Эльза Брендстрем: «сибирский ангел».
105
просмотров
В годы Первой Мировой она помогала военнопленным по обе стороны фронта - через ее добрые руки прошло 700 тыс. человек.

Эльза была дочерью генерального консула Швеции в Санкт-Петербурге Эдварда Брендстрема, именно здесь, в городе на Неве, она родилась в 1888 году и прожила около 20 лет. А затем в 1914 году вернулась в Россию уже в качестве представителя шведского Красного Креста и правозащитника. Она работала и в европейской части страны, и в Сибири — от Омска до Владивостока. Помогала не только военнопленным по обе стороны фронта — через ее добрые руки прошло 700 тысяч человек, но и выходцам из Прибалтики и с Украины, российским немцам, депортированным в Сибирь еще в царские времена. Она моталась по лагерям, лазаретам — а от болезней, чаще всего от сыпного тифа, в те годы умерло более миллиона человек, жила в таких же тяжких условиях, под страхом смерти перебиралась с территории, подконтрольной красной армии, на сторону белых войск и наоборот.

Эльза Брандстрем.

«На поездку из Москвы в Омск ушло шесть недель, — пишет в июле 1918 года в своем дневнике Эльза Брендстрем. — Нам пришлось пережить много драматических моментов, прежде чем мы с мандатами, выданными народным комиссаром Троцким, достигли последнего форпоста красных частей. Затем мы двенадцать часов ехали на санях через линию фронта. На белой стороне нас доброжелательно встретил русский дозор. Однако через несколько дней мы были арестованы чешскими военными и обвинены в шпионаже. Нам угрожали расстрелом в ближайшие 24 часа. В конце концов нас освободили по решению полевого суда и мы благополучно доставили доверенные нам деньги в Омск, где взялись за работу по оказанию помощи военнопленным».

Сестра милосердия Немецкого Красного Креста.

Ей везло. Многие из тех, кто пытался спасать ближних, не смогли уберечься сами. Одни умирали от болезней, иных убивали. Самой страшной, по свидетельству Эльзы, гражданская война была в 1918-м, в районах, занятых армией Колчака. В Казани был убит австрийский врач, ему не помогло письмо, в котором черным по белому было написано, что единственная цель его пребывания в России — помощь военнопленным. Двух шведских миссионеров Красного Креста ограбили и повесили казаки прямо в железнодорожном вагоне, они ехали на поезде по Сибири. Два датских сотрудника были расстреляны на Урале, высшую меру наказания вынес трибунал, в который вошли чешские офицеры, воевавшие на стороне белых. В районах, находящихся под властью большевиков, впрочем, было не лучше: «А хуже всего было в Туркестане, — сообщает сестра Брендстрем, — где голод 1918−1920 годов был более свиреп, чем когда-либо в Сибири. Организация интернационалистов там была сильна и насчитывала около 10 000 человек. Сотрудник шведской миссии Красного Креста в январе 1919 года был убит в Туркестане, и многие военнопленные стали жертвами жестокого послевоенного времени».

Медсестра Немецкого Красного Креста помогает бездомному.

С немилостью властей Эльзе пришлось столкнуться и в Красноярске. Она приехала сюда в июле 1919-го — с гуманитарным грузом медикаментов и одежды. Открыла пункт помощи нуждающимся в центре города, а потом работала в лагере военнопленных. Она ухаживала за больными в бараках, а в это время здесь свирепствовала эпидемия сыпного тифа. Кого-то удалось выходить, кому-то, увы, пришлось закрывать в последний раз глаза. Сестра милосердия делала свое дело, несмотря ни на что, даже когда командующим белыми частями был издан приказ, что Брендстрем должна покинуть Красноярск, она никуда не поехала. И продолжала трудиться после прихода красной армии, пока в апреле 1920-го из Швеции не пришла телеграмма о тяжелой болезни отца.

Потом Эльза жила и работала на родине, позже в Германии. Поскольку ее муж был еврейским немцем, им пришлось покинуть страну и уехать в США. Именно здесь, в Америке, а не в Сибири, ей дали ласковое прозвище «Сибирский ангел». Нью-йоркские журналисты, наслышанные о ее поездках в «дикие места», добром участии во многих и многих судьбах, решили, что такое имя Эльзе подойдет. Хотя сама она это прозвище не любила, героической личностью себя не чувствовала и называться ангелом считала неприличным. Помогать людям, попавшим в беду, справедливо полагала она, — это совершенно нормально. Умерла сестра Брендстрем в 1948 году в штате Массачусетс. В Швеции она стала национальной героиней, ее знают и в Германии, и в США. Только в России, где она родилась, выросла и много работала, имя Эльзы Брендстрем никому и ни о чем не говорит.

Беженка вернулась домой в Мюнхен, 1946.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится