.

Финансы Сиенской республики в дни мира и в дни войны. Иллюстрированная створка деревянной обложки казначейской книги. Атрибутируется Бенвенуто ди Джованни, 1468 год. В группе справа изображены три солдата, получающие оплату.

Регулярная оплата капитанов обычно дополнялась бонусами. Иногда бонусы фиксировались в кондоттах в форме так называемых «мёртвых» лансов или барбут, которых на самом деле не существовало, но оплата за которые тем не менее выдавалась. Численность компании, таким образом, завышалась обычно до 10%. Иногда в качестве бонусов выплачивались произвольные денежные суммы, предоставлялось дорогое оружие, дарились богатые подарки, например, драгоценная посуда. В какой-то момент особо удачливых кондотьеров стали наделять земельными пожалованиями. Были и другие формы поощрения. Венецианцы дозволяли генеральным капитанам, командующим наёмными контингентами, приобретать дворцы вдоль Большого канала. Пизанцы однажды оплатили все долги наёмных немецких солдат. Папа Урбан V в 1365 году даровал «своим» наёмникам иммунитет от возможных в будущем отлучений от церкви.

Другие требования и правила

Со своей стороны, наниматели включали в кондотты требования хорошей военной подготовки для солдат, которые должны были быть «подходящими для войны». Записывались также требования к лошадям, которые должны были быть выносливыми и здоровыми. Также каждый из нанимаемых солдат обязан был принести клятву «не досаждать» своему нанимателю или его союзникам и не обращать оружие против своего нанимателя с целью разбоя или по найму в течение какого-то периода после «увольнения». Наниматель обязывался не обманывать солдат, например, обеспечивая им поставки качественных товаров по принятым рыночным ценам.

Чтобы соблюсти условия кондотты и проконтролировать качество подготовки солдат, наниматели оставляли за собой право периодически проводить инспекции наёмных отрядов. Такие инспекции обычно назывались mostre и как правило проходили раз в месяц. В случае обнаружения недостатков инспекторы могли наложить на командиров и солдат штрафы, вычитавшиеся из их заработка. Флорентийские правила 1388 года предусматривали следующие штрафы: за отсутствие бацинета (шлема) рыцаря штрафовали на 5 лир, за отсутствие у лучника или арбалетчика его оружия — на 6 лир, за отсутствие у щитоносца щита — на 1 лиру. Особое внимание уделялось лошадям. В случае их гибели или ранения во время сражения наниматели возмещали солдатам стоимость новой лошади. Однако в качестве доказательства смерти коня следовало предъявить его уши и хвост.

Мраморный саркофаг кондотьера Джакопо Кавалли, 1590-е годы. Базилика Санти Джованни-э-Паоло, Венеция.

В некоторых случаях условия кондотты касались других важных вопросов:

  • разрешения споров внутри компании или с нанимателем;
  • раздела трофеев, включая движимое и недвижимое имущество;
  • прав наёмников в отношении захваченного города и его жителей;
  • захвата пленных и их выкупа;
  • правил продления и возобновления кондотты и т.д.

Безусловно, просчитать все возможные обстоятельства заранее было нереально. Действительность всегда ставила перед договаривающимися сторонами новые задачи. И всё же развитие института кондотты применительно к воинской службе в Италии в XIV–XV веках свидетельствует о мощной тенденции к профессионализации военного занятия. Наёмники, история которых начинается с единичных случаев, а продолжается в развитии крупных и могущественных самостоятельных компаний, оставили в политической и военной истории Апеннинского полуострова заметный след. Их история послужила основанием для последующего развития военного дела в Италии уже в XVI столетии.

Продолжение:

Флоренция против папы Григория XI: рейд кондотьера Джона Хоквуда.

Как наемники папы римского расправились с Фаэнцы и Чезеной.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится